Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2012, 9

Вдохновители и соблазнители

(Попытка эксгумации)

Обратная перспектива#

Обратная перспектива#

Александр Мелихов

Вдохновители и соблазнители

(Попытка эксгумации)

Немецкий экспрессионизм в советском зеркале

Холодная война была выиграна не холодным и не горячим, но незримым оружием, чье имя - соблазн. Мы годами подсматривали за куда более завлекательной жизнью сквозь дырочки и трещинки в железном занавесе, и наша собственная жизнь понемногу начинала представляться все более тусклой и незначительной. Нельзя сказать, что власть этого не понимала, но ведь понимать и находить выход - далеко не одно и то же. Можно было, конечно, зашпаклевать и самомалейшие трещинки, но ведь это означало отсечь себя не только от “буржуазии”, но и от так называемых прогрессивных сил, критикующих эту самую “буржуазию”. Поэтому советским идеологам приходилось выписывать пропуска к советскому читателю и зрителю хотя бы наиболее крупным художникам, предварительно нейтрализовав те их качества, которые могли ввести советскую публику в соблазн. Луначарский занялся этим нейтрализующим просвещением с первых лет советской власти, штампуя статью за статьей по схеме “Зачем пролетариату Ибсен?” - pro et contra.

В вершинные годы стального сталинизма с подобными тонкостями стали обходиться так же, как и со всякой прочей контрой, но в эпоху Брежнева открылась возможность разглядывать пикантности западной культуры через довольно-таки высокоумные монографии и сборники типа “Модернизм. Анализ и критика основных направлений” (1987), перескакивая через строгие наставления редакторов насчет того, что позиция марксистско-ленинской эстетики по отношению к модернизму едина и не дискуссионна и что модернизм независимо от различия его направлений есть явление кризиса, упадка и разложения культуры современного империалистического общества, явление формалистическое, враждебное гуманизму и реализму, тогда как советскому искусству следует идти проверенным ленинским курсом социалистического реализма.

Сегодня, однако, в год серебряной свадьбы названного сборника с советской интеллигенцией очень поучительно перечитать хотя бы статью А. Тихомирова “Экспрессионизм”, обложившись репродукциями и воспоминаниями о подлинниках, которые четверть века назад и не мечталось увидеть. Что ж, статья грамотная - если пропускать обличительные пассажи, то и впрямь можно кое-что узнать.

Все правильно - термин “экспрессионизм” (от латинского “expressio” - выражение) обычно применяется к таким явлениям искусства, “в которых изображение действительности деформируется ради сугубой выразительности в передаче духовного мира художника”. Правда, если говорить строго, художники во все времена в той или иной степени жертвовали житейским правдоподобием, чтобы выявить или подчеркнуть какую-то скрытую суть вещей. Вспомним хотя бы удлиненные фигуры Эль Греко, освещенные словно бы вспышкой молнии, да и в Древнем Египте величие земного владыки подчеркивали тем, что изображали его в несколько раз крупнее, чем рядовую плотву. Художественное направление очень редко удается обозначить каким-то признаком, который бы не удалось отыскать за его пределами: в гомеопатических дозах все есть у всех. Надежнее классифицировать, указывая конкретное ядро, а размытую периферию оставляя произволу искусствоведов.

Автор “Экспрессионизма” и называет это ядро - художественные объединения “Мост” и “Синий всадник”. Художники этого ядра настаивали прежде всего на том, что творец имеет право на фантазию, на свободное выражение своего внутреннего видения. Но кто и когда отрицал это право? Когда такие банальности перерастают в пламенные декларации, это наводит на догадку, что слишком уж удушающими были, видимо, противоположные, еще более банальные догмы “реалистической” эстетики, полагающей единственную цель искусства в пресловутом подражании природе, в “отражении жизни как она есть”. Рассуждения идеологов экспрессионизма неслучайно пересыпаны выпадами против “филистеров и авторитетов”, но ведь одними выпадами и манифестами в искусстве не проживешь, без оригинальных творцов, без их творений, способных волновать и потрясать, декларации не стоят почти ничего.

И творцов экспрессионизма “Экспрессионизм” А. Тихомирова перечисляет тоже совершенно правильно.

Группа “Мост” была создана в 1905 году студентами архитектурного факультета Высшего технического училища в Дрездене: Эрнстом Людвигом Кирхнером, Фрицем Блейлем, Эрихом Хеккелем и Карлом Шмидтом-Ротлуффом. В разное время к ней примыкали Эмиль Нольде, Макс Пехштейн и даже бельгиец Ван Донген:

 

Установка членов группировки на некую варварскую интуитивную непосредственность определяла в некоторой степени общую линию поисков художественного языка. Тяжелые массы цельных неразложенных тонов (отказ от импрессионистической воздушной перспективы), пастозно положенных на крупнозернистые холсты в черных рамах, геометрически упрощенные формы, язык грубой примитивной силы, постоянные оглядки на Средневековье, на крестьянское прикладное искусство и на искусство экзотических стран (Африки, Полинезии), мистическая подоснова - все это, по мысли инициаторов, должно было придать искусству новой группы черты внушительной силы, способной разрушить, снести с арены искусства все, созданное их предшественниками, которых они отвергали. Печать известной тяжеловесной неуклюжести лежала на этих картинах, где предчувствие какого-то ужаса нередко сочеталось с ощущением собственной неполноценности, со стремлением деформировать природные формы, выпятить безобразное, с решимостью дискредитировать и разрушить все, что казалось особенно устойчивым и незыблемым в буржуазном обиходе Германии накануне Первой империалистической войны[1].

 

Есть или нет в картине “ощущение собственной неполноценности” - это всегда очень субъективно и спорно. Но что к восхвалению силы и грубости нередко склоняются те, кому этих качеств недостает, это, как говорится, медицинский факт. “Предчувствие какого-то ужаса” - такие предчувствия обычно выискиваются задним числом. В картинах экспрессионистов частенько находят еще и прямые предчувствия Первой мировой войны, приписывая им пророческий дар, которого были лишены искушеннейшие политики, не догадывавшиеся о масштабе и сокрушительности подступающих бедствий. Об интеллектуалах и говорить нечего - Герберт Уэллс очень ярко изобразил их умонастроение: “Он вырос в твердой уверенности, сложившейся из общего молчаливого признания, что пушками можно орудовать только в колониях для усмирения дикарей, что войска на параде и боевые корабли на море - ничуть не меньшая формальность и традиция, чем лейб-гвардейцы в Тауэре... А тем временем, думал он, наука движется вперед, средства сообщения и связи улучшаются, и узы взаимосогласия, обеспечивающие благо всему миру, становятся все прочнее и крепче. Он считал, что короли, императоры, государственные деятели и военные власти... знают свое место в этой его высококультурной схеме. А оказалось, что он был просто дураком”[2].

Такими же дураками почувствовали себя многие и многие высококультурные люди: война была страшным ударом по интеллигентской вере в прогресс и разум. Но ведь чтобы ощутить трагизм жизни, совсем необязательно предчувствовать какой-то конкретный ужас. С точки зрения человека ХХ века, Лермонтов жил в идиллическую эпоху, но еще юношей пророчил “России черный год”: трагической натуре всегда найдется, что предчувствовать. Вместе с тем “деятели культуры”, и не малое их количество, встретили войну едва ли не восторженно. Томасу Манну, например, казалось, что Германия защищает культуру против цивилизации: “Культура - это вовсе не противоположность варварства... Культура может включать в себя оракулов, магию, человеческие жертвоприношения, оргиастические культы, инквизицию, процессы ведьм... Цивилизация же - это разум, просвещение, смягчение, упрощение, скептицизм, разложение”. В этом смысле Германия воплощала в себе Культуру, а западные демократии - скепсис и дряхлость Цивилизации. “Народная”, “глубоко порядочная”, “торжественная” - это еще не самые высокопарные эпитеты, которые образованнейший гуманист отыскал для “империалистической бойни”.

Тяга к некоей “исконности”, “первозданности”, “почве”, “язык грубой примитивной силы” входят в эстетическое обеспечение почти всех фашистских течений. Но эта же тяга способна рождать таких великолепных художников, как, например, Эмиль Нольде, - “это почвенно-земное начало”, как выразился о нем другой знаменитый художник Пауль Клее.

Если судить по портрету его жены Ады, “Весна в комнате”, Нольде мог бы существовать вполне благополучно как эпигон импрессионизма, но влечение к искусству Египта, Ассирии, Африки и Океании (а впоследствии к старшим современникам: Ван Гогу, Гогену, Мунку) превратило его в истинно оригинального художника. Сын крестьянина из глухой деревушки, Нольде клеймил растленный город не хуже Василия Белова: “Тут воняет духами, у них вода в мозгах, они живут, пожираемые бациллами, без стыда, как суки”. С другой стороны - “материал, краски были для меня как любовь и дружба; и то и другое жаждет принять самую красивую форму”.

После этого в его картинах ночной жизни города начинаешь невольно ощущать борьбу авторского отвращения и “желания красок принять самую красивую форму”. Скажем, “Ночное кафе”. Продольные пастозные мазки делают старой и морщинистой напряженно вытянутую шею ночной дамы при мертво отвисших уголках жирно и неряшливо намазанных губ, бюст вытекает из декольте; но как сияет эта дряблая кожа, только ночной электрический свет может сделать ее такой ослепительной. А как пламенеют вульгарно окрашенные рыжие волосы! “Цвета - это мои ноты, при посредстве которых я образую звуки и аккорды, сочетающиеся или контрастирующие друг с другом”. Звуки и аккорды нельзя пересказать - можно только всматриваться, пока не захватит дух от восхищения или не защемит сердце от сладкой боли. А житейская ситуация каждому откроется своя. Один разглядит в картине одиночество усталой немолодой женщины, все еще пытающейся высоко держать голову, хотя бравый хахаль с физиономией кота ухмыляется ей чуть ли не в лицо; другой увидит отвратительную жабу, покупающую любовь молодого наглеца; третий - наглеца, приценивающегося к старой жабе... Ассоциаций будет столько же, сколько зрителей, но каждый отойдет от картины с чувством: боже, как прекрасен и как ужасен наш мир!

Оттенок разоблачительства покидает картины Нольде, кажется, лишь тогда, когда, отвернувшись от современности, он обращается к чему-то “исконному”. Природа - “Маки и красные вечерние облака” - может казаться трагической, но не уродливой. Древние библейские персонажи - “Положение во гроб” - могут быть неуклюжими, но не фальшивыми. Скрюченная фигурка Христа, растопыренные пальцы на его продырявленной ноге, простодушный старик на корточках, горестно и пристально вглядывающийся в лицо мертвеца. Если бы картина была более традиционно мастеровитой, она не могла бы быть такой бесхитростно искренней. Искусность - единственный враг, которого я побаивался, говаривал Нольде. Пышный Тьеполо внушал ему ужас. В письме из Новой Гвинеи Нольде признавался, что первобытные люди, живущие среди природы, часто представляются ему единственными настоящими людьми, а “мы” - уродцы, манекены.

Мечта романтиков всегда устремлялась из современных им серых будней в какие-то экзотические края и времена, где только и сохранилась некая подлинная жизнь, и экспрессионизм в моих глазах есть ветвь романтизма, стремящаяся освободиться от некоторой выспренности и слащавости своего предшественника.

В “Пророка” тоже нужно вглядываться очень долго, чтобы наконец он смилостивился и заговорил с вами. Тонких линий, психологических оттенков почти нет - простота и сила, мужество и скорбь высвечиваются из тьмы. Из-за разбросанных там-сям, светящихся среди черноты расщелинок само дерево, на котором вырезан пророк, начинает казаться древним, растрескавшимся.

 

Но языка грубой примитивной силы в искусстве оказалось недостаточно, чтобы завоевать любовь тех, кто намеревался говорить языком грубой примитивной силы в реальности. Главный идеолог объединения “Мост” Кирхнер покончил с собой через год после знаменитой выставки вырожденческого искусства тридцать седьмого года[3]. Нольде пытался поладить с режимом, тоже объявившим борьбу с растленностью, сделавшим ставку на силу и простоту, вступил в нацистскую партию, и, однако же, его картины были изъяты из музеев, выставлены на позор среди прочих “вырожденческих” произведений, а самому художнику было запрещено заниматься живописью - даже для себя! Пехштейна постигла примерно та же участь. Фашисты не позволяли выпячивать безобразное.

Этот парадокс отмечался многими: “Эти мерзавцы, которые готовили себя для убийств и для которых убийство было главным занятием, главным удовольствием и содержанием их жизни, требовали от искусства какой-то нечеловеческой благопристойности. Казалось, их взгляду милее всего должны быть кровавые фантасмагории, кошмары, нагромождение трупов, искалеченные от боли и сладострастия лица - так нет же. В живописи, например, почитались скучнейшие пейзажи - изображения немецких лесов, гор, зеленых полей, по которым бродят откормленные стада и где возделывают почву трудолюбивые крестьяне. Были грандиозные статуи и портреты “немецких мужчин” - обнаженных мускулистых красавцев (лишенных, впрочем, признаков пола) или одетых в мундир “немецких женщин” - златокосых, задумчивых, но целеустремленных и уверенно глядящих вдаль.

