Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2010, 4

Попасть в сердце

КОНТЕКСТЫ Выпуск 50


Владимир ШПАКОВ
/ Санкт-Петербург /

Попасть в сердце



Владимир Цесис. Страницы доброты. СПб., Алетейя. 2010


Нынешняя литературная продукция чем дальше, тем больше, разделяется на два потока: на мейнстрим или массовую литературу, и на "тексты", призванные услаждать людей продвинутых и посвященных. И там, и там существуют свои запреты, к примеру, в массовой литературе допускаются сентиментальность, "чувства добрые", но при этом исключается глубина и серьезность. Делатели же "текстов" беззастенчиво лезут в глубины, пристально разглядывают телесный низ и напрочь забы-вают про духовный верх. Слово "доброта" такой литератор не напи-шет и под дулом пистолета; не то, чтобы он был чужд этому естест-венному для нормальных людей движению души, а просто это не модно. Групповуху описывать - модно; копаться в девиациях и пси-хических отклонениях - модно, а вот о доброте писать как-то не комильфо. Ну, не катит нынче гуманизм; и ценности его никто не желает пропагандировать, а значит…

Значит, чтобы обо всем этом вспомнить, нужен не литератур-ный человек, коль скоро пути серьезной литературы и гуманизма медленно, но верно расходятся. Таким и является Владимир Цесис, автор выпущенной петербургским издательством "Алетейя" книги под названием "Страницы доброты". Название, повторим, немысли-мое в эпоху, когда даже "цветы зла", не выдержав гнилостной атмо-сферы современной литературы, вянут и умирают. Хотя эта книга, уточним, не является "литературой" в полном смысле этого слова. Это словесное воплощение жизненного опыта, те многочисленные боль-шие и малые драмы (а подчас и трагедии), с которыми сталкивается любой настоящий врач. Если же учесть, что Владимир Цесис - врач-педиатр со стажем работы в несколько десятилетий, да еще ра-ботавший в разных странах, то его жизненный и человеческий опыт предстанет еще более весомым и интересным.

Книга состоит из ряда историй, в которых автор либо сам участ-вовал, либо был свидетелем (хотя практикующий врач редко остается всего лишь свидетелем). Истории самые разные, главное: в них всегда найдется место доброму поступку. Вот, к примеру, жизненная новелла (назовем ее так) под названием "Любовь и статистика". Там описыва-ется бывшая пара, не испытывающая друг к другу никаких чувств - ни добрых, ни злых. Чужие, по сути, люди, но в отце-полицейском вне-запно просыпается сильное и глубокое отцовское чувство к ребенку, о рождении которого он узнает через годы. И начинает заботиться о своем ребенке так, как не всякая мать заботится. Вы скажете: ну, и что тут такого? А я отвечу: страна, где два миллиона беспризорников, и где папаши в массовом порядке скрываются от алиментов, такие истории просто обязана читать. Эти истории нам нужно навязывать, как в свое время навязывали цитатник Мао, иначе мы все скоро вым-рем. Другая история повествует о бабушке Грете, которая заменила своей внучке мать, пристрастившуюся к наркотикам. Третья - о ма-леньком Витторио, который после развода родителей страдал букваль-но физически: у него началась психогенная рвота, он не мог потреб-лять пищу и катастрофически терял вес - до той поры, пока ушед-ший из семьи отец не стал с ним регулярно встречаться. Автор при этом не скрывает оценок, указывая: вот "правда", а вот "кривда", вот человечная линия поведения, а вот - бесчеловечная.

Кто-то может сказать: да этот автор наивен, бессмысленно бо-роться с человеческой глухотой и эгоизмом, это наша сущность! Од-нако трудно оспорить такое, допустим утверждение: "Тот факт, что человечество продолжает успешно существовать, несмотря на все бедствия и горе, доказывает фундаментальную истину: Добро не-пременно побеждает Зло". Да, у каждого из нас есть свой опыт схва-ток со Злом (в том числе с внутренним), и далеко не всегда мы выхо-дили из этих схваток победителями. И Добро почему-то побеждает зачастую потом, позже, после смерти хороших и добрых людей, но таки побеждает!

