Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2017, 12

Фарраго

Пьеса. Перевод с польского Анастасии Векшиной

Лидия Амейко#

 

Перевод с польского Анастасии Векшиной

Действующие лица:

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО, лицо принципиально невидимое, здесь выступает в ипостаси Голоса (в других случаях так же, как Хлеб и Вино)

ПЕТР, мажордом

ФАРРАГО, знаменитый актер

Место лишено ярко выраженной пространственной специфики. В полумраке вспыхивают молнии, их голубоватый оттенок напоминает свет телевизионного экрана.

ПЕТР (входя). Ваше Превосходительство!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Тсс! Не сейчас, Петр!

ПЕТР. Но... Ваше Превосходительство!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Не мешай! Не видишь, я смотрю!

Молния разрезает небо.

ПЕТР. Ваше Превосходительство только испортит себе глаза...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (урча от удовольствия). Гуситские войны, мои любимые!

Снова молния. Сквозь просвет в тучах прорываются военные крики и отчетливая барабанная дробь.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (радуясь, как ребенок). Вот! Посмотри сам, Петр! Видишь барабан, вон там, впереди? Он их ведет! Ух, как бьют, бум, бум, бум, слышишь?

ПЕТР (с укором). Ваше Превосходительство!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. А ты знаешь, что это за барабан? Ха! Не знаешь! Не знаешь, потому что не смотрел! Так я тебе скажу: это не простой барабан, нет! Это (с гордостью) мой Жижка! Он велел после смерти своей собственной кожей барабан обтянуть, и вот он, нате вам! Гетман, как прежде, ведет в бой! (Восхищенно.) Эх, молодцы, молодцы! Знаешь, Петр, я люблю чехов! Мне даже иногда кажется, больше, чем всех остальных. А может, сделать их избранным народом, а?

ПЕТР. Я только хотел бы напомнить, что Ваше Превосходительство однажды уже избрали...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Я? А, ну да! А еще раз нельзя?

ПЕТР. Увы!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Жаль!

ПЕТР. Если мне позволено будет сказать... Не стоит Вашему Превосходительству столько это смотреть - кровь, насилие, жестокость...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (уязвленно). Ты слишком долго был проповедником, Петр! Я не ребенок и буду смотреть, что захочу!

Гром.

ПЕТР. Конечно, конечно...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (словно оправдываясь). Понимаешь, Петр, это такая красивая война! Вон, смотри, совсем рядом, на холмах, какие чудесные костры!

ПЕТР. Это казнь, Ваше Превосходительство! Сжигают мятежников!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Может быть, может быть... но, знаешь, мне кажется, будто все это сделано для меня одного! Гляди, как они задирают головы, можно подумать, знают, что я смотрю!

Молния.

ПЕТР (кашлянув). Если Ваше Превосходительство позволит, я еще только хотел сказать, что Фарраго ждет.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Он по записи?

ПЕТР. Нет, Ваше Превосходительство, несчастный случай! Машина упала с моста в реку.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (фыркнув с негодованием). Можно подумать, в первый раз! Ты уверен, что это он?

ПЕТР. Он, он, Ваше Превосходительство! Как живой!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Сам не знаю, Петр... (Брезгливо.) Понимаешь, такие типы... А может, сразу отправить его вниз?

ПЕТР (уверенно). О нет, Ваше Превосходительство! Хоть какая-то справедливость должна быть на том... то есть на этом свете!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (возмущенно). Да, но Фарраго...

ПЕТР. Вашему Превосходительству не следует забывать, что в каком-то смысле он тоже - часть Вашего Превосходительства!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ну да, да... Ладно уж, пусть войдет.

Его Превосходительство прекращает греметь и метать молнии, наступает тишина.

ПЕТР (торжественно объявляет). Виктор Фарраго!

Фарраго вваливается скорее пьяный, чем живой.

ФАРРАГО (бормочет). Гражданин начальник, ради Бога, два пива! До двух пив - не рецидив! (Петру, угрожающе.) А ты, дедуля, придержи ручонки, понял? Я... Фарраго! (Засыпает стоя.)

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Надо, Петр, чтобы он протрезвел.

ФАРРАГО (просыпается). Сколько времени, господа? У меня вот-вот съемки начнутся, я ехал на съемочную площадку, а тут... Божеее! Надо заплатить? Голубчик, позвоните срочно продюсеру, у него все деньги. Он точно заплатит. (Хихикает.) Без меня фильма не будет!

ПЕТР (зловеще, сквозь зубы). О да, придется заплатить, господин Фарраго! Придется заплатить!

