Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2011, 4

Служитель химер

Александр МЕЛИХОВ
/ Санкт-Петербург /

Служитель химер



Владимир Шпаков. Счастливый Феликс.

Москва. АСТ-Астрель. 2010


Нынешняя рациональная жизнь порождает иллюзии и грезы даже в большей степени, чем жизнь прошедших веков, замешанная на религиозном иррационализме. В прежние времена человек мог увидеть наяву Богоматерь, дойти в своем фанатизме до появления стигматов на ладонях, возомнить себя пророком, несущим истину заблудшим овцам, но все его иллюзии и грезы порождались одной, всеобщей. Рационализация же, «расколдовывание» мира уничтожили монополию на производство химер. Теперь каждый может уверовать в ценность бумаг, о которых ему ровно ничего неизвестно, каждый может устремиться в финансовые небеса, о которых ему известно не многим больше. Будь только смел, умен, освободись от химеры, именуемой совестью – и попадешь во власть химеры, куда более беспощадной, говорит судьба «счастливого Феликса».

Главный герой романа Владимира Шпакова возглавляет собственное риэлтерское агентство, замолачивает серьезные бабки – «счастливчик», именно так переводится с латыни имя Феликс. Казалось бы, живи, наслаждайся и приумножай «степ бай степ», но Феликс рожден летать, а не ползать даже и по мраморным лестницам. Где другие пасуют, он изобретает рискованный ход (пусть и за рамками порядочности), и – выигрывает. Он успешно «втюхивает» пентхауз ненецкому миллионеру-оленеводу, разбогатевшему на продаже оленьей спермы канадцам. Он с легкостью договаривается с чиновником о расселении и сносе дома на набережной Обводного канала. Наконец, он завоевывает если не сердце, то тело супруги своего главного конкурента Гуцало по прозвищу «олигарх». Во всем Феликсу сопутствует успех, но его греза требует большего, и он затевает второй, теневой бизнес, чтобы в случае успеха сразу взлететь из грязи в князи, вернее, из князьков в цари.

Голубая мечта Феликса, начинавшего когда-то с банальной фарцовки – сделаться масштабным финансовым воротилой под стать ребятам с Уолл-стрита. Его кумир не кто иной как Дьердь Шорош, именно так в «девичестве» звали одного из самых известных мировых спекулянтов Джорджа Сороса. Феликс изучает его жизнь, пытается в чем-то ему подражать, для начала сделав ставку на модные высокие технологии. Параллельно он выстраивает хитрый план мести пожилой женщине, к которой когда-то, во времена юности, ушел его отец. Позже отец покончил с собой от безысходности, так что «разлучница», казалось бы, уже наказана самой жизнью. Тем не менее, Феликс желает буквально сжить ее со света, стерши с лица земли тот самый дом на Обводном канале, где она наслаждалась семейным счастьем вместе со сбежавшим из семьи отцом.

Это и есть герой нашего времени – служитель химер, воображающий себя прагматиком. Кажется, он, «как алжирский раб, как пес цепной» служит земному – деньгам. Но на деле деньги для него лишь орудие, даже оружие – это дивизии и пушки, ракеты и гранаты, средства ведения экономической войны. В общем, поскреби нынешнего рационалиста – и тут же прорвется магма иррациональности: грезы вместо фактов, фантомы и символы вместо предметов. У Феликса же имеется еще и талисман. Отчеканенная то ли в эпоху Возрождения, то ли еще раньше монета (в переводе с латыни – «советчица») едва ли не буквально советует главе риэлтерского агентства: заключать ему сделку или нет? Браться за это дело или не стоит?

Короче говоря, Феликс настолько же живет и реализуется (причем весьма успешно) в реальности, насколько пребывает в мире грез и иллюзий. «Олигарх» Гуцало приглашает молодого и удачливого конкурента к сотрудничеству, предлагает объединить усилия, рисует сказочные перспективы, только Феликсу этого мало. Его теневой бизнес, связанный с современными (современнейшими!) технологиями, наконец, дает первые результаты, им интересуются некие сторонние, но очень могущественные люди, и Феликс воспаряет в своих мечтах на финансовый Олимп.

Ему по-прежнему везет – в отличие от «олигарха», погибающего вследствие несчастного случая во время их совместной поездки через лес. Не утратив окончательно способности мыслить трезво, Феликс пытается время от времени выверять свои шаги, консультируется со знающими людьми, в частности, с профессором экономического вуза, однако мечты и страсти застят взор. В итоге Феликс оказывается в таком пространстве, где правила и законы ему неизвестны, где он сам становится управляемым кем-то свыше. Он настолько увлечен и заворожен этим миром заоблачных возможностей, что даже не замечает, как ближайшие коллеги и помощники у него под носом уводят его риэлтерский бизнес. Их амбиции скромнее, они предпочитают «синицу в руках», в то время как Феликс продолжает погоню за своим химерическим «журавлем в небе». Однако чем выше взлет, тем сокрушительнее и падение…

Роман очень «шпаковский» – философский триллер, объединяющий жесткий реализм в стилистике физиологического очерка с символизмом, Горького с Метерлинком, что далеко не всегда с успехом пытался осуществить Леонид Андреев. Мне кажется, Шпакову это удалось, реализм перерастает в емкую аллегорию так естественно, что швы остаются практически незаметными. А мораль абсолютно ненатужной: мир борьбы за финансовые химеры предстает очень и очень не соблазнительным. После такого романа многих потянет к скромным, но надежным радостям честной жизни.


Версия для печати