Это доказывает описанный в книге случай, когда мать ценой собственной жизни спасает дочь Диану. Машина, которой управляла мать, попала в аварию и свалилась в реку с быстрым течением. И мать по имени Маргарет сделала все, чтобы в такой критической ситуации открыть дверь тонущей машины, схватить дочь и вытолкнуть ее на-ружу с криком: плыви! У самой Маргарет сил спасти себя уже не было; и те, кто вскоре вытащил машину, ничем ей помочь не смогли.

Чем это считать: победой доброты? Или ее поражением? Я склонен к первому ответу, в конце концов, доброта и жертвенность если не синонимы, то очень близкие понятия. Причем сама Маргарет вовсе не была изначально христианской подвижницей - автор опи-сывает весьма проблемную натуру, в свое время она даже пыталась покончить с собой. Но - не покончила, нашла в себе душевные силы продолжать жить, воспитывать детей. Пока не случилась критиче-ская ситуация, когда ее смерть, как оказалось, имела результатом спасение другой жизни…

Понятно, что врач-педиатр в качестве героев выбирает, как правило, детей, причем в большинстве случаев - страдающих детей. Но дети ведь и сами могут причинять страдания, особенно если их к этому подталкивают определенные общественные установления. Как известно, в "демократическом" американском обществе есть масса свобод, в том числе - свобода оговорить старшего: родителя, школь-ного учителя, преподавателя университета… И некоторые дети охот-но этим пользуются. Этой свободой, к примеру, воспользовалась юная Опра, которая решила свести счеты с отцом, делавшим ей вполне справедливые замечания за разгильдяйство и употребление того, чего в 14 лет лучше не употреблять. В один из вечеров перед родительским домом остановилась полицейская машина, родителей забрали в участок, где отцу было предъявлено обвинение - ни мно-го, ни мало - в попытке изнасилования собственной дочери! Девоч-ка решила таким подлым способом урезонить папашу, который слишком много ее "воспитывает"!

К слову сказать, бдительные "центурионы" пытались как-то привлечь к ответственности и самого автора, который (по мнению перевозбужденной родни) неправильно обследовал их чадо, якобы пытаясь нанести ему увечье. Абсурд? Безусловно, но он - часть ре-альной жизни, увы, Зло многолико и вылезает зачастую там, где со-всем не ожидаешь…

Нет, эта книжка вовсе не наивна и не являет собой набор мора-лите; скорее, это честный диагноз, который ставит обществу чест-ный врач. Да, Владимир Цесис не первый и не последний, кто пыта-ется это сделать, "диагностов" у нас пруд пруди. Важно, однако, что это делается без всякого презрения, озлобления, а также любования "цветами зла", что тоже встречается сплошь и рядом. Авторская по-зиция - это позиция человека деятельной доброты, не устающего повторять простые истины, проповедующего гуманистические цен-ности не в виде общих слов, а приводя конкретные примеры и рас-ставляя точные нравственные акценты.

Если кто считает, что расставлять акценты и проповедовать ценности очень легко, пусть прочитает раздел книжки под назва-нием "По ту сторону нормального". Например, рассказ о молодом человеке по имени Давид, под воздействием наркотиков и алкого-ля полностью утратившем человеческий облик, превратившемся в омерзительную карикатуру на homo sapiensа. Видя такое, легче всего сделаться циником и мизантропом (некоторые врачи тако-выми и становятся, между прочим), однако автор этой книги оста-ется на своей позиции.

В заключение хочется все-таки сказать несколько слов о лите-ратурной стороне книги. Этот жанр принято называть "нон-фикшн", литературой о невыдуманном. Где-то автор из этических соображе-ний поменял имена своих героев, но это не суть важно. Главное, что книга написана профессионально, доходчиво, живо, без искусствен-ных стилистических красивостей, вообще без нажима на читателя. Речь автора, как и его героев, льется естественно, и каждая история попадает в цель. А именно - в человеческое сердце, если оно, ко-нечно, еще способно отзываться на чужую боль.

Версия для печати