Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2014, 4(66)

Стоп-кадры канонады звездопада

Сергей СУТУЛОВ-КАТЕРИНИЧ

 

 

 

 

* * *

…ирреально-линейная жизнь.
нелинейно-реальное время.
фаталист (моралист), побожись:
мол, не крал я заморских царевен!
господин Аладдин, поклонись
поколению цвета индиго.
нановек – это вниз или ввысь
до татаро-монгольского ига?!


Ангельская смелость лёгкого пера

                              Сергею Хомутову

Строчка затерялась? Долгая зима…
Краденая малость странного ума.

Зрелость или старость? Вёсен кутерьма.
Дробная усталость: строчка – что чума!

Вечная нелепость – дрожь черновика.
Песенная крепость чудо-коньяка.

Горькая угрюмость. Сладкая тоска.
Высветила юность профиль старика.

…Боженьке хотелось высвистеть с утра
Ангельскую смелость лёгкого пера.


у войны четыре цвета

…у поэта – право вето.
остальные – на Майдан.
догорает сигарета.
Пушкин слушает цыган.
одноклассник – без билета! –
прямиком на Магадан.

у солдата – право страха.
приказал майор: смердеть!
под папахой вурдалака –
трагедийная комедь.
у Христа, Аллаха, Баха
главный козырь – смерти смерть!

у войны четыре цвета –
красный, белый, чёрный плюс
голубой… грядёт вендетта?!
сновидений убоюсь.
однокурсник, ты ли это
аннексируешь марусь?

у пророка – право страсти!
осуждающий порок
у порога подлой власти
беспристрастно одинок.
разорвавший Крым на части
рано празднует подлог.

на ребре стоит монета:
брат на брата – дантов ад?
рай – под дулом пистолета –
над акцентами цитат?

…у поэта – право вето
на диктант и на диктат!


затяжной прыжок

…от села Тараторкино до села Тарабарово
          через полстраны сорок суток вскачь! –
мимо чёрного ворона, мимо белого варвара
          пронеси алмаз, озорной рифмач.

переправы горят – порасспрашивай Тёркина!
          чехарда озёр, городов кадриль:
над русалками, ведьмами, вятками, ёлками
          затяжной прыжок – дельтаплан в утиль.

карамболи судьбы воскрешают Хабарова:
          тары-бары – в хрен! ёлы-палы – в глаз!
правнучатый племяш, зависая над сварами,
          под байкалами помяни Кавказ.

загогулины рифм, родословная росчерка –
          открестился сын, отрицает внук…
деревушка дрожит и вельми озабочена:
          тараторят все! ну а вдруг – каюк?!

из села Тарабарово до села Тараторкино
          не кино везти, а лукошко фраз.
Тарантино – в окно! самогонка с икоркою…
          херувим хохмит: полубес – анфас.

…у Кремля прокричат голодрыги-эпитеты:
          сбереги алмаз, роковой трюкач!
от стиха до стиха – через тереки-вытегры.
          насмеялся всласть? а теперь поплачь…


* * *

                      Анатолию Богатых

О
дин семь сотен песен написал,
Другой увяз в болотах монологов…
Тому, который вечно-сам-с-усам,
И десяти стихов казалось много.

Зачем считать? Кого судить? Постой…
Мучительно слагаются молитвы.
Несбывшихся поэм – давно за сто!
Внезапная строка – острее бритвы.

Он тьму катренов ночью сочинил.
Она над рифмой сутками камлала.
Тому, который зол-но-очень-мил,
И «Слова о полку…» казалось мало.

Гармония, рождённая в раю,
Поверена гекзаметрами ада.
Над крышами дворцов и сараюх
Стоп-кадры канонады звездопада.

Чертей в черновиках – под миллион!
Балладу умыкнул лукавый ангел.
«Лучинушку» крылатый батальон
Оплакал над вулканами гренландий

Поэт, который любит-этот-свет,
За той чертой сакральной помоги нам,
Напомнив: недописанный сонет
Честнее переписанного гимна!


