Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2018, 2(80)

God's lament

Юрий ЦАПЛИН

ПОЭЗИЯ

Выпуск 80


В гостях у «КРЕЩАТИКА» поэты и прозаики Харькова



Юрий ЦАПЛИН

/ Харьков /

 

GOD’S LAMENT

Хорошо быть крысою лабораторной,
всюду с карточкой ходить амбулаторной,
крысой беззащитною, но непокорной.

Хорошо быть ангелом второстепенным,
наливаться гневом постепенным,
всех прощать великодушно и надменно.

Хорошо быть будущим, таким, каким хотело
прошлое, лежать, куда летело,
обнимать своё стареющее тело.

Хорошо душой быть, хорошо душою
невнимательной, ленивой, небольшою.

Только мною быть нехорошо.


СКОРОСТЬ

Фотографии середины девятнадцатого века:
из-за выдержки в несколько минут люди – только тени на тротуарах.
Очень честные фотографии.

Хотя можно вообразить экспозицию в три столетья:
тонким дымом будут дома, деревья, покрытие улиц;
постоянны – рельеф, берег моря...

Но и рельеф, и река, и берег
движутся, для кого-то мираж – они.

От планет (если не обогнать себя прямо сейчас)
не останется вообще ничего, кроме нервной памяти осцилляций.

Всё хорошо.
Волшебно.
Прельстительно.

Наш вводный курс посвящён макро- и скоростной съёмке.


* * *

– Когда меня увозили в больницу,
   цвели каштаны.
   Когда я вернулась,
   цвели каштаны.
   В одном из дворов я нашла бассейн,
   бывший фонтан,
   и сухость его бетонного дна
   предсказала, что мне исполнится пятьдесят.
   А на магазине написано «Соло дощі».

но я не уехал из города
   и с лёгким лицом хожу
   мимо домов, где жили друзья

   глядя в окно той
   что снилась мне двадцать лет
   не знаю почти ничего

   с лёгким лицом и пустым сердцем
   (девятый этаж!) не взлетаю выше

   здесь ручей вместо озера
   здесь озеро вместо ручья


УБЫВАНИЕ УПОДОБЛЕНИЙ

Секунды убывают беспамятно.
Минуты убывают с каждой недодуманной мыслью.
Часы убывают, исполнены пустоты и пусты исполненностью.
(Интонация, всегда в невеликой и необходимой степени чужая,
похожа на: оправдание, отпущение неклассифицированного греха,
цвет фонарика, спортивный разряд, проездной документ.)
Дни убывают цикличней всего, кроме вдохов, и заметнее вдохов.
И за ними убывают недели, – так убывает в диспенсере жидкое мыло.
Месяцы убывают по-разному.
Годы убывают медленно и быстро, уносит речь слова твоего детства.
Декады уходят несуществующе и несущественно.
Века и тысячелетия не исчезают, а прибавляются.
Геологические эпохи отчаливают чинно, антиноевыми гружёными кораблями,
палубы освещены и молчат, – каждую старомодную секунду.

 


 

Версия для печати