Неврастеники, мистики, жизнь которых проходила в сплошной истерии... они яростно боролись с “отклонениями от нормы”, они только и делали, что кричали о “здоровом” искусстве, “полнокровном”, “трезвом”. Геббельс, например, приказал однажды прочесать все немецкие музеи и выявить хранящиеся в запасниках полотна враждебных художников. 730 полотен были извлечены из подвалов и выставлены на “всенародное” обозрение с такого рода надписями: “Так слабоумные психи видят природу”, “Немецкая крестьянка глазами еврейчика”. Приходили лавочники, унтер-офицеры, чиновники со своими женами - покатывались со смеху. После этого картины сожгли”[4].

Увы, требование от искусства жизнеутверждения, общедоступности, красоты, прославления национальных святынь далеко не обязательно исходит от чего-то жизнеутверждающего, прекрасного и святого... “Борьба за нравственность и дисциплину”, “за благородство человеческой души и уважение к нашему прошлому” - под этими лозунгами в Германии сжигались книги. Дело, наверно, в том, что ни один серьезный художник или писатель не “смакует мерзости” - он обращается к ним чаще всего потому, что они ранят его: ложь и лицемерие больше всего ранят людей совестливых, жестокость - добросердечных, а безобразие - оскорбленных за поруганную красоту. Боюсь, у человечества нет более точного измерителя красоты, истины и добра, чем душа художника: указывать ему - все равно что поправлять пальцем стрелку компаса. “Заблуждения” большого художника - это всегда некая правда, смысл которой мы не сумели постичь. Однако я отвлекся, меж тем как А. Тихомиров вновь совершенно правильно называет тех живописцев, кого классические экспрессионисты считали своими учителями: бельгийского художника Джеймса Энсора и норвежца Эдварда Мунка (Ван Гог и Гоген разумеются сами собой). Размалеванные маски Энсора, нелепые люди-куклы с размалеванными лицами-масками - даже странно, что это картины времен репинских “Запорожцев”... Равно как и “Крик” Мунка, написанный уносящимися вдаль, змеящимися вдоль горизонта синими, зелеными, желтыми, огненными струями; даже руки кричащего существа - две вырвавшиеся из рукавов струи...

Почему, собственно, Энсора и Мунка нужно считать не центральными фигурами экспрессионизма, а лишь его предтечами? Да потому, что направления в искусстве создаются не произведениями, а словами, лозунгами, “группированием” вокруг каких-то ошарашивающих символов и акций - то есть создаются средствами не творческими, а социальными. Не последнее из которых - объединение против общего врага.

К сокрушению последних бастионов натурализма и стремилось объединение “Синий всадник”. Лидеры “Синего всадника” Василий Кандинский и Франц Марк выбрали это название, по словам Кандинского, из-за обоюдной любви к синему цвету, а также из-за того, что “Марк любил лошадей, а я всадников”. Уже из этого объяснения видно, что эпатаж, издевка над эстетической благонамеренностью не были чужды основоположникам.

Кандинский, москвич по рождению и отчасти одессит “по” художественной школе, проживший к тому времени уже лет пятнадцать в Мюнхене - германском Париже, испытавший влияние и русского лубка, и Гогена, и французских фовистов (почему бы не экспрессионистов? - слова, слова, слова...), за год до возникновения “Синего всадника” выпустил книгу “О духовном в искусстве”, в течение года выдержавшую три издания. Кандинский рассказывал, что однажды, бросив случайный взгляд на картины у стены, он пришел в восторг, хотя и не понял, что там изображено. Это были его же собственные этюды - только перевернутые. Восхищение цветом без связи с изображаемым предметом привело его к мысли, что цвета - это некие клавиши, при помощи которых можно играть на рояле человеческой души.

“Художник, который является творцом, уже не усматривает своей цели в подражании (хотя и художественном) природным явлениям, хочет и должен найти выражение своему внутреннему миру. С завистью смотрит он, как подобная цель сегодня естественно и легко достигается наиболее нематериальным искусством - музыкой. Понятно, что он обращается к ней и пытается найти в своем искусстве те же средства. Отсюда в современной живописи проистекают поиски ритма, математической абстрактной конструкции, нынешняя оценка повторений цветового тона, манера приводить цвет в движение и т. п.” - вот такими цитатами, спасибо А. Тихомирову, мы и пробавлялись, не имея доступа к первоисточникам.

Есть ли в человеческих душах те самые струны, из которых клавиши цветов извлекали бы звуки более или менее сходные для разных людей, - это очень большой вопрос. Одни и те же цвета у людей разных культур часто вызывают противоположные чувства. Белый цвет, цвет невинности, юности, чистоты, у китайцев - траурный. Белоснежный сахар своей мертвенностью способен вызвать у них содрогание. Об изменчивости цветовых впечатлений в реалистической живописи и говорить не стоит. Классический пример: один и тот же красный цвет на щеках девушки и на ее носу выглядит совершенно по-разному. Общепонятной цветовой “нотной грамоты” явно не существует, но не исключено, что ее еще можно создать?..

Однако я за исканиями Кандинского едва не забыл про Марка. Франц Марк, убитый под Верденом в возрасте лорда Байрона, начинал с пантеистического стремления “вчувствоваться в трепет и поток крови в природе, в деревьях, в животных, в воздухе” и не нашел более подходящего средства, чем образы животных. Животные на его картинах действительно великолепны. Кажется, что эти мощные, праздничные цвета и силуэты сами по себе способны наполнить душу восторгом, хотя, конечно, ни на миг не забываешь, что перед тобой еще и полные силы и грации живые существа - пантеры, кони, олени...

А двадцатисемилетний Август Мáкке погиб в первый же год войны - и немецкое искусство, по словам его друзей, сделалось на несколько тонов беднее и бледнее. Когда долго вглядываешься хотя бы в его “Прогулку на мосту” - обобщенные силуэты, ослепительные краски, - невольно и сам начинаешь смотреть на мир как на яркий лоскутный ковер.

 

Немецких экспрессионистов бесчисленное количество раз и восхваляли, и порицали за эстетизацию безобразного, но их краски так великолепны, что волей-неволей дышат праздником. Однако А. Тихомиров причисляет к экспрессионистам еще одного блестящего графика, у которого ничего праздничного не высмотреть даже в электронный микроскоп.

В год смерти Ленина в почетной серии “Библиотека революционных монографий издательства Межрабпром” вышла брошюра “Лицо капитала”: пятьдесят пять рисунков Георга Гросса (сегодня часто пишут “Грос”) - частью злободневные карикатуры на деятелей Веймарской республики (Эберт с короной на голове, “кровавая собака” Носке с окровавленным палашом в зубах, Людендорф, Гинденбург и т. д.), частью незамысловатые аллегории.

Луначарский отозвался о Гроссе в высшей степени одобрительно: “Это поистине великолепно по силе таланта и по силе злобы...” Но дослужился до этих похвал Георг Гросс далеко не сразу. Родившись в один год с Маяковским, в юности он был погружен в “туманный идеализм, был еще настоящим романтиком” - до такой степени, что постепенно “стал настоящим человеконенавистником и скептиком-индивидуалистом”. “Мои тогдашние рисунки были отзвуком этого настроения, окрашенного ненавистью. Я рисовал, например, стол пивной “Зихен”, за которым сидели завсегдатаи, похожие на толстые, багровые туши, втиснутые в безобразные серые мешки. Чтобы выработать в себе стиль, который метко и беспощадно отображал бы грубость и бессердечие моих моделей, я изучал самое непосредственное проявление художественного импульса; я копировал фольклорные рисунки в писсуарах - они казались мне прямым и самым лаконичным выражением сильных чувств. Привлекали меня и детские рисунки своей однозначностью выражения”[5].

Писсуары - это, пожалуй, еще большая первозданность, чем Африка и Полинезия... Еще до войны Гросс задумал трехтомный труд “Безобразие немцев”. Маяковскому тоже с трудом удавалось останавливаться, громоздя перечисления лопающихся от жира “желудков в панаме”:

 

Два аршина

безлицóго розоватого теста:

Хотя бы метка была

в уголочке вышита.

 

Как рисовальщик Гросс был не менее изобретателен - его бы достало и на пятитомник. “Мой опыт накануне войны можно подытожить в двух словах: люди - свиньи”. Против воли попавший в армию санитаром, он несколько меньше ненавидел тех сослуживцев, кто, подобно ему, не испытывал энтузиазма. Его желчные зарисовки кое-кому из них доставляли удовольствие. “Я начал понимать, что есть лучшая цель для творчества, чем работа для себя или для торговца картинами”. Его стало интересовать искусство прошлых эпох, такие художники, как Хогарт, Гойя, Домье. Затем революция, бегство Вильгельма II, короткое увлечение дадаизмом: “Дадаизм был порывом, который мы совершили, чтобы вырваться из того замкнутого, чванного и чрезмерно ценимого нами круга, который парил над классами и был чужд чувству ответственности и участию в повседневной жизни”[6].

В 19 году Георг Гросс, подобно опять-таки Маяковскому, сблизился с коммунистами. И даже вступил в их партию. Очень деятельно сотрудничал в коммунистических изданиях и притом с большим успехом: в 20 году он был оштрафован на пять тысяч марок за оскорбление армии, в 23-м - еще на шесть тысяч за оскорбление общественной морали, а в 28-м привлекался уже за богохульство (священник, балансирующий крестом на носу, распятый Христос в противогазе и т. п.). Правда, кое-кто из соратников оценил его не столь высоко: в 26 году критик с говорящей фамилией Дурус обвинил Гросса в неумении показывать доблести рабочего класса. “Положительный герой” требовался коммунистам всюду - нужно было не только изобличать врагов, но еще и льстить соратникам.

Вполне родственные обвинения советские рапповцы предъявляли и Маяковскому, отчисляя его из пролетарских рядов в “анархиствующую мелкобуржуазную богему”. К счастью, Гроссу стрелять в себя не пришлось - за него это готовы были сделать другие. После победы Гитлера он едва успел ускользнуть за границу, был включен в проскрипционные списки из 553 человек - вместе с Генрихом Манном, Брехтом, Диксом, Кете Кольвиц, - а также удостоен участия в выставке “вырожденцев”.

Последние два десятилетия своей жизни Гросс прожил в США, но незадолго до смерти в 1959 году возвратился в Западный Берлин, где был избран действительным членом Академии искусств.

Советские искусствоведы до последнего дня спорили, изменил Гросс в последние годы идеям своей молодости или не изменил. Вместе с тем они единодушно одобряли его за то, что он сумел подыскать правильный классовый адрес для своего человеконенавистничества. Но велика ли заслуга - сосредоточить всю мерзость мира в капиталистах и их “прислужниках”? Если бы свинства творили только богатые и могущественные, человечество бы уже давно стояло одной ногой в раю.

Что же тогда остается от громкого когда-то наследия Георга Гросса? Снайперски зоркий, беспощадный глаз, карандаш, не знающий промаха. Вглядимся хотя бы в его “Муштру”. На любую фигурку пошло всего-то ничего линий и штрихов, но каждую из них можно разглядывать долго-долго, совершая все новые и новые маленькие, но восхитительные открытия. Лежащая совершенно горизонтально, будто на столе, нелепая бескозырка на голове новобранца, туповато-услужливо приподнятый барсучий нос, кроличьи зубы, обширное ухо, старательно и неловко оттопыренные локти. Даже в контуре гимнастерки ни один самый ничтожный изгиб не вычерчен просто так - во всем невероятная достоверность,

“Жабы” из серии “Лицо господствующего класса” по своей идее до крайности примитивны: кроткие замученные рабочие и звероподобные зажравшиеся буржуи. Но сколько не пропагандистской, а подлинной правды в этих двугорбых лысинах, в поджатых или брюзгливо растянутых губах, в несокрушимых, как ледоколы, переносицах, в трехъярусных затылках!.. На память приходят босховские хари, окружающие склоненного под крестной ношей Христа.

Возможно, желая возвысить экспрессионистов в глазах господствующего класса, А. Тихомиров причисляет к ним и Отто Дикса. Быть беспощадно правдивым даже к тем, кого любишь, - кажется, именно с этим девизом вернулся с фронта Отто Дикс, родившийся на два года раньше Георга Гросса и переживший его на десять лет. Его картина “Окоп”, уничтоженная фашистами в 1933 году, а впервые выставленная в 1929-м, вызвала шок своей свирепой дегероизацией войны. Виднейший критик назвал ее комком грязи, но, естественно, и восторгов было немало - “потерянное поколение” тоже было в большом авторитете.

В том же году Дикс начал работать над триптихом “Война”. Эту картину, как и все картины на свете, следует прежде всего, разумеется, смотреть, но почти невозможно при этом не вспомнить хотя бы Ремарка; у него мы тоже не найдем ни одной красивой смерти или раны - только обрубки тел, раздувшиеся трупы, куски мяса, кишки, вши, крысы, испражнения, поиски жратвы, пропахшие карболкой публичные дома с длинными очередями к истасканным шлюхам... “Если бы меня полюбил кто-нибудь, какая-нибудь стройная нежная женщина... Не всплывет ли в последний миг образ жирной девки, не загогочут ли голоса наших унтеров с казарменного плаца, орущих непристойности?”[7]. Но едва ли не сильнее самой смерти герои Ремарка ненавидят красивые слова: “Зеленая травка... Непробудным сном... Покоятся... В навозных ямах, в воронках лежат они, изрешеченные пулями, искромсанные снарядами, затянутые болотом... Геройская смерть! Интересно знать, как вы себе ее представляете! Хотите знать, как умирал маленький Хойер? Он целый день висел на колючей проволоке и кричал, и кишки вываливались у него из живота, как макароны. Потом осколком снаряда ему оторвало пальцы, а еще через два часа кусок ноги, а он все еще жил и пытался уцелевшей рукой всунуть кишки внутрь, и лишь вечером он был готов”. “Бросьте ваши громкие фразы. Они для нас больше не годятся”.