ФАРРАГО. Ладно, дедуля, твоя взяла! Хочешь сразу - получишь сразу, к чему эти нервы. (Ищет по карманам.) Чеки принимаете? Нет? (Вынимает мелочь из кармана.) Маловато будет, но... знаешь что? Бери часы! Ну давай, начальник не видит, хорошие, “Ролекс”. Я себе новые куплю! Только ты меня, дедуля, сразу на студию вези, не то режиссер озвереет. Режиссер! (Хихикает.) А к черту его, пусть звереет. Ты видел меня, милейший, в его последнем фильме? “Ночной фрезеровщик”! Не видел? И правильно! Ночь, пустой завод, а я после работы фрезерую... команду регбисток! Ножи вращаются, секут, вонзаются, жертвы медленно приближаются к ним...

ПЕТР (в ужасе). Все, хватит! К счастью, я не обязан выслушивать эти ужасы. (Торжественно.) Виктор Фарраго! Через мгновение ты предстанешь пред лицом... Его Превосходительства. Ему дашь отчет во всем, что натворил...

ФАРРАГО (перебивает его). Эй, минуточку, дедуля! Зачем сразу впутывать его... его... прев... прев... (Икает.)

ПЕТР. Превосходительство?

ФАРРАГО. Именно! (Заговорщически.) Давай обойдемся без него, а? Говори, чего хочешь! Ну, смело, не стесняйся! Я Фарраго!

ПЕТР (с достоинством). Вижу, ты не понял. Это исключительный случай. Его Превосходительство редко принимает лично.

ФАРРАГО (нервно). Эй, момент, дед! А что я такого, собственно, сделал? Это же мой “ягуар” упал в реку, нет? “Ягуар”, сукин кот! Наплевать, куплю новый!

ПЕТР. Виктор Фарраго! Готов ли ты?

ФАРРАГО (небрежно). А, ладно! Давай сюда твое Превосходительство, только быстро, я спешу!

ПЕТР (себе под нос). Поспешишь, чертей насмешишь!

Фарраго устраивается в каком-то кресле, достает мятую пачку сигарет, вытаскивает сигарету, вставляет в уголок рта. Говорит твердым голосом.

ФАРРАГО. Эй, дед! Курить охота! У вас тут огонька не найдется?

Раздается шипение молнии.

ПЕТР. О Боже! То есть я хотел сказать: Ваше Превосходительство!

Фарраго с удовольствием затягивается сигаретой.

ФАРРАГО (поднимая руку). Спасибо, Превосходительство!

Его Превосходительство остается невидим. Его голос звучит четко, но нельзя определить, откуда он доносится.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Мне бы хотелось сначала тебя рассмотреть, Виктор Фарраго.

ФАРРАГО (оглядываясь вокруг). Мне тоже... но меня, кажется, ослепила эта твоя зажигалка. Зови меня по имени. Я - Витек!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. А я... есмь... Что касается имени, тут есть варианты! Вы любите придумывать имена. Любите придумывать... Я... Знаешь, я ни разу ничего не придумал. Вещи появлялись, я на них смотрел, они были уже завершенными, цельными, хорошими. К ним нечего было добавить, даже имени. Но, возвращаясь к делу...

ФАРРАГО. Вот именно. Давай короче, Превосходительство, у меня нет времени.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Нет времени! Как хорошо ты это сказал! Поистине, у тебя его уже нет! Теперь мы с тобой можем болтать бесконечно.

ФАРРАГО (нервно). Думаешь, меня кинули?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Что-то в этом роде.

ФАРРАГО. Ты меня, Превосходительство, не пугай. У меня контракт. Если что, они попадут на бабки!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Твой контракт просрочен.

Фарраго пытается встать, но что-то невидимое удерживает его в кресле.

ФАРРАГО (удивленно). Это еще что?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Я только хотел к тебе присмотреться. Ты... ты ведь отличаешься от тех, что были тут до тебя! Подожди!

Молния просвечивает Фарраго, как рентгеном.

ФАРРАГО (заслоняя глаза). Перестань! Я ничего не вижу!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Поразительно!

ПЕТР. Никаких следов, Ваше Превосходительство! К нему ничего не прилипло! Ради... я хотел сказать: даже странно, что у него это совсем... разошлось!

ФАРРАГО. Минутку! О чем речь? Что разошлось?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Видишь ли, Фарраго, душа и тело связаны... гм, особой связью, и потом их нелегко разделить. Душа пропитывает тело...

ПЕТР (перебивает его). А иногда так им провоняет - смердит, как бочка от селедки!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (продолжая мысль). ..ак же, как тело пропитывает душу!

