Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Интерпоэзия 2014, 1

Плач Иеремии

Александр Танков

 

 

Александр Танков – поэт, прозаик. Родился в 1953 году. Публиковался в журналах “Звезда”, “Новый мир”, “Знамя”, “Новый Берег”, “Интерпоэзия”. Автор трех поэтических книг. Лауреат премии им. А. Ахматовой (2004). Живет в Санкт-Петербурге.

 

 

КАРНАВАЛ ЗАВЕРШИЛСЯ

 

 

ПЛАЧ ИЕРЕМИИ

Плачь, Иеремия, плачь!
Горечь согбенных плеч,
Эхо осенних дач
И
электричек речь.
Ночи лиловый плащ,
Ржавые гвозди звезд.
Плачь, Иеремия, плачь!
Смерти сценарий прост.
В ночь погрузи весло –
Горечь, сухой тростник.
Тридцать веков прошло,
Словно единый миг.
Жизнь пролетит сквозь ночь,
Как полустанка свет.
Прочь, Иеремия, прочь!
Милости павшим нет.
В сердце стучится прах.
Все повторится вновь:
Ненависть, алчность, страх,
Кровь, Иеремия, кровь.
В кляксах ночных огней
Мир равнодушный спит.
Смерти самой страшней
Стыд, Иеремия, стыд.
Плещется о причал
Темной реки вода.
Каждый, кто промолчал,
Не избежит суда.
В чьих же руках ключи?
Кто иудей, кто грек?
В каждом из нас звучит
Плач вавилонских рек.
Так не стыдись, не прячь
Жалкую влагу глаз!
Плачь, Иеремия, плачь!
Небо услышит нас.

 

 

ИГРА В ВОЙНУ

Выходи! Рассчитайся на первый-второй
И
не жди от кого-то ответа –
Кто сегодня палач, кто сегодня герой,
Кто сегодня умрет до рассвета.
Царь, царевич, король, королевич, портной
Р
азберемся по детской считалке,
Кто вернется домой, кто уйдет в перегной,
Кто умрет на больничной каталке.
Кто – коленом по почкам, кто – лампу в лицо
Н
е мешайте чужому веселью!
И трамвай выезжает, гремя, на кольцо,
Дребезжит золотой каруселью.
Что нам снится? За кем мы сегодня идем
И
во что мы сегодня играем
Под колючим, пронзительным зимним дождем,
За дощатым соседским сараем?
Нам сегодня обещан обильный улов
И
дешевое общее счастье,
И так сладко поет впереди крысолов,
Что душа разорвется на части.
О, кровавые прятки убийства и мглы,
Беспощадные жуткие танцы!
И фонарики пляшут, и лезут в углы
Патриоты, арийцы, повстанцы.
Горе слабым, растерянным! Горе уму!
В груде угольной у кочегарки,
Освещая глухую промозглую тьму,
Догорают живые огарки.
О, не все ли на свете – расстрел и погром,
О, не все ли – допрос и охота?
Что мы ищем и что называем добром,
Рядовые убийцы, пехота?
Пусть сегодня добром называется зло,
Пусть тюрьма называется раем…
Ты убит
? Это значит, тебе повезло.
Мы игру без тебя доиграем.
Видишь, зубы дракона так густо взошли,
Золотые скрижали разбиты.
За распятым одним – миллионы пошли,
Миллионы распятых забыты.
Черный город, придуманный злыми детьми,
Новогодней мечтой загорится.
Эту желтую метку на память возьми –
Все когда-то опять повторится.
Карнавал завершился, и маска сползла.
Возвращается трезвое зренье.
Кто устал говорить о банальности зла –
Обречен на его повторенье.

 

Версия для печати