Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Крещатик 2006, 1

Печаль моя

Печаль моя...

“Печаль моя светла”... Нет, не всегда.
Она порою черная, как дёготь;
с табличкою “Окрашено. Не трогать!”,
тоскливо обращенной в никуда.

Печаль моя бесплодней, чем Борей,
в ней беспросвет трагедии Софокла...
Дождь-бультерьер бросается на стёкла
страдающих желтухой фонарей.

А здесь, внутри — над чашкою парóк
и кофе с одиночеством вприкуску...
И ты, и я — лишь скопища корпускул.
Мы мельче наших слов и наших строк.

Гудит от ветра улей тополей,
и делится окрестная эпоха
на яд стиха и на возможность вдоха...
И оттого — печаль моя светлей.


Антиосень

Под осеннею пятою нам опять побыть охота.
Кличут осень “золотою”, а ведь это — позолота,
в день базарный — полкарата. Бижутерия. Дешёвка.
Тема в темпе “модерато”, Богом сыгранная ловко.

В скверах — бледные поэты рыщут, как в чащобе волки,
хоть давно до них воспеты рыжесть листьев, воздух колкий,
дождь, летящий ниоткуда, лунный серп, что так немолод...
Как вместить в понятье “чудо” эту смерть и этот холод?!

Нас обманывать нетрудно. Мы обманываться рады.
Мы исполнены подспудной, подсознательной бравады,
мол, живём не в пасторали; мол, топор примерен к вые,
но ведь осень — умирает, ну а мы — вполне живые.

А вокруг — наборы фото. Невесёлые картинки.
И всё та же позолота с темнотою в поединке.
Мир деревьев непотребен, наг и странно обезличен...
И больна в недобром небе птичья стая гриппом птичьим.


Вакансии

I

Вакантно. На душе поют ваганты
про власть вина, про глупый политес,
про то, как дистрофичные Атланты
страдают недержанием небес,
про аховые цены на сосиски,
про чайку по прозванью Ричард Бах,
про урожай бобов в Ханты-Мансийске,
который всех оставит на бобах,
про то, как Сивку горки укатали,
и впереди экзамены опять.
И что-то есть в нестройном их вокале,
так явно оставляющем желать...

II
 
Вакантно. Вместо Гегеля и Канта
в душе — сквозняк и тонны чепухи.
И в стены слепо тычутся стихи —
ублюдочные отпрыски таланта,
никчемного значением своим,
незримого порою самым близким
в преддверии ухода по-английски
в безличностный и тусклый прах и дым...

Мне истины милей с обратным знаком,
которые не мажутся на хлеб...
Я сам себе и житница, и склеп,
дожив до сорока с изрядным гаком...
И смысла жизни так и не познав,
пересчитав потери и убытки,
включаю вместо Малера и Шнитке
бесхитростный мотивчик “What Is Love?”

III
 
“Вакантно” (словно вывеска в мотеле —
мол, есть места, недорого совсем)...
Всё меньше средств для оправданья цели.
Всё меньше жизни. И всё больше тем.
Мы все, Сизифы, камни в гору тащим,
а для меня, вдобавок ко всему,
Придуманное стало Настоящим,
и очень близким сердцу и уму.
В душе с комфортом селятся пустóты,
создав вэб-сайт с названьем “Счастья.net”.
A на вопросы: “Что ты?” или “Кто ты?”
пожатье плеч — единственный ответ.
Когда-нибудь, пробыв в небесном трансе,
и на судьбу ничуть не ополчась,
займусь я заполнением вакансий,
но не сейчас.
Простите.
Не сейчас.

Версия для печати