ПЕТР (взволнованно). А помните, Ваше Превосходительство, того портного из Салоник? Вот у кого душа телом набрякла! По самые уши! Хорошие поступки салом заплыли, а совесть-то, извините за выражение, так от газов расперло, что нам она в два раза больше показалась, чем у нормального человека! А как бы с ним в чистилище намучались!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (укоризненно). Петр!.. Скажу тебе так, Фарраго: если тело и душа на злое настроились, как сообщники, о-о-о-о! Тогда разделить их всего труднее! У тебя же они отдельно существуют! Получается, что, если ты совершил какое-то зло... а может быть, (поколебавшись) и добро, тебя как будто при этом не было! Гм...

Петр подходит к Фарраго и осторожно втягивает носом воздух.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Чувствуешь что-нибудь, Петр?

Петр еще ближе подходит к Фарраго.

ПЕТР. Пахнет, Ваше Превосходительство!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. А что это, по-твоему, может быть?

Петр засовывает нос под мышку Фарраго.

ПЕТР. Не знаю, Ваше Превосходительство!

ФАРРАГО (хватая Петра за нос). Скажи своему Превосходительству, что это “Вечность”. “Eternity” Кельвина Кляйна! А ты, дедуля, если еще раз меня тронешь, я из твоей задницы расписной ларец сделаю, ясно!

Петр, кривясь от боли, трет нос. Его Превосходительство покашливает, пытаясь скрыть смех.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Приступим к делу. Начинай, Петр.

ПЕТР (торжественно гундосит). Виктор Фарраго! Ты обвиняешься в совершении многочисленных убийств с использованием таких орудий, как... (Умолкает в замешательстве.) С позволения Его Превосходительства я не буду перечислять орудия, потому что...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Почему?

ПЕТР. Потому, что в этом списке есть... всё!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (с интересом). Всё, говоришь? Но ведь не любое подходит!

ПЕТР. У него подошли. Ваше Превосходительство! Все без исключения!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Не верю! Прочти... хотя бы несколько!

ПЕТР. Да пожалуйста! (Прокашливается.) Астролябия, гвоздь, топор, метафора, кастет, налоги, Его Превосходительство...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Хватит! Переходи к следующему пункту.

ПЕТР. Виктор Фарраго! Ты обвиняешься в том, что: потрошил, хлестал, бухáл, грыз, травил, рубил, болтал, волочился, пренебрегал, свежевал и усугублял! Что замучил, укокошил, шлепнул, грохнул, а вдобавок, Ваше Превосходительство, как он сам признался, отфрезеровал команду регбисток во внеурочное время! (С глубочайшим омерзением возводит глаза к небу.)

Воцаряется долгая тишина.

ПЕТР (плачущим тоном). Ваше Превосходительство!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Что такое?

ПЕТР. Ваше Превосходительство! Он... заснул!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Что ты говоришь, Петр! Это невозможно!

Фарраго раскатисто храпит, развалившись в кресле.

Ну да! Он действительно спит.

ПЕТР (не выдержав, взрывается). Ваше Превосходительство! Так не может продолжаться! Это какое-то издевательство! Нужно немедленно что-то сделать!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (беспомощно). А что я могу сделать?

ПЕТР. Лучше всего - сказать ему! Прямо! Без обиняков!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ну хорошо, хорошо!

Молния и гром, мощнее, чем предыдущие; становится и вправду жутко.

ФАРРАГО (просыпаясь). Начинаем съемку? Иду, иду! Дайте мне текст. И организуй, что ли, кофейку, дедуля!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (громко). Послушай меня, человек! Ты умер! Ты находишься там, где дашь ответ за свои грехи пред лицом...

ФАРРАГО (перебивая его, деловым тоном). А где камера? И текст... есть вообще какой-нибудь текст?

ПЕТР. Видите, Ваше Превосходительство! С ним невозможно по-человечески! Только чудо, Ваше Превосходительство, только чудо!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Чудо только в крайнем случае, Петр! Ты же знаешь, это противоречит моей натуре. Попробуем по-простому!

Молния трясет Фарраго довольно продолжительное время. Сильно контуженный и обожженный Фарраго скулит от боли.

ФАРРАГО (чуть не плача). Ты чего, Превосходительство? Я же сказал, без рук! Если ты постановщик этого балагана, то это еще не значит, что ты Господь Бог!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (потрясенно). Ты был прав, Петр! Только чудо! (Перебирает в уме.) Чудо, чудо, сейчас...

ПЕТР. Знаю, Ваше Превосходительство! Сделаем так... (Закрывает глаза, с мстительным наслаждением.) Сначала насыплем ему в глаза воробьиный помет, чтобы утратил зрение, потом подвесим на ветке смоковницы головой вниз, чтобы Асмодей ему пчелиное гнездо в жо... то есть ниже поясницы, как в дупло, всадил. А затем... да будет он брошен в пещь огненную, как Седрах, Мисах и Авденаго! А когда его уже хорошенько припечет... тогда Ваше Превосходительство освободит его без единого следа на теле!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (с отвращением). Петр, я всего лишь Господь Бог, пожалуйста, не забывай об этом!

