Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2014, 1(63)

Сон перед сном

Денис БЕЗНОСОВ

 

 

 

 

СОН ПЕРЕД СНОМ

восемь марионеток щеки в мраморной копоти
за столом круглые в доме коридорами замкнутом
самим в себя строгий порядок чередования
пиджаков черный белый черный белый и обратное
чередование напротив таким образом сидящие
в совокупности подобны шахматной доске при наблюдении

беглом а при более детальном их изучении
порядок прихотлив поскольку сидящие не только разного
пола женщина напротив мужчины напротив женщины
мужчина но и признаки полового различия надуманы
одинаковая одежда гладкие деревянные головы
без какой бы то ни было существенной поросли внешностью

подобные друг другу но все-таки некие закономерности
на лицо даже при эпилептическом свете лампочек
тяжелых на вес тугой провод из потолка единственный
источник света в темноте где вилку мимо рта гордые
неподвижные каждая осанка по струнке в сосредоточенном
спокойствии на стуле с высокой спинкой в доме предназначенном

для собраний гостей первостепенных важных высокопоставленных
дорогих хозяину неизвестному наблюдателю за зеркалом
отражение с одной и прозрачное стекло с другой стороны именно
там самое уютное местечко молчаливые но при безучастности
своей неподвижности деревянной мертвости все-таки полностью
одушевленные то ли по вине мельканий на лаковой поверхности

то ли из-за мастерских рисунков глаз морщин бровей выпуклых
скул неровных ассиметричных губ верхние статичны а нижние челюсти
на проволочных крючках под каждым ухом для беспрепятственной
речи посторонней но вероятнее всего своей собственной вырезы
по бокам отсутствия трения ради большого размера большего
чем размер обыкновенной куклы из театрального представления

старые кое-где лак облупился распух пузырями сидят вытянув
руки перед собой ладонями вниз из отверстий подкожных в петельки
вдетые еле заметные нитки растущие из костей в потолок сплетенные
в сумбурный узел между собой и каждое даже произвольное
движение влечет мгновенную соседнюю судорогу волной к каждому
подступающую вздергивающую конечности всем пальцами

указательными указывают на сидящего напротив неподвижными
пальцами вместе со всем запястьем лежащими в спокойствии
ногтями вверх расслабленными до тех пор пока вдруг сидящие
следуя некоему импульсу внезапно не ставят запястья медленно
на ребро сгибают руку подтягивая ее к себе принимаются
синхронно стучать пальцами по столу беспрекословно следуя

единому ритму ускоряясь по возрастающей усиливая
интенсивность ударов с каждой секундой быстрее синхроннее
громче продолжая смотреть пустыми рисунками лицами
лишенными всяких человеческих признаков исключая разве что
внешний вид человекоподобие быстрее громче стучат о стол пальцами
указательными указывая на сидящего напротив подражая каждому

своему двойнику беспрекословно следуя заданным интервалам громкости
интенсивности извлекая гладкими костяшками из древесной поверхности
хоровое звучание непрерывный поток постукиваний дерева о другое дерево
дергая нитки движением руки отражаясь через узел в движении
другого стучат громче и быстрее и громче наконец достигнув кульминации
когда извлекаемый звук прекращает делиться на отдельные срастается

наподобие спутанных ниток под потолком в клубке дрожащие
конвульсии стряхивающем с себя когда громкости уже некуда увеличиться
и не разобрать какой стук кому принадлежит они вероятно чувствуя
некий нащупанный предел также внезапно как начали прежде синхронные
удары о стол прекращают стучать пальцами и кладут запястья медленно
и застывают в прежнем положении молчаливые и опять неподвижные


ОДА ЦЕЛЕБЕСУ

      окрест переливаясь из
червивого наречьем в челюсть
коровью черепом нацелясь
промеж подслеповатых вниз
к закуренному переулку
вразвалку вверх и вперевалку

      колесами слипаясь с тем
что попадется на распутье
дорожном перекрест распятье
между обшитых плиткой стен
верша внимательное дело
протягивает хобот дуло

            по чешуе ползком
      корзина для бумаги
      сетчатая идет
      споткнутая походка
      губами шевеля
      достаточное этим
      но тех не пропустив
      имея основанья
      не двигаться вперед
      стоять по швам на месте
      но продолжая воп
      реки тому тянуться

      по кромке ленты напрямик
слон механизм безглазо вертит
лицом своим железный вентиль
где нос быть должен на прямых
конечностях под тяжким весом
не согнутых со стружкой ворсом

      отсутствующий голос пьет
из глубины резного горла
взвывая наподобье горна
к земле клонясь и роя под
нее шагами перед носом
стоящих тело переносит

            протягивает вглубь
      толпы зевак скривленный
      цилиндр пустой внутри
      полуживого мяса
      по виду жестяной
      напоминает обруч
      кайма вокруг него
      сплошного в серой коже
      внимательно вперед
      направлено окошко
      смотрящего на всё
      единственного глаза

      качает в такт себе туман
неповоротливая глыба
холодная с дороги грубо
пихает полные дома
к обочине дробя их крыши
и крошит брошенные вещи

      он вертит серой головой
по сторонам пейзажа прямо
перед собой смотря направо
воя налево и на вой
его выходят и внимают
они к пустым шумам немые

            которые стоят
      вдоль улицы фигуры
      обыкновенных лиц
      до дна опорожненных
      с протертой до кости
      изжелта-белой кожей
      небрежно на скелет
      натянутой когда-то
      имея верно цель
      того или бесцельно
      и из последних сил
      зрачки передвигают

      в тени огромного слона
вползающей в пробелы склона
пунктиром черной пленки скромно
углы темня его слюна
расплывшаяся в спазме лица
морщинные накрыв змеится

      стеклянный глаз ребрист и пол
внутри следит так каждый прочий
обнюхиваемый на прочность
предмет проверен хобот по
щербатой плоскости от раза
сужаясь к разу вдоль отрезан

            в замедленной идет
      и монотонной съемке
      за хоботом таща
      по переулку тело
      танкоподобное
      несовершенно сшитый
      ломая на пути
      своем что попадется
      а по бокам стоят
      статичные на кукол
      похожие они
      и воздух доедают

      на небе рыбы полувы
тянув хвосты спиной повисли
распластанные вдоль по выси
над женщиной без головы
наспех составленной по дробным
лекалам вне сродни подобным

      у целебеса желтый слух
он слышит собственную ёмкость
фонемы каждого обломка
истертого под весом в пух
он видит рыб и рты за толком
невидимым у них затылком

            и слон лицом к лицу
      отпугивает буквы
      и эти будят тех
      в припадке шевелящих
      гортанями свои
      неясные предельно
      суждения тому
      подобное случалось
      и раньше говорят
      разбуженным об этом
      а те молчат в ответ
      растеряны спросонья

      расплывшись рябью по воды
сухой пластмассе слепо стынет
запечатленный свист в пустыне
под ним безротый поводырь
нутром глухие вои важно
шагая между кукол вяжет

      стоишь среди подобных нерв
в запястье сжав под безымянным
с глазами или без обманом
межпозвоночным взят из недр
в параличе следишь на череп
надев туман и смотришь через

            движенье по прямой
      стального целебеса
      тяни изрешеча
      сознание в продольном
      разрезе по пятам
      предметы проседают
      на ощупь ощутив
      поверх стальную массу
      без формы становясь
      с каждой секундой пуще
      бесплотней каждый час
      привычно приходящий

 

/ Москва /

Версия для печати