Похоже, Отто Дикс, пулеметчик и командир ударного взвода, так никогда и не освободился от страшных воспоминаний. Да и хотел ли? Может быть, ему казалось постыдным “обморачиваться” светлой оболочкой жизни, если она способна превращаться в такой кошмар, в какой превратилась для миллионов. Дикс до такой степени не желал хоть сколько-нибудь приукрашивать инвалидов войны, что это уже граничит с глумлением. С глумлением над собственным отчаянием - посмотреть только, как браво работает своими подставками безногий в котелке на “Прагерштрассе”! А в “Автопортрете в образе Марса” 1915 года, при всей ироничности названия, Дикс тяготеет к обобщенно-символической трактовке - “смешались в кучу кони, люди”. Оскаленные зубы, брызги крови, вспыхивающие там-сям прожектора, колесные спицы... В любом классическом портрете на первом плане - человек, все остальное - фон; здесь же прежде всего бросается в глаза безумный хаос, среди которого человека не сразу и разглядишь.

У Дикса человек, пожалуй, нигде не звучит гордо. Вот классическая сверхтрогательная тема материнства - “Мать с ребенком”: обтянуто-скелетное лицо матери, выпученные, словно от базедовой болезни, глаза, деформированный череп маленького страдальца... Даже с самыми дорогими людьми - “Семейный портрет Диксов” - художника не отпускает опасение впасть в красивость, в приукрашивание внешности, в приглаживание фактуры. Он подчеркивает скорее некрасивость: крупный нос, подзаплывшие глазки, неуклюжесть осанки - куда легче “опускать” своих врагов, как это делали Гросс и Маяковский.

Или вот заигрывающий с младенцем папа, чье лицо искажено несколько дебильной гримасой - таким художник изображает себя самого! Даже среди грохота и пламени “Войны” он изобразил себя все-таки более одухотворенным, хотя и измученным. Не потому ли, что на краю гибели можно не бояться красивости? Там, на этой грани может стать ранящим даже какой-нибудь фонтанчик волос, торчащих из намертво забинтованной головы...

 

Странная вещь... Эти желчные, обессахаренные романтики, подобно всем прочим романтикам, бежали от собственных будней в экзотические (фантастические) страны и времена, они бичевали свою эпоху за отсутствие поэзии, и, однако же, она сегодня в наших глазах уже овеяна поэзией. Благодаря искусству и - далеко не в последнюю очередь - благодаря живописи экспрессионистов.

Так что еще раз спасибо А. Тихомирову - без таких, как он, мы бы даже и не слышали тогда этих имен. Зато сегодня живопись экспрессионистов выглядит настолько привычной и классичной, что к их эпигонам уже хочется обратить слова Сальвадора Дали: “если вы посредственность, то не лезьте из кожи вон, стараясь рисовать как можно хуже, - все равно будет видно, что вы посредственность”.

Искусство господ

1. Сюрреализм - это я

Написать популярную статью о сюрреализме при старом режиме было так же просто, как лгать. Желающему спокойно получить свой гонорар автору достаточно было засвидетельствовать, что слово “сюрреализм” происходит от французского “surrealisme” - сверхреализм, а дальше можно было сдирать хоть бы и из “Малой советской (оттепельной!) энциклопедии” 1960 года:

 

Сюрреализм одно из крайних формалистич. направлений в бурж. искусстве 20 в. Опираясь на субъективно-идеалистич. теории (фрейдизм, интуитивизм), С. отрицает объективность познания, роль разума и опыта в искусстве, ищет источник творчества в сфере подсознательного - инстинктах, сновидениях, бреде параноиков, галлюцинациях. Первый “Манифест сюрреализма” опубликовал в 1924 г. в Париже А. Бретон. К С. примкнули во Франции писатели Ф. Супо, Р. Дено, Т. Цара, художники Г. Арп, А. Массон, М. Эрнст, Ж. Миро, А. Джакометти. Мнимое бунтарство С. привлекло к нему на некоторое время Л. Арагона, П. Элюара, П. Пикассо. Но в целом С., центр которого переместился в США, стал в 30-50-х гг. явно реакц. течением. Обычные мотивы художников-сюрреалистов (С. Дали, восхваляющий атомную войну, И. Танги, Р. Матта, Р. Магритт и др.) - нелепые, подчас устрашающие кошмарные фантастич. сочетания предметов и фигур, изображенных с натуралистич. тщательностью. В последние годы С. утрачивает влияние и пытается опереться на религ. мистику.

 

Фрейдизмом и интуитивизмом Анри Бергсона слишком забивать голову читателя при этом не стоило - довольно было списать:

 

Бергсон признавал за разумом способность исключительно внешнего, формального восприятия действительности (“интеллект... есть познание формы”) и отрицал за ним самое важное - проникновение в сущность вещей и их взаимосвязи... В действительности же, по утверждению А. Бергсона, никакой необходимости не существует, и если бы мы рассматривали эволюцию жизни в ее совокупности, то нашему вниманию представилась бы “самопроизвольность ее движения и непредвиденность ее актов”...[8]. Свой вывод А. Бергсон формулирует очень четко: “Интеллект характеризуется естественным непониманием жизни”. Замысел жизни ускользает от нас, утверждает он. “Этот-то замысел и стремится схватить художник, проникая путем известной симпатии внутрь предмета, понижая, путем интуиции, тот барьер, который воздвигает пространство между ним и моделью”. Бергсон представляет искусство “свободным актом” и противопоставляет его этим науке... Основанное на интуиции, противоположное интеллектуальному познанию художественное творчество является по теории Бергсона “мистическим процессом иррационального проникновения в сущность жизненных процессов.

 

Абзац-другой о фрейдизме можно было переписать из другой книги:

 

Оторвав психику от материальных условий и причин, ее порождающих, Фрейд подчинил ее особым, вечным, непознаваемым иррациональным силам, которые находятся за пределами сознания. “Бессознательное”, согласно концепции Фрейда, - это глубинный фундамент психики, определяющий всю сознательную жизнь человека. Главным содержанием “бессознательного” являются инстинктивные побуждения и влечения, которые якобы определяют все богатство духовных устремлений людей, разнообразие их интересов, их природу и поступки... По мнению Фрейда, как сновидения, так и искусство - именно те области, где “бессознательное” проявляется наиболее непосредственно...

Сюрреализм получил теоретическое обоснование в “Первом манифесте” 1924 г., написанном признанным вождем всего направления французским поэтом и психиатром Андре Бретоном (1896-1965). Он писал: “Сюрреализм представляет собой чистый психологический автоматизм, с помощью которого - словом, рисунком или другим способом - делается попытка выразить действительное движение мысли... Это запись мышления, которое совершается вне всякого контроля разума (отметьте это противопоставление “мышление - разум”, то есть мышление - это еще не разум. - А. М.)... Сюрреализм основан на вере в высшую реальность определенных, до этого игнорировавшихся форм ассоциаций, во всемогущество сна, внецеленаправленную игру мышления...” Вслед за Фрейдом сюрреалисты видели во сне или бредовой галлюцинации лучший способ прорыва в глубины “бессознательного”. Бретона увлекали поистине несбыточные надежды. “Я верю в будущее соединение этих двух с первого взгляда столь противоречащих друг другу состояний - сна и действительности - в некую абсолютную реальность - сверхреальность[9].

 

Цитаты из “реакционных философов” в общем-то не перевраны, но если читатель не проштудировал книги, из которых они изъяты, не исследовал основания, по которым эти мыслители думали так, а не иначе, то из цитат этих он добудет разве лишь впечатление натянутости и умничанья. Читатели и пробегали весь этот разоблачительный набор ритуальной скороговоркой, чтобы выловить в брошюрах, бичующих “антиискусство”, хоть какие-то сведения об интригующих именах. И прежде всего, конечно, о Сальвадоре Дали, пускай и с принудительным ассортиментом разоблачений:

 

Все, что складывалось, формировалось, назревало в искусстве сюрреализма, нашло полное и концентрированное выражение в творчестве Сальвадора Дали, которое явилось “вершиной” течения и в то же время его концом.

Фигура Дали, которого знал весь мир, мультимиллионера и мистификатора, циника, фигляра и саморекламщика, все время державшего в возбуждении буржуазную прессу и публику, ожидавших от него очередной дикой выходки, создателя множества бешено оплачиваемых картин и рисунков, кинофильмов, балетов и книг (о себе самом), воинствующего реакционера по убеждениям, в прошлом безбожника и богохульника, позже - правоверного католика, мистика и мракобеса, представляет знаменательное и своего рода символическое явление культуры буржуазного мира. С этой точки зрения жизненный и творческий путь Дали обладает исключительной цельностью... Дали нельзя отказать ни в одаренности, ни в редкой трудоспособности и неистощимой жизненной энергии. Вместе с тем все это уродливо сочетается с его непомерным честолюбием, алчностью, полной беспринципностью... Он был исключен из Мадридской школы изящных искусств, подвергался аресту по подозрению в связи с анархистами, был изгнан из родительского дома... В 1929 г. переехал в Париж... Здесь, в Париже, он не только нашел себя, но и занял господствующее место в течении[10].

 

“Скандал разжигает аппетит любителя”. Так разжигало наш аппетит одно из тех сверхдоверенных лиц, кому дозволялось постоянно тереться на Западе, дабы его разоблачать, походя раздавая невидимые свободному миру затрещины тамошним знаменитостям:

 

Среди этих мистификаторов встречаются и способные, подчас самые талантливые люди, в совершенстве владеющие кистью, но заботящиеся не о том, чтобы создать произведения искусства, а лишь о том, как бы потрясти воображение “купца”, вызвать сенсацию и продать свой товар “с вывертом” и подороже. К числу таких деятелей искусства принадлежит, например, знаменитый Сальвадор Дали - один из основоположников сюрреализма. На лондонской выставке “Ста лучших художников” я видел его картину “Дали, 1958”. Эта картина - трюк. А именно: вблизи - монотонные ряды белых точек, которые, если отступить на два метра, складываются в “Сикстинскую мадонну” Рафаэля, а если отойти еще на 13 метров - в огромное человеческое ухо. (Подобные разоблачения мы, “советская молодежь”, поглощали, облизываясь: во дает! - А. М.) Этот художник неистощим в изобретении трюков. Вот и недавно он вдруг объявил, что открыл новый сенсационный способ живописи: комбинировать... мушиные следы: если рассыпать на бумагу сахар, заявил он, мухи слетятся и будут пастись на ней, оставляя “сырье”, необходимое художнику... Дали намерен таким образом изобразить профиль Гомера[11].

 

Трюкач и мистификатор - это все-таки лучше, чем певец атомной войны, и, тем не менее, у оппозиционных литераторов выискивать крупицы знаний о пикантностях западной культуры было не в пример приятнее. Крайности сходятся: самые непримиримые оппозиционеры тоже путешествовали по миру с немыслимым для нас, конформистов, размахом. Путевые заметки Виктора Некрасова “По обе стороны океана”[12] вызвали критическую бурю из-за их недостаточной антибуржуазности, и сегодня каждый может полакомиться этим идеологическим ядом:

 

В отдельном зале Национальной галереи в Вашингтоне висит картина, называющаяся “Тайная вечеря”. Автор ее Сальватор (так у В. Некрасова. - А. М.) Дали. Перед ней всегда много народу. Не многие картины удостоились такой чести - висеть в отдельном зале. Сальватор Дали - сюрреалист... У него эффектнейшие колючие, почти как у Вильгельма II, усы, известные всему миру... Он любит сенсации и всякого рода сногсшибательные проделки... Где-то в Италии на каком-то им самим поставленном спектакле он сидел в ложе и раздувал по залу золотой порошок. Во время работы он носит на носу бумажку, так как нос ему мешает, мол, работать. На какой-то из своих выставок в Нью-Йорке он поставил в витрину ванну, обшитую изнутри шерстью, в которой лежала красавица, потом влез в витрину, перевернул ванну и разбил витрину...

Если же говорить серьезно, то Дали - художник, наделенный изощреннейшей фантазией, превосходный рисовальщик... Никакую войну Дали, конечно, не восхваляет, и вообще он ничего не восхваляет и не осуждает. Сальватор Дали, как и весь сюрреализм, - явление гораздо более сложное, хотя и закономерное в буржуазном искусстве, в явлениях его деградации[13], -

 

подобный тон считался скандально дерзким. Далее Некрасов описывает картину Дали с заманчивейшим названием “За секунду до пробуждения от жужжания пчелы, летающей вокруг граната”: парящая в воздухе нагая женщина, страшная рыба, выпрыгивающая из надкушенного граната, тигр, выпрыгивающий из рыбы, из тигра еще один тигр, а из него - винтовка со штыком. И все это вот-вот вопьется в красавицу... А на горизонте шествует слон на паучьих ногах с обелиском на спине.

Да-а... Это тебе не Репин с Налбандяном!