ПЕТР (покорно). Пусть будет по воле Вашего Превосходительства.

ФАРРАГО (очухавшись, встает). Кофейку, дедуля! И бутылку минералки!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (с раздражением). Вот именно, дедуля, кофейку! Дай ему кофе - на такие чудеса я пока еще способен!

ПЕТР приносит поднос с кофе и воду. Фарраго выпивает залпом три чашки кофе, бутылку минеральной воды, потом потягивается, шлепает себя по щекам, делает несколько упражнений, приглаживает рукой волосы - и готово. Перед нами ослепительно красивый, с лучистой улыбкой на лице актер, готовый к работе.

ПЕТР (смотрит остолбенело). Это... это чудо, Ваше Превосходительство! Никогда б не поверил, если бы собственными глазами...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Сделай и мне этого, ну... кофе!

ФАРРАГО (голос мягкий, звучный, превосходная дикция). Я понимаю, Ваше Превосходительство, Вы от меня чего-то ждете, однако прошу великодушно простить: я тут не все понимаю. Буду искренне благодарен, если Вы соблаговолите несколько прояснить ситуацию!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (себе под нос). Я бы не поверил, если б собственными глазами... (Откашливается.) Ну хорошо, раз уж ты здесь...

ФАРРАГО (перебивает). А где я, собственно, нахожусь?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (продолжая мысль). ..аз уж ты здесь...

Входит ПЕТР, неся поднос с кофе.

ПЕТР. Кофе для Вашего Превосходительства!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Оставь нас одних, Петр!

Петр, удивленный, выходит. Чашка наклоняется. Его Превосходительство урчит от удовольствия.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Божественный аромат! Итак, раз уж ты здесь...

Чашка описывает в воздухе кренделя, свидетельствующие о замешательстве Его Превосходительства.

(Почти шепотом.) Послушай, Фарраго! У меня проблема. Я не хотел, чтобы Петр слышал, он такой... принципиальный! Но ты... ты... другой! Тебе я могу сказать, ты поймешь! Речь о... зле!

Чашка танцует над головой Фарраго, который изо всех сил старается увернуться.

ФАРРАГО. Мгм!

Кофе придал смелости Его Превосходительству, кровообращение ускорилось, танец чашки - тоже.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Не думай, что зло меня как-то особенно интересует, нет-нет! Не больше, чем все остальное, из чего я состою. Только, понимаешь, в последнее время появилось нечто новое!

ФАРРАГО (с легким сомнением). В последнее время?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (убежденно). Да! Какой-то новый вид зла, над которым я уже не властен! Оно размножается само по себе, по собственному образу и подобию, плодит двойников, а я разглядываю его в себе и совершенно не понимаю! Оно растет во мне, Фарраго, растет и лишает меня реальности. Иногда мне кажется, что оно совершеннее меня, что в нем больше жизни, чем... (Заходится кашлем, как самый обыкновенный больной человек.)

Прибегает встревоженный ПЕТР.

ПЕТР. Ваше Превосходительство, не говорите так много! Это вредно Вашему Превосходительству! (Себе под нос.) Веками молчал, а тут на тебе, разговорился!

Фарраго разглядывает в карманном зеркальце свои зубы. Его Превосходительство приходит в себя.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (слабым голосом). На чем мы остановились, Петр?

ПЕТР. Да на том, Ваше Превосходительство, что пора уже раз и навсегда отправить его ко всем чертям!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Но прежде надо выслушать...

ПЕТР. Вот еще! Выслушать! Если мы всех будем выслушивать, то ни Вашего Превосходительства, ни моей жизни не хватит!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (сомневаясь). Знаешь, по-моему, это будет неправильно...

ПЕТР (нетерпеливо). Да ведь его жизнь - тот случай, которому никакая защита не поможет, неужели Ваше Превосходительство этого не видит? Шабат на носу, а приговор ему давно уже вынесен! И ничего такого, что могло бы его изменить, уже не случится, это точно!

ФАРРАГО (чарующе). Прошу прощения, что прерываю вашу беседу, но, честно говоря, я тороплюсь на работу.

ПЕТР (возмущенно). Торопится на работу! Мало ему еще преступлений и мерзостей.

ФАРРАГО (по-прежнему, не обращая внимания на Петра). А что касается этого несчастного инцидента с машиной, может быть, договоримся на другое время?

ПЕТР. Нет другого времени! Сюда приходят только раз!

