Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2018, 2(80)

Документ внутреннего пользования

Сандра МОСТ

ПРОЗА

Выпуск 80


В гостях у «КРЕЩАТИКА» поэты и прозаики Харькова



Сандра МОСТ

/ Харьков /

 

– Ну что, может, начнем?

– Начинайте, мы готовы.

– Готовы, давайте уже, задавайте вопросы.

– Как говорится, хорошие вопросы – правильные сны.

Девушка в серебристом костюме провела пальцем по бледно-голубому монитору небольшого предмета. Ее собеседники – двое парней, оба в шапочках, с программированными сигаретами, одеты небрежно, типичные функционалы. Перед тем как встретиться с ними, она пробила их по базе.

Первый – в сине-зеленой шапочке – работает в одном из средних небоскребов, отвечает за техническое обеспечение компании по производству свиридовых галлюциногенов.

Второй – в желто-оранжевой шапочке – представитель малого частного бизнеса, продолжает семейное дело: разводит лакмусовых рыб. Его отец изобрел их десять лет назад, и лакмусовые рыбы до сих пор пользуются спросом. Что неудивительно: кто не хочет знать, что происходит в собственной семье.

– Начнем с места происшествия. Могу предположить, что этот вопрос вам задавали уже много раз, но мы не можем обойтись без начала. Итак: где вы обнаружили листы бумаги с распечатанным текстом под названием «Переходный период. Расширенная инструкция»?

Первый посмотрел на второго, ухмыльнулся и, не в меру кривляясь, произнес:

– Значит, мы обнаружили рукопись в одном из заброшенных домов на загородных рядах. Сейчас вы спросите, что мы делали на загородных рядах, правильно? Правильно. На загородных рядах мы тестировали делонгеров. Я не знаю, как у вас там в центре принято, но мы не можем запускать в производство, не тестируя. Поэтому я нашел заброшенный дом, привел с собой его, – парень легонько ткнул приятеля в плечо, – и мы начали обрабатывать местность. Сначала же, вы в курсе, да? Дым идет, делонгеры не пеленгуются именно поэтому: растворение мгновенное, реакция по восходящей. Но мы никому не мешали, потому что радиус действия пара метров всего лишь.

– Короче, давайте лучше я покороче скажу, – второй нетерпеливо вскочил, задев стол, но тут же снова сел. – Ты как начнешь об этих своих штуках… Я просто в дом вошел, искал тряпку. В дальней комнате, которая, судя по кровати, была спальней, правая нога застряла. Пол провалился, когда ногу вытащил, увидел, что бумажки какие-то. Там листов пятьдесят было. Я решил, что это важный знак, потому что с бумаги никогда не читал.

– У меня тоже в первый раз было, – вставил в сине-зеленой шапочке, попыхивая сигаретой.

– Ясно, – девушка в серебристом задумчиво перевела взгляд с одного на другого. – О чтении с нуля знаете? Первичном восприятии?

– Слышали-слышали, – с ухмылкой проговорил в сине-зеленой шапочке.

– Вроде как, если в первый раз книгу с бумаги читаешь, обучение сразу на нескольких уровнях происходит, и на глубинном тоже, – парень в желто-оранжевой шапочке махнул рукой. – Не знаю, может, и так. Только нерациональные затраты это всё. Кто сейчас книги читает? Подключился и что хочешь кластерами напрямую в мозг закачал. Если что, можно инструкцию одним глазом глянуть.

Девушка нетерпеливо вздохнула:

– Между прочим, это была именно инструкция.

– Да мы поняли. Сразу древностью запахло, – первый подмигнул второму. – Мы себя старичками почувствовали – как те, в прошлом. Которые сидят, книжки листают, концепциями обмениваются. Пятьдесят лет прожили – пятьдесят книг прочли.

Парень в сине-зеленой шапочке захохотал. В желто-оранжевой шапочке одобрительно на него посмотрел.

– Всё это было не совсем так, – девушка сделала останавливающий жест рукой, – но к делу это отношения не имеет. Расскажите, как вы догадались, что в ваших руках важный документ из прошлого.

– Агрессии в нем много было, – парень в сине-зеленой шапочке поболтал трубочкой в своем коктейле небесно-голубого цвета. – Я такой агрессии никогда не встречал.

– Да и не программируют так сейчас. Пустых слов много, конкретики мало, чего делать толком неясно, – второй потянулся за салфеткой и зачем-то вытер левую руку.

– Ты чего? – спросил его первый.

– Руку вот вытер.

– Увидел что-то?

– Показалось, как в воду опустил.

Девушка тем временем что-то выстукивала ноготком на своем бледно-голубом мониторе. Затем подняла глаза на собеседников:

– Вы всю книгу прочли?

– А как же, это же чистый знак был, – из сигареты первого парня струился изумрудный дым.

– Нельзя было упускать возможность, сами понимаете, – поддержал второй.

– Что больше всего вам запомнилось?

Рука второго парня сдвинула желто-оранжевую шапочку на лоб:

– Изощренно там все было, как будто сновидение кого-то жестокого.

– Мне бы такое и в голову не пришло, – в сине-зеленой шапочке несколько раз кивнул. – Я несколько фрагментов в сеть сразу слил, по ходу прочтения.