Еще более знаменитый оппозиционер Евгений Евтушенко даже побывал у “мага” на ужине - на жареных фазанах, с расстояния вытянутой руки наблюдая прославленные усы: “две черные, витого воска свечи” - и трость, усыпанную “прыщами бриллиантов”. Маг щедро делился с русским поэтом своими планами: проехать через Пиренеи на слоне, выкрашенном в лиловый цвет и обутом в сапожки “а-ля казак”. Жена мага, русская эмигрантка “родом не то из Перловки, не то из Мытищ”, называла супруга богом и повторяла, что гений выше национальности. Маг одобрительно поглаживал трость и жаловался на то, что от лиц “обыкновенных людей” его воротит, что его влекут фотографии преступников, что в Гитлере была некая грандиозность... И хотя советскому поэту нравились созданные магом горящие жирафы и провисающие, растрескавшиеся часы - “лужи расползающегося времени”, кончилось тем, что он зарычал на классика сюрреализма: “Сволочь!”, а его спутник, прогрессивный профессор-канадец, плюнул гению в кофе. “Я пил кофе с лимоном, со сливками, с ликером, но еще никогда - с плевками... - задумчиво сказал великий маг. - Может быть, это вкусно? Во всяком случае, надо попробовать”[14].

Дали читал лекцию в скафандре, стрелял из пролетки осветительными ракетами - мы больше слышали о его экстравагантных выходках, чем видели хотя бы репродукции его картин: маг был совершенно прав, громогласно заявляя, что самая громкая слава - скандальная: “Главное, чтобы о тебе говорили, - пусть даже хорошо”. Мы прочли рецензию “Привилегия Духовных Пастырей”[15] Джорджа Оруэлла на “Тайную жизнь Сальвадора Дали, написанную им самим”[16] раньше, чем “Иностранная литература” решилась опубликовать отрывки из этой известной всему миру тайной жизни. Создатель могучего антитоталитарного романа “1984” в 1944 году беспристрастно перечислял, как маленький Сальвадор бьет по головке, словно по мячу, свою пятилетнюю сестренку, как чуть не перекусывает пополам изъеденную муравьями летучую мышь (эти муравьи будут часто копошиться в его картинах, равно как постоянно что-то будет подпирать костыль, бросившийся Сальвадору в глаза среди чердачного хлама), как в течение ровно пяти лет (“мой пятилетний план”) юноша Дали издевается над влюбленной в него девушкой, как ножницами вырезает глаза у дохлых мулов для фильма “Андалузский пес”, как идет на первое свидание с любимой женщиной, тогда еще женой Поля Элюара (знаменитая Гала, Елена Дмитриевна Дьяконова, была старше Дали на двенадцать лет), намазавшись козьим пометом, вываренным в рыбьем клее (заодно он выбрил подмышки и выкрасил их в синий цвет - знак элегантности, прорезал дыры в одежде, надел янтарную цепь и воткнул в волосы красную гардению)[17], как он увиливал от опасностей и просто сложностей лавины войн, как... Но довольно и этого. Величайший обличитель тоталитаризма, Оруэлл называет деятельность Дали “прямой атакой на благоразумие и благопристойность”, а автора “Тайной жизни” - “блестящим рисовальщиком, но мелким и грязным негодяем”, для которого раздувание собственных пороков - единственный способ прославиться: ведь делать гадости далеко не так опасно, как совершать преступления.

Оруэлл не исказил ни единого факта. И все-таки... Все-таки критика без сочувствия обречена скользить по поверхности. Когда Сальвадор Дали явился на свидание с синими подмышками, распространяя аромат козьего помета на рыбьем клее, его обожаемая Гала погладила его по слипшимся от помады волосам и сказала: “Бедный мальчик! Мы никогда не расстанемся с тобой!” Попытаемся же и мы сменить отвращение на сочувствие и тогда отыщем в “Тайной жизни” фиглярствующего гения болезненно застенчивого мальчугана, способного ради вожделенного внимания раз за разом, расшибаясь до полусмерти, прыгать с крутой лестницы; мальчугана, болезненно (или гениально) впечатлительного, способного зачаровываться свисающей лягушачьей шкуркой или пятнами на потолке (их превращения сделались одним из краеугольных камней его эстетики), впадающего в тоску при созерцании “Ангела Господня” (“Анжелюса”) Франсуа Милле: крестьянская пара, благоговейно слушающая “вечерний звон”; трясущегося от ужаса при виде кузнечика и влюбленного в дикий геологический пейзаж; проливающего слезы восторга над философским трактатом и сокрушенного смертью боготворимой матери: “И я ощутил, что в глубине моей души взрастает, расправляя могучие ветви, великий ливанский кедр отмщения. Наступив на горло рыданиям, я поклялся сияющими мечами славы, что заблистают когда-нибудь вокруг моего имени, отвоевать мать у смерти”[18].

И отвоевал. На выставке 1929 года двадцатипятилетний Дали выставил картину с надписью “Я плюю на свою мать”, тяжко и навсегда оскорбив все свое семейство. Эпиграфом к первой главе своей книги “Дневник одного гения” Дали выбрал слова Фрейда: “Герой тот, кто восстает против отеческой власти и выходит победителем”[19]. И он же произнес поразительные слова об “откровенной сентиментальности - необходимом противовесе всем видам героизма, подлости, фанфаронства и желчности, сдобренных патриотическими настроениями”[20]. Фанатичный труженик, он считал жизнь, не преображенную человеческим духом, “жизнь, как она есть”, хаосом и смертью. “Моя жизнь была непрестанным и яростным пестованием своего “я”, могущественной развивающейся личности. Ежечасно я одерживал очередную победу над смертью, прочие же только и знали, что идти с ней на мировую. Я - никогда! Я никогда не уступал смерти”[21]. Похоже, он всерьез усматривал пророческий смысл в своем имени Сальвадор - Спаситель! Он считал себя предназначенным “спасти искусство от пустоты”, вернуть достоинство выучке, дисциплине и мастерству, когда почти все поклонялись “темпераменту” - то есть “лени и тщеславию”. И, однако, разбрасывая хлесткие афоризмы и проникновенные лирические признания, Дали не поленился написать витиеватым слогом целый трактат об испускании ветров[22].

Но - “в чуши, которую я несу, всегда струится ручеек истины”[23]. Жизнь не терпит принуждения, доказывал один из пророков-сюрреалистов Анри Бергсон. Она не может слишком долго выносить ни навязанной любви, ни навязанной ненависти. Она вообще не выносит механической повторяемости и борется с нею оружием юмора: суть комического, уверяет Бергсон, в том, что мы в свободном движении духа улавливаем внешнюю заданность. Если оратор в предсказанный момент произнесет предсказанное слово или сделает предсказанный жест, мы обязательно улыбнемся. Сколь бы завораживающей ни была жестикуляция народного трибуна, если кто-то рядом с ним начнет в точности повторять его движения - весь пафос сразу же улетучится. Именно так частенько вызывают смех клоуны. И Дали охотно признавал, что он мог бы стать великим клоуном: “Да, живопись - лишь малая часть моего гения”.

В Средние века среди низшего клира были распространены шутовские богослужения - непристойные пародии на подлинные. Участники кощунств защищались тем, что люди - это плохо сколоченные бочки, которые могут лопнуть от забродившего вина мудрости и благочестия, если время от времени не выпускать из них воздух. Если же “сбросить давление” при помощи юмора оказывается невозможным, у некоторых людей - как раз особенно благочестивых - иногда развивается самый настоящий невроз, невроз “хульных мыслей”, как их называла старая психиатрия. В голову несчастного неотступно лезут кощунственные помыслы: а что, если дернуть священника за бороду, а что, если во время торжественной церемонии высунуть язык? И чем невольный святотатец упорнее, ужасаясь самому себе, гонит эти дьявольские соблазны, тем неотвязнее они становятся.

Однако есть люди, которые словно бы показывают миру язык за всех тайно страждущих - кстати, именно красный эмалированный язык видели у Дали на груди незадолго до смерти. Люди-шуты своими выходками дают остальному человечеству возможность освободиться от напряжения чрезмерной серьезности, и сам Дали признавал, что, если бы счет таким, как он, шел на тысячи, жизнь на Земле сделалась бы невозможной. Но три Дали - это было бы в самый раз. А что? Мы же не без удовольствия пересказываем друг другу его проделки...

Впрочем, Дали не терпел эпатажа без артистизма. Посмотрев на нью-йоркских панков, он сказал: “Нам всем выпало жить в дерьмовую эпоху, но эти хотят быть дерьмее самого дерьма”. И впрямь, как не изобретательны, а главное, стандартны панковские доспехи: это просто новая серийность вместо старой. То ли дело пройтись по улице во фраке, на который нашито 88 бутылочек с ликером - и в каждой бутылочке плавает дохлая муха! Но Дали умел восхищаться и праздничным нарядом сверкающих и чистеньких живых мушек.

“Пока все разглядывают мои усы, я делаю свое дело”[24], - одними только чудачествами Дали ни за что не сумел бы заставить мир столько говорить о себе. Вглядимся хотя бы в “Атавистические остатки дождя”. Огромная кость действительно ощущается как нечто атавистическое, палеонтологическое. Но почему это остатки именно дождя? А ведь перед нами пустыня - вон какой здесь прозрачный, неземной воздух без малейшей примеси тумана. А раз пустыня, значит, дождь здесь выпадал очень давно, может быть, тысячу лет назад. От него и сохранились лишь древние остатки, словно от допотопного животного. Но иссохшая земля все равно тянется к этим костям, сворачиваясь, будто крем. Вот только почему кость опирается на какой-то ухват? Ах, это наш старый знакомый - костыль с чердака, упорно кочующий из картины в картину! Но все-таки зачем он здесь? И на что показывает мужчина маленькому мальчику: на гигантскую кость или на странный город вдали? И почему здесь такие инопланетные краски, как будто дело происходит где-нибудь на Марсе? Наш разум, с которым так упорно боролись сюрреалисты, умеет подсказывать лишь осмысленные ответы - даже в облаках или случайных кляксах мы ухитряемся разглядеть сказочные города или диковинных зверей. Тем более ему трудно смириться, что такие почти знакомые и отчетливые предметы могут ничего не означать, хотя и напоминаешь себе слова самого “великого мага”: “Как же вы хотите разгадать мои картины, если я сам их не понимаю”. И все же он уверял, что его картины вовсе не лишены смысла. Просто он “так глубок, так сложен, ненарочит и прихотлив, что ускользает от обычного логического восприятия”[25]. Но помилуйте, ведь то, что ускользает от понимания, мы не называем смыслом! И все-таки уходишь от картины с чувством, что перед тобой не бессмыслица, а тайна.

“Археологическая реминисценция ▒Ангела Господня’ Милле”. Репродукцию этой картины маленький Сальвадор видел в коридоре из классной комнаты. “Эта картина всегда отзывалась во мне острой тоской - две ее неподвижные фигуры раз и навсегда врезались мне в память, растревоживали скрытым смыслом мое воображение”. И вот эти фигуры, окаменев, превратившись в останки зданий, стынут в какой-то космической вечности, понемногу ветшая и осыпаясь... Вокруг них кружат птицы, на их уступах растут кипарисы...

“Горящая жирафа” горит, сохраняя полное спокойствие. В фигуре на первом плане больше страсти, хотя выдвинутые из ее тела ящички очень будничны. Знакомые костыли-ухваты поддерживают все, что можно. Дали уверял, что, когда он вставляет ящички в чей-то живот - это не искажение, а самая честная и фотографическая копия каких-то его видений. И от них трудно оторваться...

“Рынок рабов и невидимый бюст Вольтера”. Ясно одно: такой виртуозности (классически достоверные фигуры монахинь образуют лицо гудоновского Вольтера - борца с клерикализмом) невозможно добиться “чистым психологическим автоматизмом”. Об “Исчезающем бюсте Вольтера” можно сказать то же самое - это сверхрациональная конструкция.

Другое дело “Мадонна Порт-Лигата”. Порт-Лигат - городок в Испании, где Дали жил со своей Галой, которую в этой картине окончательно обожествил, представив в образе мадонны. Вместе с абсурдом здесь есть много традиционного: задумчивый младенец и мать, с благородной горечью молящаяся за него. Но окна прорублены сквозь них в какие-то дали, напоминающие мираж. И преломленный хлеб - наша “городская булка” - отбрасывает тень не совсем в положенную сторону. И женские фигурки, неведомо к чему простирающие руки... И маленький носорог... Фантазировать можно бесконечно.

Эскиз этой картины Дали отправлял для одобрения римскому папе. Всерьез или для рекламы - кто знает. “Я никогда не молюсь. Я пытался выработать свой способ, несколько истерический. Я падал на колени, простирал руки, всем сердцем жаждал молитвы - и все без толку. Наверное, я неверующий человек. Дитя этой кошмарной французской революции”[26].

“Сохранность памяти” (иногда ее называют “Постоянство памяти”) - одна из самых знаменитых картин “великого мага”. Ее часто называют также “растекшееся время”. Часы, свисающие, словно раскатанное тесто. А ведь часы - чуть ли не символ точности: “работает как часы”. Их размягченность ощущаешь как что-то очень глубокое, только никак не уловить, что именно. Но при чем здесь “сохранность памяти”? Столкновение размякших часов с сохранностью памяти рождает целый сонм... ассоциаций, куда более серьезных, чем те, которые вызывает, например, случайным образом изготовленная фраза, с которой так носились сюрреалисты в 1925 году: “Изысканный труп будет пить молодое вино”.

