Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2017, 3

Скрипач

Эд ПОБУЖАНСКИЙ

ПОЭЗИЯ

Выпуск 77


 

 

СКРИПАЧ

Кругом враги. Нас окружает НАТО.
Окапывайся. Бди и не пиликай! 
Но скрипка не сапёрная лопата,
Сухой суглинок – не Алябьев с Глинкой.

Не площадь – плац, разбитый сапогами,
И солнца нет за тучею багровой,
Но чтоб не оказаться в смрадной яме,
Играй, скрипач, из ямы оркестровой!


БИОГРАФИЯ

Я родился в Украине,
вырос в Молдове,
живу в России.
Я, словно иголка 
с погнутым ушком, 
стараюсь 
серебряной ниткой поэзии
из лоскутов 
былой дружбы
сшить парус 
последней надежды…


ДУБЛЬ

И тут пробел, и там изъян,
И память – решето.
И столько мне сейчас нельзя,
Что всё разрешено.

Не ком, не пом, не зав, не зам –
Двустопный ямб в пальто,
Молчал не так и был не за,
И пил, и пел не то.

Я не стихи писал – словам
Значенья придавал,
Не лез вперёд по головам,
Друзей не предавал.

Хоть я лажаю больше всех
И
стою – медью рубль,
А всё ж кричу туда, наверх:
Позволь хотя бы дубль!


РАССТАВАНИЕ

Т
ак бывает:
вы ещё вместе,
утром
ты выпиваешь остывший кофе
и доедаешь омлет с беконом
(он, кстати, опять пересолен),
но уже
где-то в спальне,
на антресолях,
синий пустой чемодан
нетерпеливо
щёлкнул замком…


СВОДКИ

Чтоб не было больно тебе и Отчизне –
Сиди и молчи, и мозги не криви!
А с кем поделиться мне сводками жизни –
Одышкой, отрыжкой, глюкозой в крови?

Мой доктор, вы мне по-домашнему рады,
Я всё расскажу, только глубже вдохну, 
Про детские травмы, про личные драмы,
Про сухость во рту и про грыжу в паху.

Мой доктор, суровая ваша кушетка
Мне стала милей, чем родная кровать
А
впрочем, я дома бываю так редко,
Что впору в квартире музей открывать.


СЛОВА

Космонавт сказал: «Поехали!»
Режиссёр сказал: «Начали!»
Строитель сказал: «Майна!»
Полицейский сказал: «Пройдёмте!»
Она спросила: «Ты кончил?»
Френд написал: «RIP»
Священник сказал: «Аминь!»
...
Акушерка сказала: «Мальчик!»


СМАРТФОН

Ты помнишь все слова и все ужимки,
И селфи делаешь касанием одним,
Но почему тогда ты в обе симки
Т
ак пристально молчишь по выходным?..

Неновый мой леново, мне в отместку
Ты словно умер. В пятницу. С восьми.
Поймай хотя бы дуру-эсэмэску
И
завибрируй, чёрт тебя возьми!


ВЕРА

З
наю, воздастся и мне сторицей
За то, что вера моя слаба.
Я снова пытаюсь перекреститься –
Но только пот вытираю со лба.

Молитву шепчу – и немею от боли:
Искрят от неискренности слова…
Сердце моё – поле вечного боя[1],
И павших не счесть
И
лишь вера – жива.


[1] (Вернуться) Фёдор Достоевский «Братья Карамазовы»: «…поле битвы – сердца людей…» Иосиф Бродский: «Да будет могуч и прекрасен бой, гремящий в твоей груди…»

 

/ Москва /

 

 

Версия для печати