ФАРРАГО (обольстительно). Я рассчитываю, что для меня, господа, вы сделаете исключение! Дело, которому я служу, безумно изматывает психически и физически.

ПЕТР (торжествующе). Ага! Ваше Превосходительство, он признается!

ФАРРАГО. Однако уже одно то, что я могу хоть немного развлечь людей и доставить им удовольствие, для меня достаточное вознаграждение! (Его глаза наполняются слезами.)

Петр стоит с открытым ртом, потеряв дар речи.

ФАРРАГО (взволнованно). Речь не обо мне, господа, а обо всех тех, кому я отдаю себя, свою плоть и кровь, кому дарю минуты утешения в их безрадостной жизни! Подумайте о них, о ваших матерях, сестрах, братьях, которые приходят толпами, чтобы встретиться со мной! Которые сидят в темноте, притихшие и сосредоточенные, завороженно глядящие на бьющий из этой темноты свет - lux in tenebris. Которые препоручают мне свою волю, чувства и мысли, а я, в отличие от тебя, Ваше Превосходительство, видимый, но отсутствующий, ввожу их в мое царство - царство обратимых событий! В мир абсурдной уверенности - а что такое надежда, господа, как не вера в нелогичное развитие событий, в то, что убитый воскреснет и спасется бегством, что пострадавшая и униженная улыбнется сквозь слезы в объятиях раскаявшегося преступника? Вера в то, что необратимости не существует, а жестокость слов “конец” и “никогда” исчезает с выходом на экран новой серии!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (задумчиво). Гм! Я понятия не имел, что...

Петр изо вех сил старается укрыть Фарраго от глаз Его Превосходительства. Он возбужденно кричит, машет руками.

ПЕТР. Не слушайте его, Ваше Превосходительство! Это обыкновенный обманщик, он хочет задурить нам головы, чтобы отвлечь от себя внимание. Но это тебе не удастся, Фарраго! О нет! Ты за все ответишь!

ФАРРАГО. То есть за что?

ПЕТР. За что? Он спрашивает за что? Да хотя бы за команду регбисток, отфрезерованную после работы...

Фарраго разражается неудержимым смехом, вскоре, однако, перестает смеяться, и на лице его отражается безграничное недоумение.

ФАРРАГО. Ну нет! Вы это серьезно? Кто вы, собственно, такие? Религиозная секта? Нью эйдж? Здоровое питание? У вас нет телевизора? Чем вы тут занимаетесь целыми днями?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. О чем он говорит, Петр? Какой еще телевизор?

ПЕТР. Ей-богу, не понимаю, Ваше Превосходительство!

ФАРРАГО. Я спрашиваю: вы что тут смотрите?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. А-а-а! Я смотрю фрагменты времени.

ФАРРАГО. “Фрагменты времени”? Не слышал! Это новый сериал?

ПЕТР. Его Превосходительство любит смотреть войны, которые ведутся во имя Его Превосходительства.

ФАРРАГО. Значит, военные фильмы! Ну, так теперь все ясно, правда же, господа? Фильм есть фильм! За вождение в нетрезвом виде я могу заплатить, но за “Ночного фрезеровщика” не отвечаю! Я актер! Профессионально создаю действительность...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (удивленно). Создает действительность! Слышишь, Петр?

ФАРРАГО. Действительность, но понарошку!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Что значит “понарошку”, Петр? Разве я когда-нибудь делал что-нибудь “понарошку”?

ПЕТР. А мне откуда знать? Когда Ваше Превосходительство создавали мир, никто Вашему Превосходительству на руки не смотрел!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Объясни нам, Фарраго, что значит “создавать понарошку”? Это очень интересно!

ФАРРАГО. Понарошку? (Задумывается.) Если что-то “понарошку”, значит, на самом деле этого не существует.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ты хочешь сказать, что создал что-то, чего нет?

ФАРРАГО. Да! То есть нет! Ну, например: я стреляю, но никого не убиваю.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Каждый может промахнуться, Фарраго! Уж в этом я разбираюсь - “человек стреляет, Господь Бог пули носит”. Только тебя это никак не оправдывает. Если ты хотел его убить...

ФАРРАГО. Но я вовсе не хотел его убивать!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. А зачем, в таком случае, ты вообще стрелял?

ФАРРАГО. Так велел режиссер.

ПЕТР (про себя). “Кто-то ему велел” - худший способ защиты!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Значит, кто-то, кого ты называешь режиссером, велел тебе стрелять в человека. И ты согласился? Почему? Он тебе угрожал?

ФАРРАГО. Мне? Угрожать? Это моя профессия, вот и все! Мне за это платят!