Видимо, есть какой-то смысл в программных словах верховного идеолога сюрреализма Андре Бретона: “Тот самый свет, свет образа, к которому мы оказываемся столь глубоко восприимчивы, вспыхивает в результате своего рода случайного сближения двух элементов”[27]. Заметьте: случайного сближения! “На мой взгляд, человек абсолютно не властен сознательно осуществить сближение столь удаленных друг от друга реальностей”[28]. Используя случайность, Бретон пытался сделать “механическое письмо” общедоступным средством, “в высшей мере способствующим созданию наипрекраснейших образов”[29].

Общедоступное в искусстве... Задешево можно чеканить только фальшивую монету. Пытаясь расшевелить свое подсознание, сюрреалисты вовсю подхлестывали воображение всевозможными орудиями хаоса - кляксами, малопонятными предметами... Была разработана целая техника - фроттаж (от французского frotter - тереть). Под бумагу подкладывалось дерево, ткань, древесный лист, а затем бумага натиралась куском свинца. И на ней проступали фантастические узоры, напоминающие то сказочные пейзажи, то диковинных зверей. Дали тоже случалось стрелять красками в литографский камень и затем дорабатывать по собственному вкусу получившийся прихотливый орнамент. Но вообще-то он редко полагался на случайность, на хаос: “Я никогда не уступал смерти”. Пейзажи его если и фантастичны, то лишь какой-то неземной ясностью и грозным безмолвием.

О каждой картине Дали можно говорить бесконечно, равно как и ее разглядывать, но рой ассоциаций у каждого поднимается свой, а значит, это все-таки искусство, а не чистый выпендреж и эпатаж. “Предчувствие гражданской войны”. Эта картина экспонировалась в Брюсселе в 1958 году на выставке “50 лет современного искусства”. Советские искусствоведы не раз называли картину реакционной, клеветнической, а то и глумливой. Но она лишь ужасна, как ужасен тот “всемогущий, судорожный вселенский хаос, который назывался гражданской войной в Испании”[30]. На первый взгляд кажется, что какое-то жуткое существо душит само себя на фоне бездонного космического неба. Но потом видишь, что обрубок человеческого тела, у которого руку заменяет костлявая нога скелета, опирается на то самое и поддерживается именно тем, что его терзает: бугристый кулак не то вытягивает, не то выдавливает грудь с грубым соском. И как всегда у Дали - среди безумия присутствует что-то очень будничное: все сооружение опирается на прозаический шкафчик, а из-за нижней, опирающейся костяшками на пустынную землю руки видна голова добропорядочного господина, который словно бы ищет что-то. Это “Аптекарь из Фигераса, который не ищет абсолютно ничего”. Картину с таким названием Дали написал в 1936 году (Фигерас - родной город художника).

“Мрачная игра” - так эту картину окрестил Поль Элюар. Игра действительно невеселая, от нее прикрылся рукой даже монумент, как будто подглядывающий сквозь пальцы и просительно протягивающий огромную кисть. Прямого неприличия вроде бы нет, но всюду сквозят какие-то намеки. Чего стоит один только безумно хохочущий господин в слишком тесных, испачканных кровью штанишках, показывающий неведомо кому окровавленный платок. А в воздухе кружатся шляпы, лица, странные, чуть ли не подмигивающие предметы. Там же, в воздухе, парит склоненная вниз огромная прилизанная голова с безупречным пробором, с сомкнутыми веками и губами, к которым как будто присосался кузнечик - страшилище детских лет Сальвадора Дали. Похожую голову с кузнечиком мы видим на его знаменитой картине “Великий мастурбатор”, написанной в 1929 году.

Сюрреалисты были шокированы “Мрачной игрой” - “изображенными на ней скатологическими и анальными деталями”[31], а Дали, поверивший, что сюрреализм намеревается освободить человека от “тирании рационального практического мира”, был неприятно удивлен столь быстрым возобновлением “тех же самых запретов, от которых он страдал в своем семействе”[32]. “Им, видите ли, не нравились задницы! И я с тонким коварством преподносил им целые груды хорошо замаскированных задниц, отдавая предпочтение тем, которые по вероломству могли бы соперничать с искусством самого Макиавелли”[33]. У Дали, словно на загадочной картинке, очень многое замаскировано с искусством, далеко превосходящим наивные хитрости Макиавелли...

“Тайная вечеря” - именно ее в отдельном зале видел Виктор Некрасов, теряясь в догадках, для чего здесь “октаэдр” - бронзовый как будто бы многогранник, придающий картине некую геометрическую строгость и чистоту. Некрасов отмечал, что от попыток что-то понять отказаться очень трудно, хотя и понимаешь, что впустую теряешь время. Облечь свои чувства в недвусмысленную логическую формулу действительно невозможно, но время, потраченное на созерцание, нельзя считать потерянным - столько сияния в этой картине: вглядеться только в прозрачную тень, которую отбрасывает стакан с вином. Стол, на котором лежит преломленный хлеб, в “Сюрреализме в искусстве”[34] назван столом из плиточного камня, но, по-моему, это вовсе не плитки, а складки отглаженной скатерти, как будто только что полученной из прачечной. Неужели в древнем Иерусалиме их так же гладили? И неужели апостолы стриглись у современных парикмахеров?

Подобные сомнения заставляют некоторых критиков считать эту картину кощунственной. Им кажется кощунственной и слишком “голливудская” внешность Христа. Другим же, наоборот, его юное “земное” обличье видится достоинством - прекрасный юноша, сквозь тело которого можно разглядеть и лодку на воде, и далекие скалы.

Какая неземная тишь, какое безмятежное небо... Как и “Мадонна Порт-Лигата”, эта картина относится к “религиозному” периоду Дали. “Да, я действительно считаю себя спасителем современного искусства, ибо я один способен возвысить, объединить и с царской пышностью и красотою примирить с разумом все революционные эксперименты современности, следуя великой классической традиции реализма и мистицизма, этой высочайшей и почетнейшей миссии, выпавшей на долю Испании”[35].

Вот еще несколько афоризмов Дали на близкую тему: “Знайте, что с помощью кисти можно изобразить самую удивительную мечту... но для этого надо обладать талантом к ремеслу Леонардо да Винчи или Вермеера”. “Для начала научитесь рисовать, как старые мастера, а уж потом действуйте по своему усмотрению - и вас всегда будут уважать”. “Увольте меня от ленивых шедевров”. А “если вы посредственность, то не лезьте из кожи вон, стараясь рисовать как можно хуже, - все равно будет видно, что вы посредственность”. “Техника моя достигла такого совершенства, что я даже в мыслях не могу допустить такой нелепости, как собственная смерть”.

В его афоризмах, самых нарочито парадоксальных, в уайльдовском роде, действительно всегда просверкивают искры истины. “Единственное, чего в мире никогда не будет в избытке, это крайности”. “Что такое мода? - Это все, что может стать немодным”. “Блаженны имитаторы - им достанутся наши изъяны”. “Никто не знает, в какой партии состоит Фидий, а всем хочется знать”.

А вот эти изречения, пожалуй, и не согласуются с репутацией Дали-эгоцентрика и разрушителя всех святынь и запретов: “Я уважаю любые убеждения, и прежде всего те, которые не совместимы с моими”; “Именно вседозволенность возродит поэзию чистоты и запрета”; “Не бойтесь совершенства, вам его не достичь”[36].

Вот еще кое-какой материалец для знакомства с сознанием жреца подсознательного: “В детстве я был злым, злым и рос, и оттого до сих пор еще страдаю”; “Не могу долго общаться с князьями и миллионерами - понятие о чести ведет меня прочь в цыганские пещеры”; “Если бы я не работал, что бы я делал на земле? Скучал бы, как устрица. Поэтому я терпеть не могу устриц”; “Мир задыхается от избыточной свободы, от своеволия, от него люди тоскуют, особенно богачи”.

“Дон Сальвадор, на сцену!” - “Дон Сальвадор всегда на сцене!”[37]. Он много раз писал себя самого, а на картине “Дали! Дали!” - даже в голом виде, коленопреклоненным, как бы предлагая возникшему в воздухе женскому лицу полюбоваться собою. Фотографироваться он тоже любил, иногда запуская свои заостренные усы до самых безумно вытаращенных глаз, иногда закручивая те же несколько приевшиеся усы восьмеркой, иногда только их и оставляя в кадре - голый бренд вместо человека. Однако на фотопортрете работы другой звезды - Эдди Новарро - его усы, хотя, конечно, и экстравагантны, но все же не фантасмагоричны. Дали здесь вообще непривычно серьезен - может быть, он таким и был, когда не стремился кого-то ошарашить.

Дали сравнивал свои усы с носорожьим рогом, уверял, что придает им стройность, подкручивая их сладкими после фиников пальцами, а главное - они были всегда устремлены к солнцу в отличие от унылых моржовых усов его мимолетного кумира Фридриха Ницше. “Я никогда не уступал смерти!”

Но жизнь не перепаясничаешь. В начале 1982 года его восьмидесятидевятилетняя Гала - “мое божество, мое сокровище, мой золотой талисман” - получила во время операции избыточную дозу наркоза и, полупомешанная, корча рожи, бегала по всемирно прославленному дому на берегу моря. Через полгода она умерла. Дали приказал замуровать гроб с ее телом в стене замка Пубол, который он когда-то ей подарил. И сам остался в замке, чтобы никогда больше не покидать его. Писать великий маг уже давно не мог - он был так слаб, что его переносили с места на место слуга и горничная. Через несколько лет пронесся слух, что беспомощный художник получил ожоги во время пожара, может быть, даже кем-то небескорыстно устроенного. Незадолго до смерти в 1989 году в одной из советских газет промелькнуло интервью с ним - стандартный набор симпатий к советскому народу и перестройке. Но, может быть, это была заслуга интервьюера?

Кстати сказать, после смерти Сталина Дали просил у советских властей разрешения посетить Советский Союз[38]. Ему было отказано, хотя в год смерти усача, еще более знаменитого, чем он сам, Дали записал в дневник, что теперь он может отправиться в Россию и встречать его выйдут восемьдесят юных девушек. Он немного поломается, но потом даст себя уговорить и сойдет на берег под оглушительный взрыв аплодисментов.

Первая выставка графики Дали состоялась в Москве в 1988 году, за год до его смерти.

Теперь он уже пришел в продвинутые российские школы. Не знаю, встречают ли его аплодисментами, но юных девушек там более чем достаточно.

Интересно, о чем он думал перед смертью, этот абсолютно одинокий, беспомощный старик? И куда смотрели его прославленные усы? Не приходило ли ему в голову, что перед ледяным дыханием смерти борода Льва Толстого могла бы согреть получше? Деньги, которые всю жизнь текли к нему рекой, ему все-таки пригодились. Хотя их все равно было микроскопически мало, чтобы откупиться от страшной потери и подступающей гибели. Бретон когда-то составил из букв его имени анаграмму “Avida dollars” - “Жаждущий долларов”. Но доллары - это была свобода: “Самый простой способ избежать компромиссов из-за золота - иметь его самому”; “Герой нигде не служит”. Чтобы победить абстракционистов - “тех, кто ни во что не верит”, ему требовались только деньги, здоровье и Гала. Но не следует верить лозунгу, который Дали возгласил после окончательного разрыва с Бретоном в 1940 году: “Сюрреализм - это я!” Простимся с этой причудливой судьбой, трагической, как всякая человеческая судьба: “Всю жизнь моей навязчивой идеей была боль, которую я писал бессчетно”, - и окинем взором других сюрреалистов, без коих не было бы ни сюрреализма как течения, ни, скорее всего, и того Сальвадора Дали, которого знают даже те, кто в жизни своей не бывал ни в одной картинной галерее.

2. Гвардия сюра

Итальянский художник и поэт Джорджо де Кирико, основатель “метафизической живописи”, еще до окончания Первой мировой войны создавал полотна, проникнутые какой-то немой таинственностью. Де Кирико считал, что “глубокое означает странное, а странное означает неизвестное и неведомое. Для обретения бессмертия произведению искусства необходимо, чтобы оно вышло туда, где отсутствуют здравый смысл и логика. Таким образом, оно приближается к сну и детской мечтательности”[39]. О живописи де Кирико, пустынной, как чертеж, хорошо написано в той же книге Каптеровой[40]:

 

Он писал обычно трансформированные, словно навеянные сном городские пейзажи, где резко уходящие вдаль голубые площади тесно сжаты массивами зданий, отбрасывающих угловатые тени, где нет воздуха, разлит холодный ирреальный свет и стоит звенящая тишина. В застывшем отчужденном пространстве художник изображал первоначально маленькие затерявшиеся человеческие фигурки, отдельные предметы, данные в произвольном сочетании... статуи и гипсовые головы, обломки колонн и просто стереометрические тела... затем типичные для него манекены с яйцеподобными безликими головами.

 

И все это задолго до “Манифеста сюрреализма”, где Бретон отмечал: если в эпоху романтизма таинственным и волнующим были руины, то для современного человека символом чудесного становится манекен (знатокам Фрейда тоже известно о том особом беспокойстве, которое охватывает нас, когда мы не знаем, живой человек перед нами или искусно устроенный автомат).

