Опубликовано в журнале:
«Интерпоэзия» 2008, №3

Созерцание


ЗАПИСКИ КОЛОНИСТА

Незваный гость хуже аборигена
Колонист


1
Бог не заходит в Интернет
Не потому, что Бога нет –
Не заходил и не зайдет,
Хоть бейся головой об лед,
О чем предупреждал Спиноза,
Но мы не поняли прогноза.

2
Исправить прошлое немного
Вполне по силам нам самим:
Вернем Спинозу в синагогу –
Нельзя быть вечно в ссоре с ним,
Но можно средь крещеных наций
Блюдя лицо и интерес,
Перед Христом не извиняться,
Поскольку он и так воскрес,
Нас убедив, что на погосте,
Мы, как везде, всего лишь гости.

3
В родных краях аборигены
К своим корням, конечно, ближе,
Об этом помнят наши гены
И наши души с ними иже.
Не то в сафари на чужбине:
Зверье снаружи, ты в кабине,
Кайфуй, пока не надоест –
Свинья не выдаст, волк не съест!

4
А в остальном и спору нет:
Бог не заходит в Интернет.

 
СОЗЕРЦАНИЕ

Над Землею Иегова,
У тебя сакральный шок,
Под землею Ленин Вова –
Это тоже хорошо.

В штатах, в грециях, в расеях,
Сам на всех и вся похож,
Ты выходишь из музеев,
Где всегда одно и то ж.

Но хоть раз в любой эпохе –
Раб ты или властелин –
Спросишь: “Если мы не лохи,
Как сюда попали, блин?”.

И тебя, поскольку страшно
Думать, а вкушать легко,
Кормят лажею сермяжной
Рококо и арт-деко.

И в глаза глядит с портрета
Светлый образ, сам не свой:
Это – ты, да ты ли это,
Хоть пляши, хоть волком вой.

 
АБСОЛЮТНАЯ ЛИРИКА

Стенают заветные тетки,
А я не стенаю в ответ –
Опять не годится в подметки
Мне лучший российский поэт
Текущих недели и года,
Опять мое дело – труба
Архангела, благо природа
Убийцы вождей и народа
Скорее нежна, чем груба.

 
ТАКАЯ ВОТ МУЗЫКА

Свое я отбыл на концерте
Оркестра с нимбом и хвостом –
На этом свете ищут смерти
Затем, чтоб жизнь искать на том.

Вкушай же в качестве финала
Вполне космический облом –
Теперь, что скажешь? Было мало?
В избытке? Или поделом?

 
В ЕЕ АЛЬБОМ К СЕБЕ С ЛЮБОВЬЮ

Монтер Петров ничего не ответил,
Монтера Петрова раскачивал ветер
Что-то глубоко народное


Ну что мне ответить на данное ретро?
Завидую я и Петрову и ветру,
И вечером зимним, весь полон печали,
Мечтаю о том, чтоб меня покачали,
Как море качает кораблик, как ветка
Качает воробушка, или как сетка
Батута качает атлета сурово,
А лучше, как ветер – монтера Петрова.

 
МИСТИКА

Природа китч, а я ее венец,
То есть, прекрасней, чем зимой песец,
Блистательней, сказать не побоюсь,
Представь себе, чем сервис класса люкс.

И если так, то кто такая ты,
Что мне из-за тебя опять кранты?

 
ОСОБАЯ МИЛОСТЬ

Все печали к лешему –
И на свете белом
Я себе повешенье
Заменил расстрелом.

 
ТАКИ ЭПИТАФИЯ

Вот я теперь в каком дому –
Факт, хоть не верь, а потому,
Пока ты жив или почти,
Будь добр, памятью почти
Того, кто всем своим нутром
Не торопился в этот дом.

 
СТИХИ О ВСЕМИРНОМ ЕВРЕЙСКОМ ЗАГОВОРЕ

У ней особенная стать,
В Россию можно только верить
.
Ф. И. Тютчев


Легко Америку понять,
Легко аршином общим мерить –
В ней неособенная стать,
В нее никак нельзя поверить.

И Пакистан легко понять,
Легко аршином общим мерить –
В нем неособенная стать,
В него никак нельзя поверить.

И незачем на Марс летать,
Его аршином общим мерить –
В нем неособенная стать,
В него никак нельзя поверить.

И где ни лечь, и где ни встать –
Сплошь неособенная стать,
И ни во что нельзя поверить –
И лишь евреев не понять,
Аршином общим не измерить.

 
СИНТЕЗ

И без огня нам хватает дыма,
Я навсегда уезжаю их Рима,
Цезарь примерил пурпурную тогу:
Самое время родиться Богу.

 
В САКРАЛ БЕГУЩАЯ СТРОКА

1
Нравственно я так никогда не страдал, как в детстве,
Потом пообтерся в людей соседстве,
Чем дольше живу, тем живется лучше,
Чему не помехой ни Бог, ни дуче,
Обоих знаю неплохо, вроде –
Сам Бог со мною под Богом ходит, –
В подобной паре никто не лидер,
Под Богом ходим, и что мы видим?

2
Жизнь замечательных людей –
Любуйся ими и балдей,
Собой гордясь на их примере –
Они есть ты в какой-то мере,
И даже, может быть, им стыдно,
Что среди них тебя не видно.

3.
Легко понять: любые травы,
Где прорастают, там и правы,
Раз умудрились прорасти
И побывать на белом свете,
Где и леса уходят в нети
Буквально, Господи, прости.

4.
“Придет конец эпохи био,
и нас заменят наши и. о.”, –
сказала жертва палачу.

“Считай, что ради этой сказки, –
палач ответил из-под маски, –
сейчас тебя и замочу”.

5.
Когда Он впрямь придет,
Не так уж и заклинит –
Ни бакс не упадет,
Ни даже рупь не кинет,
Как сказано уже,
Взойдет и сядет солнце,
А там еще в душе
Ничто не шевельнется.

 
 
Пётр Межурицкий поэт, прозаик, родился в 1953 году в Одессе. По образованию филолог, закончил филфак Одесского университета. С 1990 года живет в Израиле (Ор-Акива). Автор трёх сборников стихов. Стихи и проза публиковались в периодических изданиях разных стран.


© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте