Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2017, 8

Стихи из разных книг

Перевод с польского Игоря Белова

Петр Мицнер#

 

Из книги “Мышосыр” (2000)

 

 

* * *

Мы очертили себе

нерушимые границы

но очень мягким карандашом

 

это был лишь набросок

 

 

* * *

Как когда-то

 

прячусь от жары

 

в тени

моей полной мамы

которой здесь уже нет

 

 

* * *

Было табу

и нет

 

Нет ничего лучше польских колбас

нет ничего лучше польских девиц

сорванных прямо с ветки

лучше пажитей водки

 

 

Польша

 

мое сердце бьется снаружи

 

Польша

дай огоньку

 

Польша о твой монумент выбью трубку

присяду на пути демонстраций

 

Патриотизм у меня

в аптечке первой помощи

 

 

* * *

Юные подхорунжии ночи

девственники истории

 

позади нас заговоры

силки и ловушки

пастухи и пастушки

 

песни уже

дымят на костях

 

любовь стоит под фонарем

на котором годами

висят предатели

 

в рюмочной ждет

водка холодная и суровая

как Сибирь

 

 

* * *

Не было никакого бога

не было никакого быка

Европа

ты сама себя похитила

изнасиловала

отрезала себе ухо

(вот откуда кровь на простыне

тайги)

и заплатила выкуп

 

 

* * *

в баре звонит телефон

в лесу звонит телефон

 

отыскало меня

либидо

 

но я

временно недоступен

 

 

* * *

Как тут холодно

без того ада

в котором

мы поддерживали огонь

 

 

* * *

Ничья вина

которую никто

признавать не желает

 

таскается по городу

мечтает отдаться

 

чтобы кто-нибудь взял ее

не на одну ночь

 

или взяли целой толпой

стала бы коллективной

 

не просит прощения

 

ей с ним нечего делать

 

 

Из книги “Пустошь” (2004)

 

Терпеливость мертвых предметов

Дом усмиренного хаоса

дом сдавленного крика

 

Взрослых нет дома

побежали за молнией

детей нет дома

побежали за молнией

 

а им хоть бы что

даже этим стеклянным

 

рюмка трезва

и целы зеркала разбитых семей

 

Если что-то трескается

то вдоль изъяна

 

 

Надписи на чемодане

 

1

 

Дорожные сувениры

лежат на пути

другого маршрута

 

2

 

Не хотелось мне ехать

 

Пригласил я домой путь-дорогу

 

повыдергивала цветы

сорвала занавески

спит свернувшись в углу

Из молитвы

хлеб наш насущный дай нам

(но только с маслом

ветчиной или

 

джемом)

и не черствый

(черствый - собакам и птицам бродячим)

 

в бездну смахнем мы одноразовые

крошки

 

и прости нам

силу вкуса

Возвращающийся

Насыпаю им просо ставлю стопки с водкой

по углам кладу фотографии

чтобы их приманить

чтобы вернулись

чтобы мы сказали друг другу

 

Нынче пришли

с нижних этажей

с безразличием и косноязычием

 

один пялится в телевизор

другой за столом листает мои дневники

третий хлебает щи из моей тарелки

 

Говорить не о чем

выхожу

хлопнув дверью

 

как тогда

точно так же

как через год

Из книги “Предполагаемый субъект” (2007)

Описание

С утра работал пытаясь

описать словами дуб

вычером из-под стола

выметаю белые стружки

 

 

Чудесный пруд

 

1

 

Лежащая на песке

одежда зевает

 

пусть спит

кому нужен этот

 

мертвый свиток

 

2

 

но

 

то что раздето обнажено

 

правда осталась

в карманах

 

3

 

Я вышел из воды

на берегу не было

моего тела

Под занавес

Дома уезжают из нас

наши дома выселяются

не попрощавшись

оставляют нас на фундаментах

с вещами стоят

на перронах ночи

 

 

Из книги “Точка” (2011)

 

 

Уроки музыки

 

1

 

ах эти уроки музыки

синяки набитые клавишами

 

визг прошивает мозг

раз другой третий

 

пришивает голову

к темноте

 

за ухо

 

2

 

река

изменила

влилась в другое

ухо

Горы

Социализация гор

сближаются друг с другом

склоняют хребты

прислушиваются

уже не кричат

не бросаются камнями

в людей а людьми

в камни

сплошная полоса спокойствия

черная по ночам

 

темный массив

 

вспыхивают огоньки

в морщинках

 

нам остался темный костел

пустой немой глухой

без органа

без икон

эхо отзывается

на каждый оклик

не на что смотреть

нечего слушать

что мы сделаем в этом

темном костеле?

