Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2014, 3(65)

Из книг «Дуэль», «Огни на дорогах»

Елена РУБИСОВА

 

 

Елена РУБИСОВА

/ 1897 – 1980 /

 

Из книг

«Дуэль», «Огни на дорогах»

 

Писатель, искусствовед, поэтесса. До Второй мировой войны сотрудничала в парижской газете «Последние новости». После 1945 переселилась в США. Более 25 лет публиковала статьи в газете «Новое русское слово» (Нью-Йорк), в «Новом журнале» (Нью-Йорк) и в канадском «Современнике». Автор двух книг рассказов и двух монографий на английском языке о русской живописи и искусстве Востока. Стихотворения Рубисовой вошли в антологии «На Западе» и «Муза диаспоры»; опубликованы в сборниках «Содружество», «Ковчег», и «Эстафета».

 

ПРЕДИСЛОВИЕ[1]

В лабиринте прибрежных пещер
Н
а стенах подземных темниц
Вижу я хороводы химер,
Тени странных зверей и птиц,

В этом казенном цирке – актер
И единственный зритель – я.
Голос ветра – трагический хор,
Автор пьесы – судьба моя.

На тяжелых котурнах мечты
Я хожу, сама с собою споря.
Копья скал – подмостки Мои,
Бирюзовый занавес – Море.


ВЕСЕННЕЕ

Радость жить, это значит – дышать
Полной грудью, как дышит Море,
Ничего не искать, только ждать
Встречной радости в каждом взоре.

Каждый лик чудесен и нов,
Как рукою сняло заботы.
В жилах новая яркая кровь,
В жилах – мед, а тело – как соты.

Под собою не чуешь ты ног,
Как на крыльях, несет тебя радость.
Много ль надо? Хлеба кусок,
И вода, и чудесная сладость, –

Сладость жить. Чудесного ждать
В
каждом взоре и каждой песне.
Ничего не искать и не брать,
Только верить, что будет чудесней!


* * *

Ноль разверст за чертой единицы.
Бездна – предел Числа.
Верю больше полету птицы,
Мере ее крыла,

А стиху верю, – если, камнем
В
воду брошенным, тронет дно,
Распахнет, касанием пламенным,
В беспредельность окно.

 

РУССКАЯ КОРОЛЕВА ФРАНЦИИ[2]

 

У входа в аббатство св. Винсента в городе Санлисе находится мраморная статуя, несколько больше человеческого роста, молодой женщины, облаченной в тяжелые одежды византийского покроя. Две длинных косы, выбиваясь из-под покрывала, придержанного на голове короной, обрамляют строгое спокойное лицо с правильными чертами. В руках она держит маленькую модель аббатства.

На пьедестале статуи – надпись: «Анна Киевская, королева Франции». Статуя изображает Анну Ярославну, дочь Ярослава Мудрого, жену Генриха Первого, короля Франции.

Похожа ли она, действительно, на ту молодую русскую княжну, прибывшую из далекой Киевской Земли во Францию в 1051-м году, чтобы соединить свою жизнь и судьбу с этой страной и ее королем?

В музее аббатства, в длинной темноватой зале первого этажа, есть фреска из собора св. Софии в Киеве, предполагаемый портрет Анны Ярославны: тонкое овальное лицо с очень большими глазами, маленький изящный рот. Голова и плечи закутаны в белое покрывало, по византийской моде. Она похожа на византийскую икону.

Если долго смотреть на это лицо, начинает казаться, что губы слегка улыбаются. Но фреска пострадала от времени, потемнела, и, быть может, эта улыбка на строгом лице иконы – игра воображения.

По свидетельству современников, Анна Ярославна, дочь Ярослава Мудрого и его жены шведской принцессы Ингегерды, отличалась необыкновенной красотой. Родилась она в 1028 году, в Киеве.

Киев, «Мать городов русских», был тогда богатым и славным престольным городом Киевщины (Киевской Руси). Уже в X веке, вместе с христианской верой, проникла в Киевскую Русь византийская культура, и до середины XII века Киев оставался блестящим ее носителем, «Византией на Днепре». Знаменитый киевский собор св. Софии был построен Ярославом Мудрым по византийским образцам. Науки и искусства, а также торговля, процветали, и вся Европа считалась с киевскими князьями династии Рюриковичей.

Через брак киевские князья породнились со многими правителями Европы. И бабушка Анны Ярославны, Анна (быть может, в ее честь было дано это имя дочери Ярослава) была сестрой византийского императора, Василия II, сына Ромэна II, Македонской династии.