ПЕТР (с отвращением). Вы слышите, Ваше Превосходительство, он это сделал ради денег, как Иуда. Гадость! У тех, что были здесь до него, имелась, по крайней мере, какая-то благородная идея, а этот - за деньги! Убил человека за деньги!

ФАРРАГО. Да ведь я же никого не убивал!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Но стрелял!

ФАРРАГО. Ну и что? Так стрелял, чтобы не убить.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Так зачем ты вообще стрелял, если не хотел убивать? А если бы случайно в кого-нибудь попал? Каждый может промахнуться...

ФАРРАГО (стонет). Я только хотел сказать, что создавать “понарошку” - значит изображать, будто что-то делаешь, хотя вовсе этого... не делаешь!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ты хоть что-нибудь понимаешь, Петр?

ПЕТР. Ничегошеньки, Ваше Превосходительство!

ФАРРАГО. Возьмем какое-нибудь простое действие. Вот, например, это... (Встает с кресла и медленно идет в сторону Петра.)

ПЕТР (внимательно к нему приглядываясь). А сейчас ты по-настоящему идешь или понарошку? Только изображаешь...

Фарраго останавливается перед Петром. Обездвиживает его молниеносным ударом, выкручивает ему руку, начинает душить.

ФАРРАГО (голос хриплый, злой). Гони ключи, дедуля! Мне надо немедленно возвращаться, понятно? Если я нарушу контракт и меня прижмут юристы, мне несдобровать!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (в восторге аплодирует). Прекрасно, браво! Теперь понимаю! Ты изображаешь, что делаешь что-то, хотя вовсе этого... не делаешь!

ПЕТР (хрипит). Ваше Превосходительство... на помощь!

Фарраго ощупывает Петра, снимает у него с пояса ключи.

ФАРРАГО. Теперь тебе никакое Превосходительство не поможет! Давай, старик, показывай, где тут выход?

Его Превосходительство аплодирует.

ПЕТР. Ваше Превосходительство, он же меня убьет!

ФАРРАГО. Хватит болтать, пошел!

Петр стоит на месте, как скала. Фарраго сильнее выворачивает ему руку.

ПЕТР. Боже... помоги мне!

ФАРРАГО. Ты тверд, как скала! Но ты меня еще не знаешь! (Душит его.)

ПЕТР (в отчаянии). Боже мой, зачем ты меня оставил!

Вдруг свет гаснет, раздаются раскаты грома, становится жутко. Петр и Фарраго в ужасе застывают. Молния разрезает небо, Фарраго падает без чувств.

(Освобожденный, растирая руку.) Ваше Превосходительство не торопились...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (с грустью). Это было нечестно! Откуда ты знаешь эти слова? Слышал, как... как он их говорил?

ПЕТР. Те, что стояли близко, слышали.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. А ты повторил его слова...

ПЕТР. Главное, что они подействовали... на этот раз!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ты воспользовался тем, что тебе не принадлежит! Ты вызвал место и время, которых здесь не было, пока ты не произнес эти слова! (Пораженный.) Петр, ты и-зо-бра-жал!

ПЕТР (в ужасе). Я...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ты прикинулся тем, кем не являешься, чтобы меня задеть, чтобы я почувствовал себя виноватым, чтобы...

ПЕТР. Чтобы Ваше Превосходительство, наконец, сделали то, что давно должны были сделать!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (раздраженно). Перестань, Петр!

ПЕТР. А вот и не перестану! Нет уж! Мы все считали, что со стороны Вашего Превосходительства это подло! Чего стоило Вашему Превосходительству тогда мучителей молниями пораскидать?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (страдальчески). План был другой!

ПЕТР. План! План! Однако Ваше Превосходительство до сих пор не могут себе этого простить! И я скажу Вашему Превосходительству прямо в глаза (озирается, потому что попасть в глаза Его Превосходительству и впрямь непросто), Ваше Превосходительство не меня только что спасли, а... Его!!! А это значит, что Ваше Превосходительство сами... сами сейчас и-зо-бра-жа-ли!

Наступает тягостное молчание. Вдруг, как феникс из пепла, поднимается Фарраго с кривой смущенной улыбкой.

ФАРРАГО. Ну, дай пять, дедуля, помиримся! Это ведь было понарошку.

ПЕТР (пятясь). Но больно...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (задумчиво). Больно!

ФАРРАГО. Это и есть искусство, господа: делаешь понарошку, а болит по полной программе!

ПЕТР (потирая руку). Ваше Превосходительство! Понарошку или не понарошку, это уже не мое дело! Я одно знаю: если болит по-настоящему, значит, кто-то должен за это ответить! (Грозно смотрит на Фарраго.)

ФАРРАГО. Слушай, дедуля, давай поменьше принципов. Я актер! Я играю! А когда я играю, это уже не я, а герой, которого я создаю!