Ощущения ирреальности де Кирико часто добивается средствами более тонкими, чем сюрреалисты: ничего буквально фантастического. Только слишком быстро убегают вдаль слишком прямые линии, слишком отчетливы контуры, слишком чисты краски (интересно, что строгие линии площадей Петербурга напомнили Андре Жиду картины де Кирико). Два кресла, стоящие “лицом” друг к другу, на его картинах могут привести нам на ум двух собеседников, усевшихся перед шкафом с выпучившимся зеркалом. Это при отсутствии совсем уж невероятных, вычурных видений. Именно такими иногда и бывают сны: все как будто обыденно, но проникнуто настроением жути. А ведь многие из тех, кто считает себя учеником Фрейда, как раз лишают сны тайны, обращая внимание не на общую тональность сна, а на конкретные предметы и действия, которым присваивается слишком уж прямое, простое и однозначное символическое значение. В очень узком соответствии с заветами учителя: король - отец, королева - мать, зонты, кинжалы, револьверы - мужские гениталии, пещеры, карманы, ворота - женские и т. п.[41].

Де Кирико участвовал в первой парижской выставке сюрреалистов в 1925 году, но впоследствии обратился к живописи как бы и реалистической, в которой все-таки ощущается некая “безуминка”. Успевши, однако, породить одного из самых ирреальных сюрреалистов.

 

Ив Танги, морской офицер, не имевший художественного образования, однажды увидел в витрине картину де Кирико. С тех пор он много лет писал некие пустынные, может быть даже инопланетные, пейзажи. На его картинах то стынут разбросанные в отдалении друг от друга, то, наоборот, кишат, словно галька на морском берегу, непонятные предметы, иногда напоминающие выветренные кости, иногда - коралловые полипы, иногда - опять-таки причудливую гальку. Названия картин, в соответствии с Бретоном, отстоят достаточно далеко от того, что мы видим, чтобы вызвать “вспышку”: “Угасание излишнего света”, “Наследование приобретенных признаков”, “Меблированное время”, “Мультипликация дуги”. Но тщательность, подчеркнутая объемность изображения - это уже некий шаг к будущему сюрреализму, изображавшему нечто непонятное с фотографической точностью. Ранние работы Андре Массона, стремительно и бездумно набрасывающего на бумаге хаотические контуры то доспехов, то фантастических рыб, по-видимому, были ближе к заветам Бретона, требовавшего полной свободы от контроля разума.

 

Жоан Миро тоже причисляется к классикам сюрреализма. Одну из своих картин “Каталонский ландшафт. Охотник” он написал, как положено, “под влиянием галлюцинаций, вызванных голодом”[42]. При желании там можно разглядеть и охотника (треугольник с трубкой), и дерево (круг с сердечком-листом на спице). Однако на первый взгляд “ландшафт” ассоциируется скорее с “парадом головастиков и пауков в заросшем тиной пруду”[43]. Манера Миро, по-видимому, оказалась слишком игривой и особого развития не получила. В развитии “параноидально-критического метода” Сальвадора Дали, требующего тщательного и систематизированного воплощения ирреального, более важную роль, вероятно, сыграл Макс Эрнст.

 

В детстве маленький Макс оказался свидетелем происшествия, которое могло бы послужить злейшей сатирой на “воспитующее” реалистическое искусство. Его отец, работавший в школе для глухонемых, художник-любитель, с необыкновенной тщательностью выписывавший каждый кустик и каждый листик, однажды вернулся из сада с очередной картиной. Критически осмотрев ее в домашних условиях, творец остался недоволен каким-то деревцем на переднем плане и тщательно закрасил его. А потом... Потом он отправился в сад и вырвал деревце-прототип, приведя природу в соответствие с искусством. С тех пор Макс возненавидел натуралистическое “жизнеподобие”. И подлинно, поступок его папаши - готовая притча: искусство, “преображающее жизнь” и “выносящее ей приговор”, как выражался Николай Гаврилович Чернышевский, несет в себе опаснейшее зерно.

В детстве же его любимая птичка умерла в тот самый день, когда родилась его сестренка. Птичка словно пожертвовала собой ради новой жизни. Услышав о рождении сестры, маленький Макс упал в обморок. Впоследствии он писал птиц всю жизнь - возрождал их снова и снова. Это не были реальные птицы конкретных пород - “его птицы были птицами ▒вообще’, некими птицеобразными существами, изображаемыми в странных ракурсах. Иногда они были обобщенно-приветливыми, типа круглоголовых голубок с по-детски примитивно выписанными круглыми глазками, с ▒ангелоподобными’ крылышками, иногда пестрыми и угрожающими, с хищными когтями и клювами, часто грустными, заключенными в прочные клетки”[44].

В Боннском университете Эрнст изучал психиатрию, особо интересуясь рисунками душевнобольных. Он уже тогда видел в живописи выражение “мистических” состояний и не интересовался политикой. Ничего на этот счет не изменила и мировая война, которую он испытал на себе всерьез. Он был артиллеристом на передовой, но, в отличие от Ремарка или Отто Дикса, не отвел войне в своем творчестве сколько-нибудь заметного места, еще раз опровергнув вульгарный тезис: “Бытие определяет сознание”. Одинаковое бытие у разных художников определяет его слишком по-разному.

“Двое детей, угрожаемых соловьем”[45] - так не совсем, может быть, складно переведено название картины 1924 года. Дети, которым угрожает соловей, - ситуация сама по себе странная, но важнее другое: эта картина - серьезный шаг к будущему “параноидально-критическому методу”. Понятные и достаточно похожие на себя предметы оказываются в непонятных отношениях друг с другом. Здесь не хватает разве что фотографической точности “зрелого” сюрреализма. Действие происходит как будто бы на вершине высокой горы: очень много неба и не видно горизонта. Девочка с ножом убегает от невинной птички, другая девушка лежит без сознания, человек на какой-то увеличенной собачьей будке, прижав к груди ребенка, не то бежит, не то балансирует на одной ноге, не то указывая, не то стараясь дотянуться до самой настоящей кнопки на раме... Как бы вводит в картину тоже настоящая калиточка, которую можно открывать и закрывать.

Макс Эрнст подхлестывал свое воображение изобретенными им же процессами “втирания”, “вдавливания”, которые “околдовывают разум, волю, вкус художника”, как он писал в своей книге “По ту сторону живописи”, намекая, вероятно, на знаменитое сочинение Ницше “По ту сторону добра и зла”, декларирующее уход от всех общепринятых норм и правил. И надо сознаться, в загадочных картинах Эрнста есть чем проникнуться - нужно только не спешить, побродить по этим зарослям, заглянуть под кроны.

“Песня сумерек” напоминает экзотические пейзажи Анри Руссо. Но гигантские травы здесь еще пышнее, еще диковиннее. Есть здесь и надменная птица с мутным жестоким взглядом и приоткрытым клювом (вместо левого крыла у нее рука с несоразмерными пальцами, правая рука скрыта в рукаве, утекающем к какой-то жабе). Есть даже некая дриада, скрытая под кучерявым листом, и какие-то существа, совсем уж сказочные. А в просветах синеют дальние горы.

“Взгляд тишины” можно перевести и как “Око тишины”. Словно некая Атлантида поднялась с океанского дна - причудливые скалы, дворцы, заросшие водорослями и кораллами. И всюду глаза, глаза, глаза... А на первом плане - грациозно и болезненно изогнутая женская фигурка с прекрасным нездешним лицом и странно хрупкими руками мумии.

“Евклид” уже не так завораживает. О Евклиде здесь, собственно, напоминает лишь треугольное сечение конуса, а в пышных складках на рукаве чувствуется что-то скорее средневековое, чем античное. В многослойной же шляпке с розами - нечто дамское, пока, приглядевшись, не начнешь различать в розах человеческие глаза. Плоская рука, похожая на пустую лайковую перчатку, держит рыбу. По-видимому, столкновение этих далеких образов и должно вызвать искру.

Начало Второй мировой войны тоже не обратило Макса Эрнста к “жизненной правде”, хотя в качестве немца он был интернирован, пережил заключение во французских лагерях (это же испытал на себе такой известный антифашист, как Фейхтвангер). Добившись разрешения на въезд в США, Эрнст ждал в Марселе отъезда в компании других сюрреалистов, среди которых были такие патриархи, как Андре Бретон и Марсель Дюшан. Они коротали время за игрой в особые сюрреалистические карты. Масти в них назывались так: любовь, сон, встреча, революция. Ни славы, ни денег, хоть сколько-нибудь сравнимых с известностью и доходами Сальвадора Дали, Макс Эрнст так и не приобрел. Но, кажется, он не потерял эпатажного задора: в Париже на выставке 1964 года семидесятитрехлетний Макс Эрнст, утомленный фоторепортерами, начал кататься по земле.

Фарс у сюрреалистов всегда оттенял трагедию. Без которой невозможна ни одна человеческая жизнь.

 

Рене Магритт. “Ключ к полям”. Разбитое стекло, за которым открывается идиллический сельский пейзаж. Кажется, ничего особенного. Но, приглядевшись, мы видим в осыпавшихся осколках повторение того же самого пейзажа, словно он был написан на стекле. У Магритта есть и другая картина, “Жизнь человеческая”, в замысле которой лежит родственная мысль: дерево внутри комнаты закрывает точно такое же дерево снаружи. “Именно так мы видим мир”, - разъяснял Магритт. Наши представления о нем повторяют и заслоняют мир подлинный. Но внутренний мир куда более хрупок...

Магритт - мастер соединять прямо-таки фотографическое правдоподобие с жутковатым абсурдом, который иной раз не сразу и разглядишь. Он может великолепно написать ночной загородный дом с горящими окнами и фонарем у входа, отражающимся в черном, ночном пруду. А над всей этой ночью - безмятежное дневное небо с белыми летними облаками.

Или “Терапевт”. Немолодой человек в мешковатой одежде присел отдохнуть на высоком берегу лазурного моря, по-стариковски накинув на голову и плечи покрывало. Под покрывалом вместо человека - клетка с птицами. Но в мире ничего не шелохнулось. У Магритта - как у Эрнста - тоже часто встречаются птицы: то черный хребет образует орлиный профиль, то впавший в забытье орел недвижно стоит на берегу моря, вырастая из земли как лист с прожилками и даже проеденными гусеницей узорами.

А вот его знаменитая “Философия будуара”. Будуар, как известно, это маленькая гостиная, где богатая женщина дуется на супруга и принимает интимных друзей. Может быть, именно сочетание интимности и парадности, наготы и одежды можно угадать в этих туфельках с пальцами, в этом платьице с живой женской грудью? Если догадка верна, то это уже не ортодоксальный сюрреализм, требующий полной неразгаданности, полной свободы от логики.

3. Щи из топора

Да только возможна ли она - свобода от логики? И нужна ли нам она - свобода психики от интерпретирующей работы мозга, всегда отыскивающего в непривычном сходство с привычным?

Эпатирующие выходки сюрреалистов, особенным мастером на которые был Сальвадор Дали, невольно наводят на подозрение: а не шарлатанство ли все это от начала до конца, от теорий до скандалов? Не одурачивание ли это всех нас - рабов моды и авторитетов? Что касается теоретических истоков, тут традиция более чем серьезная. Еще Архилоху было известно (и наверняка не ему первому), что мы не знаем, отчего бываем веселы и отчего грустны, а Шопенгауэр прямо настаивал, что человеком руководит бессознательная слепая воля, - интеллект же, словно юрист при диктаторе, лишь подводит под ее указы логические обоснования, которые принято считать разумными. Академик А. А. Ухтомский формулирует примерно то же самое в более, так сказать, академичной форме: доминанта всегда самооправдывается, и логика - слуга ее (логика - служанка страсти). Так что Фрейд, настаивая на том, что человеческой личностью руководит “бессознательное”, шел не таким уж оригинальным путем, хотя он, конечно, сумел осмыслить новые группы фактов.

И самый, пожалуй, впечатляющий из них: загипнотизированному человеку приказывают, когда он проснется, взять зонтик, раскрыть его и выйти на веранду. Проснувшись, человек действительно берет зонтик (правда, не раскрывает его - без дождя это было бы слишком уж глупо) и выходит на веранду. Когда его спрашивают, почему он это сделал, он начинает приводить тысячи убедительных причин, и даже для ненужного зонтика находится объяснение - кроме единственно верного: внушение во время гипнотического сна. Но именно это человеку и неизвестно. Всем подобные вещи казались только забавными, пока Фрейд не сделал из них самый серьезный и теперь, кажется, уже никем не оспариваемый вывод: человек может руководствоваться чем-то таким, о чем он сам решительно ничего не знает. Хотя такой вывод полностью противоречит рационализму Спинозы: душа не может не знать того, что она знает (то есть “знать” и “знать о том, что ты это знаешь” - вещи, по мнению Спинозы, неразделимые).

Конечно, фрейдизм, сделавшись массовым, не избежал и непременных спутников всякой массовости: пошлости, примитивности (главная заслуга здесь, впрочем, принадлежит самому отцу-основателю), норовившей едва ли не все проявления человеческого духа объявить “сублимацией” каких-то неудовлетворенных сугубо плотских, “первозданных” инстинктов: агрессивных, сексуальных и т. п. Один из крупнейших современных психологов Виктор Франкл в своей знаменитой книге “Человек в поисках смысла”[46] считает нужным постоянно настаивать на очевиднейших, казалось бы, вещах - на том, например, что стремление человека к чему-то высокому ничуть не менее естественно, чем либидо к собственному отцу; что художник может писать картины, оттого что любит живопись, а не вследствие подавленного стремления размазывать экскременты...