любовь – эпиграф? эпилог?
* романс: сто лет спустя…

…пора признаться, не покаявшись,
   в любви, которой след простыл
      покурим, милая, на камушках:
         нева ворчит – шалят мосты.
            река ночными машет крыльями,
               как чудо-юдо-птица-кит
                  сто лет назад недооткрыли мы
                     ни антарктид, ни атлантид.
                        из-под обложки ветхой библии –
                           листок… – эпиграф? эпилог?
                              рассветы флейтами будили мы…
                                 ах, как любили мы, мой бог!
                                 …недосмеялись, недоплакали:
                              тебе – парнас, а мне – кавказ
                           судьба, запугивая плахами,
                        дворцы творила напоказ.
                     за переправами – скворечники,
                  над перевалами – кресты…
               прикурим, милая, у вечности:
            нева вот-вот простит мосты.
         …из-под обложки ветхой библии –
      листок… – эпиграф? эпилог?
   закаты рифмами дробили мы…
ах, как любили мы, мой бог!


простой каприз

…придумай случай для… влюбиться –
всерьёз, внезапно, вопреки!
и заворкует голубица.
и присмиреют дураки.
тебе за сорок? ей за тридцать?
студенты или старики?
увидеть. вздрогнуть. удивиться –
до зарождения строки…

заветный повод для… утешить –
сердечно, тайно, невзначай.
она грешна? пророк грядеши?
ты с чьей женой коньячил чай?
уже смущаешься, милейший?
(ужасен привкус первача...)
– седьмую ведьму, – шепчет леший, –
ночной чечёткой привечай!

найди причину для… гордиться –
гитарой, формулой, резьбой.
пожар пожаловал – Жар-птица
над развалившейся избой.
в огне сгорают очевидцы.
врут журналисты вразнобой.
молчат провидицы столицы.
провидцы – за кордон гурьбой.

Никола Тесла – для… воскресли?! –
страна, сестрёнка, сверстник из…
поёт на Красной Пресне Пресли,
Бернес – на Брайтоне, без виз…
…из поднебесья – рифмой, песней:
ты – Беатрис, я – Арамис.
(без сенсоров, сентенций, бестий…)
Христос простит простой каприз.



* * *

По форме – сонет, а по сути – роман.
Четырнадцать строк. (Остаётся двенадцать...)
Нелепо страдать, как герой синема.
Смешно рифмовать и грешно повторяться.
Друзья отмолчались за страшной чертой.
Отец отворчал. Отпечалилась мама.
Загвоздка – в загадке закладки простой:
Бессмертие есть – зависает программа…

Системные сбои девятой строки.
Десятый апостол. Десятое мая.
Весталки, драконы, быки, ведьмаки,
Закладка в романе Стругацких «Хромая
судьба»… И взрывают зарю петухи,
Сжигая пророчества племени майя.


ежевечерне

…есть алюминий? будет галлий! –
бузил, обласканный богами.
перевирая счёт футбольный,
парил под гомон богомольный.
сожрал медузу, сжёг гербарий,
хореографил, зурбаганил
?no pasaran! – рефрен глагольный –
ежевечернеалкогольный.

хорей – с какого переляку?! –
поляку приписал ...Итаку.
анапест – выкрест! – выкрик вздорный. –
верлибр – берлинский коридорный.
порви последнюю рубаху:
Афгану – фига! фуга – Баху!..
эфир игривый. дом игорный –
ежевечернезабугорный.

боржоми – с Музой. спирт – с бомжами.
(подружки ангелов рожали…)
рассольник. Гамлет колокольный.
иголка. сольник. диск подпольный.
Байкал. балтийские скрижали.
(друзья в парижи отъезжали…)
любовник скромный. муж крамольный –
ежевечернекарамбольный.

отголосил. отсеверянил.
откуролесил, хуторянин?!
стынь, Пенелопа, на перроне –
другой в Сахаре захоронен.
рифмач, затурканный кремлями.
(поэт… – эпитет обнуляем...)
внук аллегорий, сын агоний –
ежевечернепосторонний.

из биографий: …роттердамил.
из монографий: …Дант при даме.
(вздох амфибрахия невольный:
Тредиаковский треугольный…)
хандрит, отвергнутый богами.
чадит. и честно моногамит
вернётся стих первопрестольный –
ежевечернекорвалольный.


SVSK: часослов
* предначертанная невстреча

                     Я в этом доме запрещён.
                     Я не вхожу в число имён,
                     произносимых в доме этом…
                                       Юрий Беликов

Я, запрещённый в мире песен и разрешённый в чатах снов,
Наследникам неинтересен, как прокопчённый «Часослов».