Анне Ярославне было 25 лет, когда она покинула родной город для новой родины, Франции. 14 мая 1051 года в Реймсе было торжественно отпраздновано ее бракосочетание с Генрихом Первым; Анна, княжна Киевская, стала королевой Франции и поселилась в замке французских королей в Санлисе.

Город Санлис, в 29 милях от Парижа, расположен среди обширных лесов, богатых дичью. Короли Франции любили охоту, и замок в Санлисе был их любимым местопребыванием.

Легенда (или – исторический факт?), приводимая многими историками, утверждает, что через несколько месяцев после свадьбы Анна совершила путешествие в Иерусалим, чтобы молить о даровании ей сына, наследника престола; и что, вернувшись, дала обет построить в Санлисе храм, если молитвы ее будут услышаны.

Желание королевы исполнилось – у нее родился сын, будущий король Франции. Его назвали Филиппом. Имя это было новым для Франции. Можно предположить, что оно было дано в память Филиппа, отца Александра Македонского, род которого был в родстве с родом Анны по ее бабушке. Филипп – греческое имя, означающее «любящий лошадей».

Еще два сына родились у королевы – Робер (умерший в раннем возрасте) и Хьюг. Старшего сына, Филиппа, отец еще в детстве как бы возвел в королевское достоинство: «помазание на царство» было совершено во время торжественной церемонии в Реймсе, в 1059 году. Регентом был назначен граф Фландрский Бодуэн, дядя Филиппа. Быть может, король предчувствовал близкую кончину – через год после этого он умер. Филипп, которому в то время было около 7 лет, стал королем Франции.

По-видимому, к этому времени относится постройка, закончившаяся в 1065 году, церкви и аббатства св. Винсента. На постройку были употреблены личные средства королевы – как гласит хартия, подписанная ею (славянскими буквами) и находящаяся в музее аббатства, около фрески, изображающей Анну Ярославну:

«...Я даю мои личные средства, которые Генрих, мой супруг, дал мне свадебным подарком; с согласия короля, моего сына, а также грандов его королевства, я передаю их для постройки церкви и аббатства, чтобы служители Господа, устава св. Августина, могли там жить и день и ночь молиться…»

И вот в эту – как будто налаженную, как будто устойчивую – жизнь, неожиданно и странно, врывается бурный роман Анны с Раулем, графом де Крэпи. – Воспылав страстью к молодой и прекрасной вдове Генриха, Рауль «дает отпускную» своей жене, похищает королеву, увозит ее в свой родовой замок и венчается с нею. Свадьба была отпразднована в церкви со всей надлежащей торжественностью. Анна осталась жить в замке Рауля, но их совместная жизнь, вероятно, была сильно омрачена: Александр II, папа Римский, по жалобе «отпущенной» жены Рауля отлучил его от церкви за такой своевольный брак. Анна была глубоко религиозна. Но, по-видимому, она придавала мало значения формам обрядности – поскольку формы эти оставались обрядами христианской церкви.

Свадьба ее с королем Франции произошла еще до разделения церквей. Став королевой страны, признавшей Рим своим духовным руководителем, она спокойно приняла перемены в обрядах церковного устава. Сохранилось письмо к ней папы Николая II, из которого следует, что он считал королеву доброй дочерью церкви.

После смерти Рауля в 1074 году, Анна возвращается в Санлис. Ее подпись, как матери короля, еще раз появляется на документе 1075 года. Затем она как бы исчезает со сцены. Умерла она, по-видимому, в 1089 году – в этом году король Филипп принес дары церкви в Бовэ и просил молиться за упокой душ его отца и матери.

Но могила ее не была найдена и вероятно поэтому последние годы Анны Ярославны окружены легендой. Некоторые историки полагают, что, выполнив свои обязанности королевы Франции, завершив роль, данную ей судьбой, под конец жизни Анна захотела снова стать «Анной Киевской» и вернулась в родной город. Эта легенда не лишена некоторой доли вероятности, принимая во внимание независимый характер Анны Ярославны и свободу, которой пользовалась вдовствующая королева, мать короля Филиппа.

Но другие историки утверждают[3] – и это, кажется более вероятным, что она провела последние годы жизни в Санлисе или одном из окрестных монастырей за чтением духовных книг и в благочестивых беседах Санлиса.

