Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Интерпоэзия 2018, 2

Черный поток

Перевод с английского Григория Стариковского

Документ без названия

 

Уильям Карлос Уильямс (1883–1963) – поэт, драматург, прозаик, переводчик. Родился в Резерфорде (штат Нью-Джерси). В 1906 году окончил медицинскую школу Пенсильванского университета. В 1910–1951 годах работал врачом-педиатром в родном городе. Лауреат Пулитцеровской премии. Оказал значительное влияние на поколение битников и Нью-Йоркскую школу.

Григорий Стариковский – поэт, переводчик, эссеист. Родился в Москве в 1971 году. Получил докторскую степень по классической филологии в Колумбийском университете. Публикации в журналах «Знамя», «Звезда», «Арион», «Иностранная литература», «Интерпоэзия» и др. Автор книг стихов «На углу» (2005) и «Левиты и певцы» (2013). Живет в Нью-Йорке.

 

НАНТАКЕТ

Цветы сквозь стекло,
лавандовый и желтый,

просеянные белой занавесью,
запах опрятности,

скоро вечер, солнце
на стеклянном подносе,

стеклянный графин, стакан
перевернут, рядом

ключ лежит, несмятая
белая постель.

 

МЕЖДУ СТЕНАМИ

крыло пристройки
больничной

ничего не растет
возле

угольный шлак
лежит

в котором светятся
осколки

разбитой зеленой
бутыли

 

УНИЧТОЖЕНИЕ

День ледяной.
Похоронили кошку;
осталась коробка;
взяли,
сожгли за домом.
Блохи, что не извелись
огнем и землей,
погибли от холода.

 

РАССВЕТ

Песнь восторженной птицы бьется
в разверстую полость неба,
(металлический перестук)
вбивает цвет в свод,
на дальней закраине – в свод,
множит триумфальный пыл –
взбалтывает свод в теплынь,
убыстряет в своде растущий сдвиг –
неистово лопается об свод,
тяжелое солнце раскалывает горизонт,
поднимается – поднимаемо –
не вдруг – над закраиной
мира, движется вольное, наконец,
в открытый свет, неуклюжее
в славе освобожденья вверх –
                       смолкает песнь.

 

СТИХОТВОРЕНИЕ

Звук, больше
ничего. Песня.
Почти не бывает. Песней

должно быть – из
подробностей, пчел,
горечавки – внезапное
что-нибудь – раскрытые

ножницы, глаза
женщины, пробуждая
центробежно, стремительно.

 

ПРОЛЕТАРСКИЙ ПОРТРЕТ

Молодая, крупная, простоволосая
в фартуке,

волосы назад заглажены,
стоит на улице,

мыском – через чулок – касается
тротуара,

держит в руке ботинок,
разглядывает внутри,

вытаскивает бумажную стельку,
находит гвоздь,

источник боли.

 

НЬЮ-ДЖЕРСИ

вид зимних деревьев
возле
дерева

напротив
на снегу
свеже-

выпавшем шесть
поленьев готовы
к огню

 

КОНЬ

Движется
независимо,
безотносительно
к тяжести груза.

Глаза похожи
на женские,
вращает
глазами, уши

назад повернуты,
в общем и целом
улавливает о-
крестность. Все же

тянет, когда
нужно, неплохо
тянет, выдувая
туман

из ноздрей,
как клубы дыма
из сдвоенной
                     выхлопной трубы.

 

ВЕСТНИК ГОЛОДА

Белый день, черный поток
наморщен и быстр –

как камень неба
на зазубренном ободе
мутного города
статичен и гладок:

Чайка летит низко
против течения, клюв
в глубоком наклоне, глаз
               чуткий к кормящей воде.

 

БРЕЙГЕЛЬ. КРЕСТЬЯНСКАЯ СВАДЬБА

налей вина жених
лицом к невесте она
царица волосы льются

по вискам связки зрелой
пшеницы на стене рядом
гости за длинным столом

волынки готовы гончая
под столом бородатый
сидит городской глава

накрахмалены головные
уборы женщин каждая
кудахчет только невеста

руки сложены на коленях
молчит нескладно простое
подают угощение кислое

молоко всякая всячина
с подноса из амбарной
двери снятой с петель

один из помощников красная
куртка ложка на шляпе
прихвачена лентой

 

БРЕЙГЕЛЬ. ОХОТНИКИ НА СНЕГУ

Картина в целом зима
дальние горы за-
льдели возвращение

с охоты ближе к сумеркам
слева охотники крепко
сбитые во главе

своры гостиничная
вывеска болтается на
сломанной петле олень

распятие между рогами двор
холоден пустынен кроме
большого костра

пылает движимый ветром под
женским надзором справа
скопление их

за холмом россыпь конько-
бежцев художник Брейгель
поразмыслил и выставил

куст побитый морозом
на переднем плане за-
вершить картину

Перевод с английского Григория Стариковского

 

 

Версия для печати