ПЕТР (иронически). Ага! Выходит, вас двое?

ФАРРАГО. Нет, один! Я один, но в двух лицах!

ПЕТР. Вы слышите, Ваше Превосходительство? Он один в двух лицах. А может, в трех, а, Фарраго?

ФАРРАГО (устало). Ладно, дедуля, пускай в трех. Я актер!!! Я сыграю Макбета и всю семью Мэнсона, но в тюрьму за них не сяду! Нет, это какая-то паранойя!

ПЕТР. А я, Фарраго, простой рыбак из Вифсаиды, но я умею считать рыб, которые попадаются мне в сеть! Мы здесь ведем учет душ... Так что скажи, мой Фарраго, что тебя связывает с тем, другим, ну, тем, кого ты играешь? Похож он на тебя лицом и фигурой?

ФАРРАГО. Ну конечно, ведь...

ПЕТР. А руки у него, как у тебя?

ФАРРАГО. В точности!

ПЕТР. А здесь, внутри, сердце - чье, его или твое?

ФАРРАГО. Ну как, чье? Мое!

ПЕТР. Скажи мне еще: а если ты поранишься, чья кровь потечет, твоя или его? А пот - его или твой? А если... если бы ты вдруг умер, склонится он над тобой и заплачет или тоже умрет?

ФАРРАГО. Да пошел ты со своими вопросами!

ПЕТР (умильно). Скажи мне только еще, а что... с душой? Их две или одна? Если одна, то как вы ее между собой делите? Поровну? Или, может быть, ты даешь ему три четверти, а себе оставляешь четверть, а? Нет, может, не так, может... может, ты отдаешь ее всю - для простоты, ведь душу не так-то легко поделить!

ФАРРАГО. Не тяни, старик! Говори прямо, о чем речь!

ПЕТР. О том, что имитация преступления - тоже преступление! А чем вернее копия, тем в большей мере она преступна, потому что ни ты их в себе не разделяешь, ни взгляд на тебя смотрящего! Не думал об этом, а, Фарраго? Не думал о том единственном зрителе, который смотрит и все видит? Который, возможно, не различает, что “понарошку”, а что “взаправду”? Не приходила тебе в голову такая безумная мысль: а что, если мне это представление засчитают как правду?

ФАРРАГО. Нет! Нет! Нет! Отцепись от меня, старикан!

ПЕТР. Мне дела нет, сколько народу ты изображаешь, если душа всегда одна и та же! Я всего лишь простой рыбак из Вифсаиды, но, когда мне в сеть попадется рыба, я в счете не ошибусь, пусть хоть за пятерых дочерей Салпаада себя выдает!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Оставь его в покое, Петр!

ПЕТР. Нет, Ваше Превосходительство! Он мой! Это я здесь отвечаю за души! (Его голос звучит как иерихонская труба.) Виктор Фарраго! Теперь ты признаешь свою вину? Берешь на себя ответственность за всех тех, кого ты сотворил? За их поступки, мысли и слова?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Оставь его! Петр (голос Его Превосходительства резко срывается), оставь его в покое!

ПЕТР. Ваше Превосходительство, я...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ты ничего не понимаешь, Петр!

Фарраго щурится, как будто стараясь что-то вспомнить.

ФАРРАГО. Ничего ты не понимаешь. Даже не можешь себе представить, чть со мной происходит, когда я стою там совершенно один. Вокруг пустота, и темнота над рядами. Я... Откуда мне знать, существую ли я, если нет стены, от которой могло бы отразиться мое дыхание... Го-о-о-осподи! Я здесь так давно, прошел ли уже вечер и утро? День первый? Второй? Третий... Вдруг зажигается свет и отделяет сцену от зрительного зала. Теплое, ослепительное пространство - спасибо Тебе, Боже, что сотворил пространство! Если бы еще не эта тишина...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Тишина первых дней сводила меня с ума!

ФАРРАГО. Я постепенно припоминаю слова, из-за которых сюда попал. Слова, которые были вначале, до того, как все началось, потому что вначале - всегда слова. То есть текст. Текст - у режиссера, а слова - во мне, я полон ими, они подступают к горлу...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. ..е было во мне ничего, кроме слов...

Опешивший Петр со страхом смотрит на Фарраго.

ПЕТР (предостерегающе). Ваше Превосходительство! Ваше Превосходительство, не слушайте его!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ты ничего не понимаешь, Петр!

ФАРРАГО. Я подумал: он состоит из одних слов, значит, я дам ему тело, мое тело, потное, дрожащее, облепленное гримом, как глиной...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Я подумал: он грубый и бесформенный, как плохо обожженный горшок. Я дам ему слова, которые ношу в себе, они сделают из него человека по моему образу и подобию, я дам ему себя, отдам ему себя в тех словах, что во мне...

