Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2007, 2

Тексты в стиле кич

ПРОТЕСТ

У нас в городе есть улица Жолио-Кюри, которую недавно хотели переименовать в улицу имени Нострадамуса. Но жители улицы Жолио-Кюри в знак протеста перегородили проезжую часть.

“Ностра-дамус — афе-рист! Ностра-дамус — афе-рист!” — скандировали они, хлопая в ладоши.

А одна поэтесса подняла плакат, на котором было написано всего два слова: “Нострадамус — настрадались”.

Водители маршруток и иномарок матерились и уезжали в объезд по соседней улице Бонч-Бруевича.

СКИНХЕД

Крупные снежинки падали на подставленную ладонь. Татарчонок пугливо по щенячьи слизывал их горячим языком. Настороженный, готовый отпрыгнуть на безопасное расстояние в любой момент. Иван вытащил из кармана несколько ягод изюма, положил на край ладони.

— Вкусно, — произнес мальчишка, громко чавкая.

Иван сделал шаг назад. На руке лежал осколок рафинада.

— Сладко, — зажмурился он, разгрызая сахар кривыми зубами.

Теперь два шага назад, положив на ладонь обломок соевой шоколадки.

— Еще, еще, — попросил татарчонок, причмокивая слюнявыми губищами.

От вкуса лимонной дольки он сделался совсем ручным. Жадным взглядом мальчишка смотрел на оттопыренный карман куртки, продолжая двигаться за незнакомцем. Когда спина соприкоснулась с дверью подвала, Иван, быстро оглянувшись по сторонам, схватил дурачка за шиворот и резко впихнул внутрь сырого полумрака.

— Страшно… Руфатику страшно! — заверещал мальчишка и попытался вырваться наружу.

— Там тепло, дурак, — буркнул Иван и грубо подтолкнул дурачка вниз по грязным ступенькам.

Они спустились в подвал.

— Мама Алсу! — радостно вскрикнул он, натолкнувшись на голое, изрезанное ножом тело дворничихи.

— Да… А вон папа Жабар, — показал Иван рукой на труп сантехника с перерезанным горлом.

— Мама… папа, — заплакал дурачок, оглянувшись на незнакомца.

— Раздевайся, — равнодушно приказал Иван, доставая из-за голенища сапога острый кухонный нож.

ЛЮБОВЬ

Она влюбилась в него еще в выпускном классе. Однако любовь была безответной.

Но потом он спился, стал бомжевать. Она тоже ушла из дома и пришла к нему. Начала курить, пить, перестала стесняться копаться в мусорных баках. Они ночевали на чердаках и в подвалах, время от времени занимаясь грязным сексом.

Почти полтора года они были счастливы вместе и умерли в один день, отравившись просроченными консервами.

ОНКОЛОГИЯ ru

Во вторник бабе Зине удалили левую грудь.

— Господи, как теперь жить-то. Деточка моя, что ж они со мной сделали… полубабу, полубабу, — причитала она после операции, уставившись в высокий больничный потолок. — Лучше бы я умерла.

— Ба, ну чего ты, ну перестань, — утешала ее внучка Вика. — Ты у нас теперь настоящая амазонка.

— А все из-за твоего деда-алкоголика, — не слушала баба Зина. — Мне доктор сказал, что это все на нервной почве… Полубабка я… Господи, и на улицу теперь не выйдешь.

— Ты теперь бой-бабка, настоящая амазонка, — настаивала внучка. — А они себе специально одну грудь отрезали. И жили без мужчин, они с ними наоборот воевали.

— Специально грудь отрезали? — заинтересовалась баба Зина.

— Да, для большего устрашения мужиков. Представляешь?

Всю неделю баба Зина, в отличие от других женщин, ходила по коридору торакального отделения с загадочной улыбкой на морщинистом лице. И, кажется, ее нисколько не смущало отсутствие одной груди.

ЗАПОЙ

В очередной раз уйдя в запой, Женька Маклаков пришел к своему другу Николаю просить денег на выпивку.

— Денег не дам, — сказал ему друг. — А чего-нибудь поесть — пожалуйста… Вот тебе риса, хлеба, молока — сваришь кашу.

— Изюма еще дай… для киселя.

Вернулся Женька с этой едой домой: сварил рис, сделал кутью и ночью повесился.

МОБИЛЬНЫЙ БОМЖ

У бомжа зазвонил телефон. Турецкий марш.

Кажется, в первый момент он и сам удивился, потому что стал оглядываться по сторонам. Потом уже сообразил, что звонят-то ему. Перестал рыться в мусорном баке, небрежно вытер руку об штаны, вытащил мобильник из кармана. Облокотился о мусорный бак и, поглядывая на окна соседнего дома, стал с кем-то переговариваться.

Улыбался. Вдруг засмеялся. А веселый взгляд все время скользил по чужим окнам.

Отключился, не спеша убрал мобильник. Еще раз взглянул на окна и снова погрузился с головой в мусорный бак.

МЕЖДУ ЖЕНОЙ И ЛЮБОВНИЦЕЙ

Он выпил еще стакан и сразу, без закуски, стал рассказывать, как получал группу по инвалидности: ну, расспросили, осмотрели, послушали и вынесли, суки, приговор — вторая, нерабочая… Вышел я на улицу, а в глазах туман, я ведь собирался работать.

Звоню по мобильнику жене, она начала успокаивать, мол, через год могут и снять, и прочее бла-бла-бла.

А у меня как слезы из глаз брызнули…

Звоню любовнице, она говорит: стой там, где стоишь. Через десять минут подскакивает на такси, увлекла в какие-то кусты, и прямо там отдалась.

Я и успокоился.

АРТХАУС

…а вечером пойти в кинотеатр “35 мм” на старенький фильм “Mala Noche”, 1985 года, посидеть в последнем ряду как бы в прострации, понять, почему Гаса Ван Сента ненавидят мужчины традиционной ориентации: натуралы, нацболы, скинхеды, качки, коммунисты… А может быть, наоборот — это он их не любит за что-то.

…возвращаться домой под моросящим дождем, засунув влажные руки глубоко в карманы брюк, рифмуя слева направо и наоборот:

Гаса Ван Сента с Винсентом Ван Гогом
Винсента Ван Гога с Гасом Ван Сентом
Гаса Ван Сента с Винсентом Ван Гогом
Винсента Ван Гога с Гасом Ван Сентом

Версия для печати