Кроме того, в церкви аббатства в Вилье, в департаменте Сены и Уазы, были найдены обломки могильной плиты с изображением королевы и латинской надписью:

 

«НIС JACET DOMINA AGNES, UXOR QUONDAM HENRICI REGIS...
...CORUM PER MISERICORDIA DEI REQUIESCANT IN PACO»
[4].

 

Но аббатство в Вилье было построено только в 1220 году – 21 год спустя после кончины Анны. И загадка остается загадкой. «...Загадка имени» принадлежащего Франции, начертанного славянскими буквами...».

 

* * *

 

Санлис – очаровательный старинный городок, в 29-ти милях от Парижа, на берегу тихой речки Ноннет, впадающей в Уазу. К границе города близко подступает густой зеленый лес, тянущийся на десятки миль. В нем преобладают дубы. Зеленая таинственная чаща дубового леса – стройные стволы и вырезные листья деревьев – походит на изысканный гобелен. Лес этот все еще великолепен, хотя сильно поредел и продолжает таять: по краям, то тут то там, а то и в самой чаще, появляются громадные лысины, и на месте срубленных деревьев вырастают дома, поселки, фабрики; общая судьба лесов, отступающих под натиском индустрии.

Когда-то на месте замка в Санлисе находилась галло-римская крепость; она была разрушена, и на фундаменте древних ее камней вырос замок. В свою очередь он подвергся разрушениям, но сохранилась та часть его, в которой находились королевские покои – спальня и рабочий кабинет Людовика Святого. Они реставрированы. В другом, также реставрированном здании, помещается охотничий музей – единственный в Европе. Невдалеке от замка находится величественный собор, второй половины XII века.

Тихие живописные улочки Санлиса сохранили прелесть неторопливой, «крепко посаженной» жизни. За толстыми стенами оград среди садов скрыты старинные дома и дворцы, и кажется, что дышит и живет еще здесь уже отошедшая в далекое прошлое королевская Франция.

Аббатство св. Винсента находится на окраине города; от улицы его отделяет железная узорчатая ограда, за которой, в глубине большого двора, виднеется здание аббатства, осененное высокими, старыми деревьями сада. В аббатстве помешается знаменитый колледж св. Винсента. Из этого колледжа вышло немало людей, которыми гордится Франция, Назову лишь некоторых: Эредиа, знаменитый поэт; аббат Брэйлъ (археолог, исследователь и знаток истории); известный историк Франк Бретано, социолог Леон Гармель, адвокат Моро-Джаффери...

Первоначальное здание аббатства много раз отстраивалось и перестраивалось, но сохранилась неприкосновенной – реставрированной, но не измененной – старинная часовня, непосредственно прилегающая к церкви. Она построена иначе, чем все остальное, по византийской архитектурной схеме. Быть может, Анна Ярославна приходила сюда молиться. Лучи солнца, падавшие из окна, выходившего в сад, заливали потоками золотого и изумрудного света коленопреклоненную фигуру королевы, на груди которой сверкало серебряное распятие работы киевского мастера, вывезенное ею из родного города.

Монахи аббатства св. Винсента празднуют память Анны Киевской, королевы французской, 5 сентября. Поэты, историки и романисты любят посвящать ей свой труд и внимание.

Вот строфы из прекрасной поэмы, сложенной бывшим учеником колледжа св. Винсента, о. Роже Галлю, посвященной Анне Ярославне:

 

. . . . . . . . . . . . . . . .
В ней соединились Восток и Запад.
Русская степь – с нашим лесом,
Византийская культура – с римским наследством.
. . . . . . . . . . . . . . . .
Загадка лица и загадка сердца,
Которое сумело – вот уже девять столетий тому назад,
Соединить две страны в одной любви...
. . . . . . . . . . . . . . . .
Загадка колокольни, соединяющей купол и арку,
И «вчера» и «завтра».
Загадка имени, принадлежащего Франции,
Начертанного славянскими буквами.
Икона, или Джоконда:
«Анна Киевская, королева Франции».

 

В церкви аббатства, в память Анны, горит неугасимая лампада.

 


[1] (Вернуться) Из книги «Дуэль».

[2] (Вернуться) Из книги «Огни на дорогах». Полностьюиздательство «Алетейя», 2015 г.

[3] (Вернуться) «Anne de Kiev et Saint Vincent», par le Rev. P. Roger Hallu.

[4] (Вернуться) «Здесь покоится госпожа Аньес, бывшая женою короля Генриха… милосердием Господа, да покоятся они с миром». – Имя «Анна» нередко переводили как «Аньес», «Агнесса».

Версия для печати