ФАРРАГО. ...подчиню свое тело его словам...

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. ..брету его дыхание, мысли и чувства...

ФАРРАГО. ...и он заговорит моим голосом!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Я поселюсь в нем...

ФАРРАГО. ...а он врастет в меня так, что я стану им, а он - мной.

ПЕТР (просияв). Вы слышите, Ваше Превосходительство? Слышите? Признался! Наконец-то! Ну, здóрово Ваше Превосходительство его прижали, чтоб я сд... (Кхекает.) Виктор Фарраго! Суд окончен! Признаем тебя виновным во всех упомянутых преступлениях, ибо не только тот преступник, кто преступление совершает, но и тот, кто сотворил преступника и ни душой, ни телом отделиться от него не в силах! Виктор Фарраго! Ты признаешь свою вину?

Тишина. Фарраго с лицом, как гипсовая маска, беззвучно шевелит губами.

ПЕТР. Ты признаешь свою вину?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Да, Петр, признаю!

Финал

Те же декорации, что и раньше. Фарраго уже нет. Входит ПЕТР.

ПЕТР (кашлянув). Извините. Ваше Превосходительство! Ваше Превосходительство?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО (задумчиво). Мммм...

ПЕТР. Ваше Превосходительство, все сидите и сидите! Может, Вашему Превосходительству что-нибудь посмотреть? Крестовые походы или Столетнюю войну - ах, какая это была красивая война!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Нет, не хочется! А кроме того... Теперь я не уверен, что это... взаправду. Петр?

ПЕТР. Слушаю, Ваше Превосходительство!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Разве я им мало дал?

ПЕТР. О-о-о-о! Что Вы, Ваше Превосходительство! Я бы сказал, даже слишком много! Скорпионов, люмбаго и свободу воли можно было и придержать!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Так зачем им еще понадобилось это... “понарошку”?

ПЕТР. Таков уж человек! Ваше Превосходительство даст ему невиданные сокровища, а он только скривится, плечами пожмет, а потом сам себе палку из говна смастерит и давай из нее стрелять! Я в этом не разбираюсь, но одно скажу: когда Ваше Превосходительство создали мир, все было на своих местах, как положено! Зверь, камень, травинка и человек тоже! А тут вдруг Вашему Превосходительству вздумалось, чтобы человек всему имена дал! И зачем надо было на него полагаться? Не могли, Ваше Превосходительство, еще денек-другой потрудиться, чтобы мир доделать как следует? А человек, хитрюга, имена, конечно, понадавал, но тут же и заметил, что названия к вещам не очень-то пристают и оторвать их легко; что слово к слову тянется, как свой к своему, а на саму вещь и не смотрит! Поначалу ведь даже осторожничал, разве что чуть-чуть подрежет или подтянет, и все. Потом осмелел: там местами поменяет, чтобы проверить, по-прежнему ли роза розой пахнет, если ее капустой назвать, здесь поженит, сцепит, одно другим испортит. И таким себе всемогущим казался, прямо как Творец, а то и лучше! Работу за Вашим Превосходительством начал переделывать, а потом обнаружил, что может еще больше! Неудивительно, что он теперь мира за словами не видит!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Думаешь, в этом причина?

ПЕТР. Еще бы! Вот, пожалуйста, газеты пришли! Сколько тут слов, Ваше Превосходительство! Одни слова! И о чем пишут... Вашему Превосходительству угодно послушать?

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ну, читай!

ПЕТР. “Известный актер, Виктор Фарраго, который неделю назад попал в страшную аварию...” Кстати, Ваше Превосходительство зря его так запросто отпустили! У меня от этого недостача образовалась. Смерть была? Была! А души нет!

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Читай дальше!

ПЕТР. “..еожиданно пришел в сознание в больнице Милосердия Господня. Его жизни ничто не угрожает, однако врачи говорят о серьезных изменениях, произошедших в психике актера. Наш штатный “отрицательный герой”, король криминального жанра, незабываемый Ночной Фрезеровщик разорвал контракт на главную роль в фильме “Гитлин”. Напоминаем, что в картине, появления которой с нетерпением ждут зрители, рассказывается о чудовище-мутанте, созданном путем соединения генов Гитлера и Сталина. Впрочем, это не означает, что знаменитый актер намерен покинуть киноэкраны! В интервью нашей газете он сообщил, что ‘с сегодняшнего дня будет более тщательно выбирать роли’. Как нам стало известно из неофициальных источников, уже вскоре Фарраго начнет подготовку к роли... cвятого Франциска Ассизского!”

 

Конец

 

 

 

 

Версия для печати