Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Интерпоэзия 2018, 2

Моя Америка

Документ без названия

 

Елена Шерстобоева родилась в 1983 году в Иркутске. Автор книги стихов «Из сложноподчиненных предложений» (2002) и публикаций в журналах «Интерпоэзия», «Арион», «Новая Юность» и др. Живет в Москве.

 

Андрею Грицману

*   *   *
Это я на помеле
Движусь к каменной земле
За щеками облака
Инфракрасная строка
Самолетные конфетки 
И душа моя тиха
Словно влажная салфетка
Словно бабочка стиха
Улетаю оставляю
И отбрасываю тень
Лет котомку песен стаю
И другую дребедень
Бусы платьице в горошек
Это в прошлом тоже в прошлом
Парашюта пуповину 
Перережу и тогда
Небо будет длинным длинным
Небо будет навсегда 
Только небо злится злится
Рожи корчатся в окно
Самолетная синица
Под крылом веретено
Что из ветра напрядется
То и сбудется со мной
Что не сбудется срастется
С твердокаменной землей

 

*   *   *
Дни одинаковы как отельные номера
Рвется душа из числа пятизвездочных пленниц
Ждет что отпустит телесная кожура
В воздух ее и лебедя из полотенец

Лед и бурбон в 203-й! Не надо цветов
Я не терплю сочинений в урезанном виде
Джо, я не верю что от умножения слов
Что-то прибудет в сибирской моей антарктиде

Джо, ты мне небо от шторок разуй чтобы свет
Влез словно нищий воришка в покои палаца
Солнца налей и скрути самолет из газет
Я его выкурю чтоб наконец налетаться

Чтоб улететь в деревянных своих башмачках
В юбочке знаешь похожей на зонтик дорожный
В сторону свана ивана да марьи и ах
Скажешь ты мне потому что летать невозможно

Скажешь ты ох или бох или эх или ах
Небо играет рассветом как мячиком месси
Семечки горничных всыплются в номера
Чтоб уничтожить былое химической смесью

 

*   *   *
Переписка – перемотка
Я мотаю мысль назад
Что спросить да как погодка,
Рядом – смайлов детский сад

Надоели сэры пэры
Чужедальняя страна
Кривозубые торшеры
И подушек белизна

Как добрались как доплыли
Кофе чай табак пирог
Снова небо дождик мылит
К горлу просится глоток

Нет стыковки нет парковки
В этой жизни ни на час
Я живу без остановки
Без задержки и без вас

 

МОЯ ФЛОРИДА

Впаду как в обморок в зеленый океан
Давай уже наверное прощаться
Дуреют волны скачущий канкан
Подхватит пересмешника паяца

Казалось мне я веселей волны
Что поплавком качается от смеха
Ты обещал мне краешек спины,
Страны моей. Но так не приехал

Бутылочный имейл пусть передаст
Мою тоску победы пораженья
Туда где снег скрипит как пенопласт
А можно и без пункта назначенья

Вина достаточно и жизни полный рот
Пусть лучше будет рыбами украшен
Харон уже отправил теплоход
За мной. И я пожалуй двину к нашим.

 

*   *   *
Жизнь это и есть бабл гам
Иногда просто бабл. Без шума и гама.
Между жизнью и смертью
Непременно покажут рекламу
То ли ада а то ли рая
Но мне то в общем какая…
Мне ни туда ни туда не надо.

Меня все равно никуда не возьмут.
Нет мне места ни там и не тут.

Вот я болтаюсь по небу
Словно случайный звук
Будто я тот кого не было –
Твой самый близкий друг

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

На микросхеме города Москвы
Бесшовный парк где мы с тобой не в тему
И осень как студентка по обмену
Пройдет сквозь нас не обронив листвы

Вот мы сидим в молекулах дождя
Химически друг другу равнодушны
В ста метрах от уснувшего вождя
Нам город тоже кажется уснувшим

Нам кажется уснувшей вся страна
В сомнамбулизме пробок и кошмаров
Здесь каждый взгляд прозрачен как стена
И резок как нашествие тартаров

Так и сидим в молекулах дождя
Он стал подобьем нас – чужой и мелкий
Весь город стал подобием вождя
Застывшим в позе сумасшедшей белки

Нет больше никаких альтернатив –
Лишь памятник граненому стакану
И осень как студентка по обману
Пройдет сквозь нас опять не объяснив

Как дальше жить когда ты глух и нем
Когда на Чистых больше нет трамвая
И ты молчишь. А был когда-то всем
В пределах родины которой я не знаю

 

Версия для печати