– Да, мы в курсе, – девушка листала монитор. – Вот, например:

«Безусловно, погрешности неизбежны. Признаем, некоторые из них превысят основные просчитанные показатели. Мы можем гарантировать лишь то, что кажущиеся беспредел и хаос в конечном итоге приведут к строгой упорядоченности, которая откроет новые перспективы и возможности свободы».

– Это не самое интересное, – в сине-зеленой выпустил струю дыма в потолок.

– Но среди ваших постов был в том числе именно этот фрагмент. Почему?

– Погрешности. Погрешности – вы меня слышите, ау? А вас разве не удивляет?

– В прошлом погрешности всегда имели место. Они даже сегодня случаются. Разумеется, их процент невелик, но…

– Да ладно, – перебил девушку парень в желто-оранжевой, – убить одних, чтобы оставить других – что за чушь? Ведь все полезны. Мы сразу поняли, что тут что-то старое и редкое.

– Меня просили передать благодарность за то, что вы не выложили в сеть полный текст Инструкции, – девушка в серебристом приложила ладонь к груди.

– Мы не успели просто – сделали пару постов, и вы сразу вышли на связь.

Девушка внимательно посмотрела на обоих.

– Хорошо, а что вы думаете об этом отрывке:

«Воздействие будет оказываться на зоны мозга, в которых хранятся красочные воспоминания картин детства, первого секса, службы в армии и т. д. – в зависимости от предпочтений реципиента. Гарантируем, что на некоторое время даже повысится мотивация, побуждающая к труду и обороне. Конечно, это время будет коротко, но в сложившихся условиях мы не сможем позволить себе роскошь сохранения лишних 10-15 лет их жизни.»?

– Глушить собирались.

– Кого именно? – девушка попеременно смотрела на парней.

– Носителей агрессии, – парень в сине-зеленой пожал плечами: – Этого я и не понял. Как можно с агрессией на агрессию?

– Но ведь это сработало, да? – в желто-оранжевой приподнялся на локтях и снова опустился в кресло.

– Как вы думаете, к какому периоду времени относится написанное в Инструкции?

– Лет шестьдесят назад, – неуверенно предположил в сине-зеленой шапочке.

– Может, пятьдесят? – парень в желто-оранжевой вдруг встал и заходил вокруг стола.

– Что делаешь? – поинтересовался у него друг.

– Поток перенаправляю. Как-то я проникся этой темой.

– Сядьте, пожалуйста, – попросила девушка в серебристом.

– Останавливать ведь нельзя? – удивился в желто-оранжевой.

Девушка, казалось, собирается с силами.

– У меня остался только один вопрос. Здесь, – она указала на папку, – действительно все, что вам удалось обнаружить в том доме?

– Конечно! Адрес в папке, кстати.

– Спасибо за то, что уделили мне время, – девушка снова приложила ладонь к груди. – Мне пора.

– Что вы расскажите им? – напрямик спросил в желто-оранжевой.

Девушка сдержанно улыбнулась:

– Вы нам очень помогли. Нашли ценный документ прошлого, предоставили важную информацию. Полагаю, вам не о чем беспокоиться.

– Мы и не беспокоимся, – парень в сине-зеленой шапочке подмигнул девушке в серебристом. – Жаль, что разговор кончился. Вы нам сильно понравились.

 

Девушка в серебристом вышла из лаунж-бара и посмотрела на часы. Ей хотелось отряхнуться, но она не могла привлекать к себе излишнее внимание. Девушка села в мобифлай и уже через десять минут была на месте.

К ней подошел мужчина в темно-синем костюме:

– Она вас ждет.

В большом светлом кабинете за столом сидела женщина. Ее лицо ничего не выражало, но было готово вмиг принять любое выражение. Она жестом предложила вошедшей в серебристом место напротив нее.

– Инструкция у вас?

Девушка вытащила папку из сумки и положила ее на стол перед главной.

– Очень хорошо. Как там наши ребята?

Девушка в серебристом опустила глаза, но твердо произнесла:

– Полагаю, они инфицированы. Вероятно, их придется подвергнуть аннигиляции.

Главная кивнула:

– Это было очевидно, дорогая.

Девушка подняла глаза:

– Я задала все необходимые вопросы. Уверена, у них действительно был только один экземпляр.

– Копии?

– Не думаю.

– Что ж. Вы отлично справились с заданием, – главная выжидающе посмотрела на девушку.

Девушка собралась с духом:

– Мы снова убиваем. В нашем мире, – она посмотрела главной в глаза.

– Это всего лишь два человека, милая, – главная мягко улыбнулась девушке, не отводя взгляда. – А мы всего лишь филиал огромного мира.

– Как вы это сделаете?

– Очень быстро. Не беспокойся об этом, дорогая.

Девушка в серебристом встала и приложила ладони к груди. Главная кивнула. Когда девушка уже закрывала дверь, главная окликнула ее:

– Подожди секунду.

Девушка обернулась.

– Ты отряхнулась?

– Как раз собиралась это сделать.

– Непременно отряхнись, дорогая.

 


 

Версия для печати