И все-таки при всех его нелепостях современную психологию невозможно представить без открытий Фрейда. Равно как сами сочинения Фрейда были бы невозможны, если бы он не пользовался своим сознанием, логикой, последовательным анализом фактов, языком науки.

Анри Бергсон, тоже имевший несчастье уродиться евреем, погиб в фашистском концлагере, отказавшись воспользоваться привилегией нобелевского лауреата. Но и его идеи о непредсказуемости жизненных процессов сегодня находят подтверждение в точных науках. Создатель неравновесной термодинамики Илья Пригожин (тоже нобелевский лауреат) цитирует Бергсона с большим почтением. Пригожин доказал, что многие физико-химические процессы неустойчивы, а потому непредсказуемы. Так, нельзя предсказать, в какую сторону упадет карандаш, уравновешенный на острие. Это зависит от слишком большого числа незаметных микротолчков[47]. Сам Бергсон не использовал дифференциальных уравнений, но его наблюдение, что люди сами стремятся с помощью юмора изгнать из жизни повторяемость и предсказуемость, представляется не менее глубоким[48].

Словом, теоретические истоки сюрреализма выше всяких подозрений. Но сюрреализм вряд ли так уж сильно определялся идеями и логикой. Во многом он в полном соответствии с учением Фрейда лишь использовал их в качестве рационалистического обоснования своей ненависти к “буржуазным”, то есть господствующим нормам и традициям. Желание присоединить к своей ненависти еще и силу заставляло сюрреалистов искать союзников среди политических движений, тоже призывавших отречься от “старого мира” и разрушить его “до основанья”. Именно это желание заставляло сюрреалистов вступать в дружественные контакты с коммунистической партией.

Однако, за исключением ненависти к “старью”, сюрреалисты во всем были полной противоположностью коммунистам. Сюрреалисты настаивали на непостижимости и непредсказуемости жизни - коммунисты были убеждены, что учение Маркса полностью раскрывает все исторические закономерности. Сюрреалисты намеревались создать искусство, свободное не только от прямого диктата, но даже от собственного разума, перегруженного, на их взгляд, общепринятыми мнениями; коммунисты - требовали общепонятности и подчинения искусства целям их борьбы. Сюрреалисты требовали даже освобождения душевнобольных из психиатрических клиник - куда коммунисты впоследствии, уже помягчев, будут сажать тех, кто с ними не согласен.

В статье “Александр Блок” Луначарский рассказывает, как в 1923 году он встречался в Париже с сюрреалистами и “представителями деклассированной интеллигенции, обостренно ненавидевшими буржуазию” и “находившимися на пороге коммунистической партии”:

 

Во время нашей беседы сюрреалисты, вождями которых в то время были Бретон, Арагон, обращались ко мне с приблизительно такого рода декларацией:

”Мы, сюрреалисты, прежде всего ненавидим буржуазию... Что прежде всего из буржуазных элементов воспринимаем мы, интеллигенты, как наиболее для нас ненавистное, смертоносное? Это рационализм буржуазии. Буржуазия верит в разум. Она считает разумной самое себя и считает, что весь мир построен согласно принципам ее ужасающе узкого и прозаически серенького разума. Мир как бы подчинился разуму буржуазии. А между тем на самом деле за разумной оболочкой и скрывается гигантская и таинственная стихийность, которую нужно уметь рассмотреть, но которую нельзя увидеть глазами разума. Мы провозглашаем поэтому принцип интуиции. Художник может и должен видеть вещи в их сверхреальном значении. Революция нужна нам для того, чтобы опрокинуть царство буржуазии и вместе с тем царство разумности, чтобы вернуть великое царство стихийной жизни... Приходите же вы, москвичи, ведите за собой бесчисленные отряды азиатов... Пусть погибнем - лишь бы погиб с нами разум, расчет, смертоносное, все обуживающее начало буржуазности!

...Мне стоило немало труда преодолеть их изумление и даже негодование, когда я ответил им, что... революция как раз продолжает дело разума, что мы как раз опираемся на европейскую цивилизацию, что мы считаем только лучшим плодом ее марксизм, апогей разумности[49].

 

А ведь Луначарский был еще из самых терпимых и образованных... Бретон - по мнению Дали, резонер и буржуа, но “порядочный и негибкий, как Андреевский крест” - был изгнан из компартии за “троцкизм”; он не верил в необходимость и возможность литературы, выражающей интересы рабочего класса, и вообще считал материальные интересы слишком буржуазными для целей истинной революции. Арагон же подчинился партийной дисциплине, приезжал в СССР и в тяжелейшие годы “Великого перелома” писал восхваляющие Магнитку и Челябтракторстрой плохие стихи, за которые, будь он советским подданным, поэт-бунтарь наверняка подвергся бы проработке за “формализм” и недостаток общепонятности.

История отношений художественного авангарда с коммунистами была трагикомической всюду, где коммунисты не сумели прийти к власти. Там же, где сумели, она оказалась просто трагической. Русский авангард, примкнувший к революции, был почти полностью истреблен либо приведен к молчанию. Сегодня высказывается даже такое мнение: проповедуя бунт, презрение к традиции, авангардисты готовили собственную гибель[50]. “Буржуазная” же публика их, по крайней мере, терпела, а иногда, отчасти забавляясь, все-таки старалась отыскать в их работах какой-то глубокий скрытый смысл.

Допускают ли “расшифровку” картины сюрреалистов? А расшифрованы ли нами видения Босха? Правда, Босх изображал нечто такое - чертей, адские пытки, - во что люди тогда верили или чего боялись. Но, скажем, Одилон Редон откровенно фантазировал: наивное и страдальческое человеческое лицо, висящее, будто плод, на изогнутом черном стебле, глаз-аэростат, скорбно подведенный к небесам. И это, кажется, не вызывало бурь ни в критике, ни в публике: все понимали, что фантазия и не может быть истолкована так же однозначно, как “Сватовство майора”. Классический символизм тоже настаивал на изображении чего-то таинственного, намекающего, мистического - принципиальное отличие сюрреалистов заключалось, по-видимому, только в словах - в том, что они настаивали на некой “научной объективности” своих произведений, претендовали на создание некой реально существующей “сверхреальности”.

Однако новые поколения, которые встречаются с картинами сюрреалистов вне атмосферы борьбы и скандала, легко включают их в свою внутреннюю жизнь. Новые поколения видят мирные следы сюрреалистического бунта в рекламе, в дизайне, в той свободе обращения с формой, которую после них обрели художники, уже не считающие себя сюрреалистами. А все, что становится привычной частью человеческой жизни, люди обживают, преображают своим воображением и даже вносят туда смысл, которого изначально там, может быть, и не было.

Возможно, классический сюрреализм в сегодняшней культуре - это некие щи из топора: почти все питательные их вещества внесены туда поколениями зрителей, а не творцами.

Да и могло ли быть иначе?

Если даже допустить, что все мы только рабы каких-то невидимых господ, что все осознаваемые нами радости и горести суть порождения каких-то несознаваемых нами причин - если даже все это так, то почему мы должны уважать эту подводную часть айсберга более, чем надводную, которая и составляет смысл нашего существования? Нет никакого сомнения, что на наши настроения и сны существенно влияет пищеварение - так почему бы не попытаться дать слово и кишечнику? Башмакам, которые жмут или трут?

Религиозные верования прежде всего предназначены для утешения рабов, а не для ублажения господ, и если перейти от психологической к социальной иерархии, то и господа, и рабы совершенно равны перед лицом смерти, перед лицом бесконечно могущественного и безжалостного мироздания: все смертные от королей и президентов до последних побирушек остро нуждаются в экзистенциальной защите - защите от ужаса нашей мизерности и эфемерности, ужаса то более, то менее, но всегда осознаваемого. Для борьбы именно с этим ужасом прежде всего и придумано искусство, создающее иллюзию красоты и значительности мира - и нас в нем. Если же искусство перестанет выполнять эту миссию, а начнет искать какие-то шифры, позволяющие что-то узнать о наших незримых и глухонемых господах, то мы, рабы, отвернемся от него, как от всего бесполезного. Или придумаем для него некое истолкование, которое каким-то хитрым образом начнет нас утешать, воодушевлять или хотя бы развлекать.

Похоже, с сюрреализмом именно это и произошло.

Спасибо партии!

Мы, свободомыслящие и свободолюбивые юнцы 60-х, физики и лирики, даже не подозревали, что наше презрение к бюрократическому советскому социализму оставляет и нас самих без экзистенциальной защиты - без ощущения причастности к чему-то великому, прекрасному и долговечному. Дабы спасти хоть что-то из наследия отцов, мы бессознательно искали неких подлинных коммунистов, к которым можно было бы припасть душой, не опасаясь испачкаться - искали и в собственном прошлом, среди народовольцев и комиссаров в пыльных шлемах, и на Западе, среди героических интербригадовцев, среди борющихся латинос и победивших барбудос, которые были всем хороши при очень, однако, серьезном недостатке: они явно не имели никакого отношения к культуре, к искусству. Без чьей поддержки даже самый распрекрасный атлет и герой не может ощутить свою жизнь как красивую и значительную, покуда она никем не воспета.

Советское искусство для этой роли мало подходило из-за своей почти тотальной зараженности пропагандистскими штампами, да и вообще мы выстраивали свою значительность на ироническом противостоянии всему советскому - уже из-за одного этого нам приходилось тянуться к раскрепощенному западному искусству. Но если какой-то крупный западный художник оказывался к тому же еще и коммунистом - подлинным, разумеется, у неподлинных не было карьерных причин вступать в компартию, - такого хотелось полюбить вдвойне.

Сегодня мне хочется оглянуться на святую троицу наших тогдашних любимцев: Мазерель, Гуттузо, Пикассо, - что о них писали тогда и какими они видятся сейчас.

Писали, в общем-то, со знанием дела. Монография В. РаздольскойМазерель[51] и сегодня выглядит вполне квалифицированно, если не считать того, что слабости Мазереля в ней объявляются его достоинствами. Упрощенное, черно-белое разделение мира на кротких угнетенных и злобных угнетателей, упрощенные, плакатные решения трагически сложных общественных проблем (священник, благословляющий пушку, буржуй в цилиндре, выставляющий перед собой беззащитного новобранца) провозглашаются глубокими социальными обобщениями, наивный утопический оптимизм превозносится как доблесть, зато каждая нота сомнения, неоднозначности со вздохом признается снижением творческого накала.

Творчество Мазереля не случайно имело бóльший успех среди литераторов, чем среди живописцев: он любил строить графические циклы (иногда в “поистине кинематографическом темпе”), стараясь графическую выразительность дополнить сюжетной повествовательностью. Так, например, цикл “Идея” состоит из восьмидесяти трех графических листов: то Идею, нагую женскую фигурку, любовно держит в руках ее творец, то за нею гонятся преследователи, то ее жгут на площади под ликование буржуев, а она вместе с дымом возносится в небеса, то за несчастной Идеей гонится разъяренная толпа, то она, уже вознесшаяся из пламени, бежит над проводами... Образ, может быть, и не лишенный поэзии, но очень уж опять-таки упрощенный, хотя на отдельных листах гонители предстают менее звероподобными, а потому более интересными, а один озабоченный седобородый жандарм даже обретает индивидуальность. Однако никакое мастерство и никакие частные находки не в силах преодолеть эту пропагандистскую примитивность: мерзкие гонители и трогательная беззащитная их жертва. Ведь сколько прекраснодушных идей несет в себе смертельную опасность и сколько идей самых мудрых и благородных гибнет не от преследований, а от равнодушия! От равнодушия людей вовсе даже и не злых, а просто непонятливых, поглощенных чем-то другим...

Можно подумать, что черно-белая упрощенность порождена упрощенностью самой ксилографии, не приспособленной к передаче тонкостей и оттенков, но этому сразу же противоречит цикл “Город”. Город Мазереля - это не “город-спрут” другого знаменитого фламандца, Эмиля Верхарна. Это и не многоцветный праздничный либо овеянный печальной дымкой город импрессионистов. Город Мазереля, если смотреть на него с горы, где расположился художник, - это прежде всего строгая черно-белая геометрия: бесконечные прямоугольники, треугольники, являющие особенно резкий контраст с мягкими линиями необыкновенно крупных цветов и трав на первом плане. В Городе же - только прямые, только ломаные линии...

Впрочем, нет, виднеется и множество мягких округлых крон, клонящихся под ветром, - это клубы дыма из фабричных труб. Но в этих кронах не выжить сказочным девам-дриадам...

Люди, однако, в этом городе выживают. “Городов Вавилонские башни”, - вспоминается Маяковский: сколько ни возводи глаза к небу - все равно будут громоздиться только крыши, только трубы, только окна, окна, окна... И в каждом окне - люди. Люди обнимающиеся, переодевающиеся, занимающиеся хозяйством и - не ведающие, что происходит в полутора метрах - за стеной, над головой, под ногами... В зависимости от расположения духа можно почувствовать и тоску (как мал и одинок человек в этом муравейнике!), и умиротворение - всюду жизнь, даже эти каменные клетки любовь может наполнить теплом и уютом. Отчаяние в этом Городе бывает ужасным - среди изломанных теней, среди ровных, бесконечных, непроницаемых оград, среди гигантских параллелепипедов и призм фабричных зданий, возносящихся в головокружительную высь...

