Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Интерпоэзия 2007, 4

Вадим Кейлин

Родился в 1984 г. Автор книги стихов “Яблочный Space” (2006). Публикации в антологии “Смена Палитр” (2007), альманахах “Пролог” (2006) и “Воздушный змей” (Эстония, 2006), сборнике “Перелом Ангела” (2005). Был соредактором альманаха “Транслит” (вып. 2 и 3, 2006 и 2007 соответственно), совместно с Дарьей Суховей организовал “Фестиваль Малой Поэмы” (СПб, 2007). Лонг-лист премии “Дебют” по поэзии в 2005 и 2006 гг.


tear-новник

я все вспоминаю свой ранний стишок,
на лепет младенца похожий –
про свет и конец и терновый венок
пустивший мне корни под кожу.
зачем возвращаться к нему? он давно
сыграл свою роль – но терновник
всплывает в строке, не уходит на дно:
в подтексте могучие корни.

три дома было у меня
один на скалах другой в пещерах третий в долине
и у первого яблоневый сад
а у второго одинокая осина
а третий весь терновником зарос
так что ни неба ни земли не видать
глаза колет

три дома было у меня
а больше нет у меня дома и сына нет у меня
кто не имеет сына не имеет жизни

– смелей братец лис догоняй я же здесь
так близко я знаю ты сможешь
ведь с камнем на шее бежать по воде
быстрей чем с корнями под кожей

– быстрее и легче но не по пути
не мучай меня домой уходи

– нет у меня дома и жизни нет у меня
только куст терновый
не сажал его не взращивал
сам пророс через меня корни в меня пустил
всякую влагу из меня сосет и плющом вьется
кровь из меня сосет и цветет красным
семя из меня сосет и плодоносит
мне бы яда выпить
да труп дерева на себе таскать
что крест или гроб собственный
а жизни нет у меня

братец лис не бросай меня в этот куст
я оттуда едва сбежал
ноги едва унес
ты же слышал треск ты же слышал хруст
этот куст он в меня пророс
через меня дышал
братец лис я знаю ты вовсе не злой
это все лишь моя вина
я был слишком сноб
делай все что хочешь со мной
прошу об одном
эта чаша полна
 

коан корней (из цикла “koanticum koanticorum”)

я завидую людям
живущим в маленьких городках
им есть
откуда уходить

рожденному
в чьем-то пункте назначения
чтобы идти
приходится искать
куда

но твой шаг широк а мой голос тих
и я помню роль свою наизусть
там где дом сгорел расцветает куст
как терновник зол как шиповник дик
и ни торф сомнений ни перегной
суеты ему не заменят зол
не заменят пепла
с моей землей
твою кровь роднит не морская соль
там где дом созрел полыхает куст
но твой шаг широк
а мой город пуст
“а роза упала на лапу азора”
мне всегда в этом виделась
какая-то
а-роза
нечто наподобие
гамма-луча
гамма-луч упал на лепестки а-розы
окрасив их в
мечта о
traum-a

пришел
и стою за тобой
о ста тьмах
целующих твою ладонь
открытую вверх
о ста тенях
семенах
одного жеста
проросли бы
остановись

но мой город мал и мой голос тих
как терновник розовый куст колюч
и прочней цепей ядовитый плющ
и отнимающийся язык
отнимающий все язык
онемевший нерв
бледнеющий гамма-луч
падает

как падает лестница на костер
дочь в объятия
и смеется триипостасная мать
над святым отцом
твоя ли
или

 
 

Версия для печати