наверное будем

стоять в депрессии

и молиться

 

горам

 

 

Из книги “Ку-ку на суку” (2012)

 

 

* * *

Не

могу выйти

так как запер

в коридоре

ушедший год

чтобы тот не сбежал

Полегчало

Камень с души

упал

 

на ногу

С тех пор как

 

 

* * *

 

С тех пор как

нацистов повесили

на струнах фортепиано

 

не звучит

 

 

* * *

с тех пор как елисейские поля

заминированы

спокойно

не пройдешь

 

 

* * *

когда 17 июля 2011 г. в Шуварах спасатели

вытащили пани Ядвигу через крышу

а ее дом был полон мутной воды

она что-то сжимала в руке

 

не сумочку нет ничего подобного

не четки не страховой полис

 

то был

пульт от телевизора

Оговорка

должен был прийти

врач

 

а пришел циркач

 

помог

чем смог

Настойка

Настойка на обиде

недолго стояла

 

надо было спрятать

забыть

тогда б настоялась

 

 

Из книги “после точки” (2013)

 

Охота на дерево

сговорились

 

идут на дуб

 

идут тень в тень

вооружившись

топорами и канатами

 

говорят

рубец тебе настал

 

наступают

со всех сторон

 

бормочут

будь ты повален

 

окружают

 

вдруг стало

прозрачней

ствол упал

 

остались листья

 

 

Из книги “Не на месте” (2015)

 

Парковочные квитанции

 

 

* * *

и увидел я что это хорошо

но стер с поверхности

ластиком

ибо подумал:

сделаем еще лучше

 

и стало лучше

но только я

знаю об этом

 

 

* * *

тире

между датами

 

минус

 

плюсы стоят на пригорке у леса

 

 

* * *

Я почувствовала себя растроганной

 

я хотел чтобы ты дотронулась

до меня живого

 

говорит окурок

окурочке

 

 

* * *

нет

не убираю

 

да не убираю

 

я лишь собираю с пола

союзы скрепки

 

сами не справятся

 

 

* * *

тыква не хочет быть тыквой

 

хочет быть птицей

или маковым зернышком

 

тыква растущая в аквариуме

вырастет прямоугольной

 

рыба-тыква

 

 

* * *

тут я выбросил изображение в снег

чтобы не видеть его

 

чтобы видеть

только снег

и снег

 

и место где оно упало

 

 

* * *

на одной стороне

Музей пуговиц

 

на другой

Музей дырок

 

между ними

молниеносная

улица

 

 

Из книги “Польский пан” (2016)

 

Не знаю

До этой страны

никак не могу дозвониться

 

говорят этой страны не существует

 

выберу другую

 

но не могу выбрать

 

ибо не знаю

какую страну

 

я не люблю

еще больше

Интервью

не спрашивай его

кем он хочет быть

когда вырастет

 

и вообще

с наследником трона

 

не говори

о будущем

Tempus fugit

в магазине на углу

спрашивают: еще что-нибудь?

 

в рюмочной: как обычно?

 

значит, живой

 

 

tempus fugit

 

значит, струсил

Пропасть в пасти

Мне еще о многом

предстоит промолчать

чтобы не говорить с акцентом

молчу

 

молчу с акцентом

 

нечем говорить

 

весь обратился в слух

в оттопыренное ухо

отсутствия

Одежда из газет и волн

Памяти пана Тадеуша из Радомско[1]

 

 

* * *

тонет лодка с нелегалами

 

между землей сожженной

и землей огражденной

 

в картонных спасательных жилетах

 

на дно Средиземного моря

уходят последние свидетели

средиземноморской

цивилизации

 

дно дано им

как жилье

 

 

* * *

эти греки греческого не знают

не понимают сути трагедии

не умеют держать равновесие

не слыхали о золотом сечении

ах эти греки сплошное притворство

 

 

* * *

Бездомные самовольно

заняли билборд

рекламирующий нашу

свободную волю

 

никуда их не денешь

билборд-то ничей

билборд - это самострой

самосад - это наша свобода

 

 

* * *

вместо пальцев клавиши

вместо голов боеголовки

 

вместо нобелевки

динамит

 

вместо глаз ямы

 

 

* * *

смерть

прямой эфир

 

пламя маятник

пленный висельник

отсчитывает нас

 



[1] Посвящено памяти Тадеуша Ружевича (1921-2014). (Прим. ред.)

 

Версия для печати