Живу, чураясь бойких басен. Басё, бесспорно, гений, но
Чужой язык взрывоопасен, родной стыдится кимоно.

Язык, крепчай черновиками! – на крыльях странных поэллад
Л
ети, пронзаемый веками, покинув грустный Крестоград.

Шахуя жертвенной фигурой, фортуну рифмами терзай.
Толпа считает музу дурой. Банзай, герой! Изгой – Мазай.

Поэт – алхимик, мистик, схимник… и шизофреник, шепчет дочь.
А по сравнению с другими, добавит сын, зануден оч...

Как часто части русской речи, причастные к причудам чад,
О предначертанной невстрече в чертогах Вечности кричат.

Живу, распятый в мире сплетен, – условен крест, бесстрашен дух.
«Полёт шмеля» великолепен, но раболепствует петух.

Школяр скалярных переменных – всесилен дух, локален страх –
Бог, умирающий в легендах и воскресающий в стихах.


подсудимая ундина

…бросит камнем – виноватый –
в ту, которая невинна (?).
подбоченится картинно
адвокат молодцеватый:
прокурор, на полувздохе
подари надежды лучик…
(приговор судья озвучит –
от эпохи до эпохи).
      завершаются дебаты…
      пострадавшая – прекрасна?
      (прокурору – три пиастра).
      поворот замысловатый…
      штат Айдахо – для пройдохи?
      град Архангельск – дьяволятам?
      Гавриилу – мирный атом!
      (зарифмованы подвохи…)
приговор витиеватый
поздновато вызревает
зри! причина заревая:
неподсуден виноватый –
подсудимый… защищался!
(дрогнет мушка карабина…)
задунайская ундина
посулила чашу счастья.
      …а развязка беспристрастна:
      подсудимая – прекрасна!


Рецепты спасений

Безумец, ревнивец, упрямец и дале
Печальный счастливец, миндальный идальго,
Любимец отличниц в шинели Мишеля,
Личин и обличий – для тыщи мишеней.
Ревнивец, упрямец (который безумец)
В портретный румянец вонзает трезубец.

Алтайский затворник, кавказский затейник,
Разбойник, раскольник, безбожник, бездельник.
Отец – полужирным! Поэт – нонпарелью?!
Шаман, расскажи нам былину карелью.
Вздыхает дедуля (который безбожник):
Сюжет на ходулях? Надёжен треножник.

Испанский мечтатель, французский мыслитель,
Радетель, старатель, свидетель, вредитель.
Калиф калифорний сигналит из Дели:
Три месяца – вторник, верни понедельник!
Крамольный Румата (который Ярмольник):
Планета измята, кровав треугольник!

На русском, английском, иврите и дале
Роман альпинистки «Маэстро скандалий»;
Конспекты китайца «Московская кома»;
«Почаще скитайся!» – акцент астронома.
(Парижский котяра признался: каширский
Н
акажет фигляра прапрадед чеширский!)

На шведском, немецком, ненецком и боле –
Трактат о дворецком, летящем на бомбе;
Баллада о принце, воскресшем три раза…
Мальчонке приснится
рисунок Тараса…
Крещатик весенний… «Откель, фулиганы?!»…
Рецепты спасений – от Ганга до Ганы


* * *

В
те поры, когда венценосцы дичали,
Молчали шуты, умножая печали.
Мычали поэты про чудище обло
Младенцы кричали
, старухи скучали,
Ворчали братчане, стучали сумчане,
Медведи мельчали – громадилась вобла.

Над Крымом …подлодка маячит ночами,
Под Ладогой – водка! – судачат крымчане.
…озорно за Клязьмой, – очнутся пророки.
огромно, стозевно, – студенты скачали.
Позорно на Темзе, – чудит англичанин.
и лаяй датчанин, взорвав караоке!

В те поры, когда царедворцы рычали,
Обломов мочалил, давясь куличами:
Высокие страсти – метафоры рая…
Онегин, чинуши, как прежде, – сычами.
Печорин, в какие отчизны отчалим
И
з чрева державы стозевного лая?!

 

/ Северный Кавказ /

Версия для печати