Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2017, 4

«я легко нажимал на кнопки...»

Дмитрий ЛАЗУТКИН

ПОЭЗИЯ

Выпуск 78


 

* * *

я легко нажимал на кнопки
свято веря что жизнь – игра
нежно стягивая колготки
выходившие из-под пера

целовал аэлиту в шею
понимая – что персонаж
поднимал на седьмой этаж
не как тело а как идею –
ведь сладчайшая из пропаж
этой ночью станет моею

все зазубрины и червоточины
были нежностью обесточены
все ухабы и карантины
все мелодии все картины
изгибались как тонкий уж
и вселенной белое сало
на ладони моей лежало
словно рукопись мертвых душ


* * *

первые дни осени
не календарной
а когда девушки сменяют короткие юбки
на джинсы
и воздух по вечерам выгоняет на берег собачьи голоса

это хорошая музыка
это плохая картинка
это тридцать лет стрелять холостыми по уткам
в эфире радио культура

глупое такси забери
добрый человек отвяжись

жизнь это то что внутри
то что внутри – жизнь


* * *

увековечили:
гвоздя скребок
густая краска
оттиск на сетчатке
не помню
был январь или среда

и рыжий луч
нечесан
и вода
в бутылке
на исходе ночи
неподъемна

и вот еще –
роняли на дорогу
свои шаги
хранители минут


* * *

Мы перебесимся и канем –
Когда рассеется наркоз…
Я был и молодым, и ранним,
но я подрос.

И та – не та, и то – не эдак,
а в основном все хорошо.
Осенний лист шустрит меж веток –
как пальцы сквозь девичий шелк.

Легко в молочном переулке
туман струится от реки.
И шаг шатенки – тонкий, гулкий,
и сердца четкие рывки.

Люби меня, роса по пояс.
Коси, соси, неси меня.
Кому-то шар, кому-то конус
О
, зажигалка, – дай огня!

Пускай пылают – стены, крыши –
и лучезарнее, и выше,
давай, октябрь, скули трубой!


Кому-то ясень рвет афиши,
а кто-то за портвейном вышел
чтоб праздник был – всегда с тобой!


* * *

чтобы жизнь не казалось медом
чтобы жизнь не казалась адом
и вообще ничем не казалась:
меня сглазил да винчи кодом –
страшным блудом – вишневым садом
тем где чехов давил на жалость

не гюрза мне теперь подруга
но свобода моя верига
выйди за полночь – сам поймешь
как сквозь масло проходит вьюга
как легко разгорается книга
как безумствует молодежь

не дурак чтоб идти под плеть я
но умелец нырять под платья
благо вдуть – и есть благодать
и пускай проходят столетья
я кричу раскрывая объятья:
засупонь меня е... твою мать!


* * *

кому рабочий а кому колхозница
кому за деньги а кому за так…
любовь порой крадется – чтобы броситься
и грабить гнезда и клевать общак

от сытости минутной – окаянна!
но вскоре снова клянчит у окна –
не мятый рубль с автографом мунтяна
не календарик с фоткой блохина

ей не нужны кораблики из детства
ей хочется не вздыбленных желёз
но крови что накачивает сердце
до искр в глазах до самых дальних звезд

смешной зверёныш с зубками стальными –
как будто верность хрупкую храня –
зачем ты повторяешь мое имя?
зачем так нежно смотришь меня?


* * *

куда летать? ведь мне не нужно выше?
вы так давно считаете? зачем?
мне было трудно выйти – я не вышел
а так обычно – никаких проблем
 
на сайте нашей партии программа
любимых с детства телепередач
все потому что мама мыла раму
а рама тертый в принципе калач
 
и где-то по ту сторону экрана:
ржавеют танки
свищут соловьи
проспектом правды стелятся туманы
и тает
снег на площади любви


ОРГИЯ

С ножа – испачкавшись икрою паюсной –
скользишь по лезвию…
ну что ж – беги!
Листая ночь и сверяя градусник
с температурой своей башки.

Среди снежинок нет конкуренции
П
одайте, вешалка, мой кожух!
Я откажу соседке в аудиенции,
красивой попе – не откажу.

Сегодня звезды за шторой прячутся,
мы целоваться можем без них,
пока метели полями катятся –
по белой скатерти как белый стих.

Переведи с языка шаманского –
что значат искорки на лету?..
Мы допиваем ведро шампанского
и я за следующим иду.


ПТИЦА СЧАСТЬЯ

пугал или предупреждал
давайте мол без условностей
по пояс
в мокрой глине
засел наш камаз
молодой командир был явно не в себе
и упорно повторял будто припев какой-то песни:
все мы одним миром мазаны
одной войной
а потом стало ясно
что спешить больше некуда
и по обе стороны моста
такой же точно воздух
прозрачный но горький
маслянистый немного липкий
сквозь который
бабы на старых велосипедах
тихонько поскрипывают
мы говорят на ту сторону
мы успокаивают – за продуктами
того и гляди ведь дорогу перекроют
с них-то станется
так что поспешите солдатики
не задерживайтесь родненькие
уж птица как стрела
летит – не отвертеться
и правда не нужна и вывернут закон

печальный экипаж четыре глупых сердца
вас отпоют жрецы на радио шансон

а
дальше ничего
наверное не будет –
не будет ничего
не будет ничего

не будет вам в аду холодного мохито
не будет вам в пути бесплатного пайка…

над взорванным мостом вакансия открыта –
из грязи – в облака
и больше не мечтать – о подвигах о славе
и больше не решать – кто прав кто виноват…

не все что надо знать написано в уставе
не все кто воевал приходят на парад

 

/ Киев /

 

Версия для печати