Но где, скажите, отчаяние перестает быть отчаянием? Зато любовь всюду любовь. С нею и уличный фонарь становится праздничным, как солнце, и нагромождение крыш и башен становится не пугающим, а манящим, словно горный хребет с волшебным полумесяцем над ним, и даже уличная нищенка превращается в кроткую богоматерь.

А при первом взгляде на гравюру “Дым” чувствуешь прежде всего толчок восхищения: оказывается, и эти дымные кроны человеческая фантазия все-таки может населить сказочными девами. Только вглядевшись повнимательнее, начинаешь различать, что это “жертвы капиталистического производства” - стенающие, взывающие, цепляющиеся друг за друга над неподвижной геометрией фабричных зданий. Однако, хотя и различаешь проступившую из-под поэзии агитку, все равно тебя не покидает некое светлое чувство: человеческая любовь, человеческое воображение способны наполнить поэзией любые “каменные джунгли”. А талант художника - оживить любую пропагандистскую схему. Особенно если вспомнить, как ее разрабатывал советский плакат. Будь у нас дозволены подобные “формалистические” искания - глядишь, и Советский Союз продержался бы подольше.

 

Писать о Ренато Гуттузо - вспоминать о первой любви: многое вызывает снисходительную улыбку. Чужая снисходительность, однако, задевает.

“Гуттузо - второстепенный художник. Его в Советском Союзе пропагандировали за то, что коммунист”, - пригвоздил молодой человек, которому, в отличие от автора этих строк, исполнилось двадцать не в 60-е, а в 90-е годы, и слышать это было тем обиднее, что он любил и понимал живопись.

Как это “пропагандировали”?! Выставки Гуттузо в 60-е годы проходили с триумфом, лично для меня знакомство с ним было потрясением - эта извивающаяся линия в его графике, его цвет, мазок...

“Вы просто не видели Ван Гога, фовистов. Даже Пикассо”.

Что верно, то верно. Не видели. В ту пору нам только-только начали приоткрываться импрессионисты, а о существовании Пикассо я впервые узнал лишь из стихотворения прогрессивнейшего Евгения Евтушенко “Нигилист”: “Низвергал Герасимова - утверждал Пикассо”. Здесь Пикассо, антипод Герасимова - одного из вождей Академии художеств СССР, - выступал символом неких западнических веяний, наравне с узкими брюками и танцем буги-вуги. Видели же его воочию совсем немногие, а понимали (что-то действительно чувствовали, кроме недоумения) и того меньше.

Поэтому я постарался отдать справедливость мнению молодого задиристого интеллектуала, и, когда я принялся перелистывать полузабытый альбом “Ренато Гуттузо”[52], в моей душе звучали уже два голоса - голос восторженного почитателя и голос скептика, несколько снобистского толка. И надо сказать, сегодня настораживает уже само перечисление титулов Гуттузо: почетный член Академии художеств СССР, член Центрального Комитета Коммунистической партии Италии...

Зато судьба его вновь располагает к нему.

Ренато Гуттузо исполнилось двадцать в годы победного шествия итальянского фашизма. Политика итальянских фашистов в области искусства во многом напоминала политику русских коммунистов: в пору бурного становления поощрялся напористый футуризм с его культом стремительной динамики, в пору обретения спокойной уверенности - неоклассицизм с его фальшивой имитацией древнеримского величия. Однако не только темы, лично одобренные самим Муссолини (“Выступление дуче по радио”, “Итальянский характер, созданный фашизмом”, “Битва за зерно” - фашисты самый будничный труд тоже любили и умели превращать в битву), но и “аполитичная” и даже неплохая живопись в этом агрессивном пропагандистском потоке невольно начинала играть сомнительную роль. Так, например, допускался интерес к “героическому прошлому народа” (у нас это были бы всевозможные витязи и прочие чудо-богатыри), а также внимание к будням “простого человека” - сердцевиной фашистской культурной политики было недоверие ко всяческой сложности, неоднозначности, отвращение и ненависть ко всякой развитой индивидуальности, способной иметь обоснованное собственное мнение, собственные высшие интересы, не укладывающиеся в предписанные сверху рамки “великой миссии Италии”. Не зря слово “фашизм” означает “единство”!

Но борьба с фашизмом тоже требовала единства, для которого усложненная индивидуальность опять-таки оказывалась не слишком желательной: она всегда оказывается лишней при попытках разрешить сложнейшие социальные конфликты силовыми методами (фашизм и есть бунт простоты против мучительной сложности социального бытия). В такие эпохи художники начинают стыдиться собственного душевного богатства, мешающего им “шагать в ногу”, писатели отдают свои лучшие качества отрицательным героям (Олеша - Кавалерову, Фадеев - Мечику), готовые во имя единства с массами заклеймить в себе именно то, что делает их творцами. Не только Маяковскому (“Умри, мой стих, умри, как рядовой!”) - даже Мандельштаму было знакомо это чувство.

В книге В. Горяинова “Современное искусство Италии”[53] приводится частное письмо итальянского литератора поколения Гуттузо, тоже участника Сопротивления. За несколько дней до своей гибели в бою этот молодой интеллектуал признавался, что если бы не война, то он остался бы “интеллигентом с узколитературными интересами”: “Я обсуждал бы политические проблемы, но особый интерес для меня представлял бы ▒одинокий человек’. Встреча с девушкой или фантастический образ значили бы для меня больше, чем любая партия или доктрина... В определенный момент интеллигенция должна быть способна отдать свой опыт для общей пользы, и каждый должен суметь занять свое место в боевой организации”.

Стремление - что говорить! - благородное, но может ли художник занять место “в общем строю”, не наступая при этом на горло самому драгоценному - “собственной песне”?

Партизан-подпольщик, вступивший в коммунистическую партию в те годы, когда это было смертельно опасно, свидетель массовых убийств, творимых фашистами, почти ничего при этом не слыхавший о массовых убийствах, совершенных и совершаемых коммунистами, Гуттузо мечтал о живописи, которая была бы “страстным криком... звучащим на улицах и площадях, а не в грустной атмосфере музеев для немногих специалистов”. Положим, лично у меня атмосфера музеев вызывает отнюдь не чувство грусти - скорее благоговения и гордости за человеческий гений, но стремление говорить (и даже кричать!), обращаясь к неискушенным массам на общепонятном языке, всегда бывает свойственно искусству в эпохи массовых движений. Однако именно из-за стремления каким-то общепонятным способом выразить нечто общезначимое в такие эпохи над искусством нависает опасность элементарности.

Но если взглянуть на лист из серии “С нами Бог!” - где тут элементарность? Змеящиеся линии, из-за которых фигуры убийц кажутся ожившими, отказ от натуралистической детализации, гипертрофия основных черт напоминают об экспрессионизме. Так говорит в моей душе почитатель Гуттузо. “Экспрессионизм, - тут же возражает скептик, - тяготел к некой первозданности, а здесь чистая злободневность, экспрессионизм искал глубоких символов, а здесь карикатура”.

“Ну, тогда “Ветеран-нищий”. Мертвая голубизна лица, красные веки, желтые пальцы с красной же окантовкой, не то тень, не то прямо-таки призрак отсутствующей ноги, смелый, неприглаженный мазок...” - “Он просто использует открытия постимпрессионистов, фовистов для разработки элементарной передвижнической идеи. Кто же не знает, что калекам необходимы пенсия и сострадание! Где здесь открытие?”

“Хорошо, а ▒Буги-вуги в Риме’? Танец, у нас в стране долго служивший символом буржуазного растления, а в Риме его отплясывают такие симпатичные ребята! Но при этом у них удивительно отчужденные, почти трагические, лишенные подробностей лица манекенов - разве это не находка?” - “И попутно выпад против абстрактного искусства - репродукция на стене, разноцветные прямоугольники Мондриана - ▒Буги-вуги в Нью-Йорке’. У нас-де хоть и манекены, но все-таки люди, а у них-то и людей нет”. Что ж, плакатностью отдает. И все-таки в этой пляске манекенов мерцает какая-то неоднозначная глубина. И грустная девчонка на фоне вихляющихся бедер определенно хороша - хоть и напоминает о “Баре ▒Фоли-Бержер’” Эдуарда Манэ. Моды меняются, а одиночество среди толпы - оно вечно.

“Одинокий человек” получался у Гуттузо лучше всего. “Портрет Рокко с сыном” тоже трогает, хотя контраст хрупкости ребенка и огромных рук отца, его беззащитной нежности все же простоват. “Воскресный отдых калабрийского рабочего” - тот же Рокко Каталано слушает патефон - значительно тоньше: нахохлившаяся тропическая птица среди монотонных прямоугольников, треугольников, трапеций, кубов современного Вавилона слушает песни родного леса... Фон подчеркнуто геометричен и аскетичен, а у самого Рокко гипертрофированы и впалые щеки, и скулы, и персидские траурные глаза...

А натюрморты Гуттузо? Хотя бы “Большая оплетенная бутыль”, где сами прутья живут и светятся, - не так важно, был Гуттузо подлинным или неподлинным коммунистом, но художник он явно подлинный. И когда его вдруг убрали из Эрмитажа, я был огорчен. И был обрадован, когда его вновь вернули, пусть и в гораздо меньшем количестве.

Что, впрочем, только справедливо. Коммунист Гуттузо не был революционером в искусстве. Хотя в этом есть и своя прелесть - революционеры далеко не всегда дарят нам радость. У них бывают задачи пограндиознее, чем ублажать всякую плотву.

 

Взять хотя бы Пикассо, на которого Гуттузо, по выражению Эренбурга, смотрел “богомольно”. Примерно в ту же эпоху Пикассо написал уж никак не элементарную картину, которая тоже должна была стать страстным криком, звучащим на улицах и площадях.

Хотя все обстоятельства как будто складывались так, чтобы “Герника” оказалась остро злободневным произведением, не способным, однако, надолго пережить породившее его событие - бомбардировку баскского городка Герника 27 апреля 1937 года во время гражданской войны в Испании. Первый творческий импульс тоже был вполне социально актуален: правительство республиканской Испании заказало своему знаменитому земляку панно для испанского павильона на Международной выставке в Париже - притом после неудачных попыток сделать заказ Сальвадору Дали и Жоану Миро. Две тысячи погибших - после Второй мировой войны этой цифрой было бы уже никого не удивить, и, однако же, злодейства куда более грандиозные не вызвали к жизни полотен столь апокалиптического масштаба.

Огромное панно (8 метров в длину, 3.5 метра в высоту), поместившееся в мастерской только в наклонном виде, Пикассо, не зная ни сна, ни отдыха, написал чуть ли не за месяц. Согласно первому замыслу действие должно было проходить на рыночной площади Герники, но потом конкретные реалии все таяли и таяли, а мощь картины чудодейственным образом все росла и росла. Картина заставляет вздрогнуть с первого же взгляда - это “агония самой формы”, как хорошо сказано в книжке И. Голомштока и А. Синявского “Пикассо”[54], - подробности начинаешь видеть чуть позже.

Картина огромна - и все же действие происходит в каком-то странном замкнутом помещении, почти не имеющем глубины, в котором царит страшная теснота. Некий загадочный дух с прекрасным женским ликом, втекая через окно, пытается что-то осветить простеньким светильником (бросается в глаза неправильный захват пальцев - тут искажено все), к кому-то воззвать, - но здесь даже лучи электрической лампы отбрасывают черные тени, здесь никто никого не слышит, каждый исходит криком в безнадежном одиночестве, простирая либо бессильно роняя руки, пальцы на которых похожи то на беспорядочные отростки, какие иногда бывают на морковке, то на что-то вроде кристаллов. Исходит криком и мать с убитым ребенком на руках, и лошадь, пронзенная сломавшимся внутри нее копьем (из ее рта тоже торчит некое подобие кинжала, сходное острое жальце можно разглядеть и в кричащем рту матери). Пикассо отнюдь не стремится сделать страдание красивым, это не “Последний день Помпеи”. Головы людей, лишенные лбов, напоминают морские булыжники, обкатанные прибоем (даже ноздри у них похож на отверстия в той редко попадающейся гальке, которую зовут “куриный бог”). Незакрепленные глаза беспорядочно перемещаются по их лицам, иногда готовые скатиться с них, будто слезы.

В этих фигурах есть и что-то неживое, напоминающее о конвейерной сборке, древний символ женственности - грудь - тоже несет в себе нечто составное: какие-то привинчивающиеся шайбы, что-то вроде металлических колпачков... Опрокинутый воин со сломанным мечом в руке прямо-таки разобран на составные части, лошадь размечена какими-то ровными, “газетными” строчками - но все при этом куда-то рвутся, тянутся, кричат, - грозную неподвижность хранит один только бык с кинжальными ушами и надвинутым лбом, напоминающим рогатый тевтонский шлем, бык с профилем прусского генерала, схваченным карандашом Гeopгa Гросса. Есть детали совсем уж загадочные, вроде стрелки под копытом лошади - не то условный знак на графической схеме, не то дорожный указатель; можно найти еще немало деталей в этом роде. Сам Пикассо отказывался толковать аллегорический смысл отдельных фигур: “Картина нередко выражает больше того, что хотел оказать ее автор”, “Пусть публика видит то, что хочет видеть”. И вообще, “Картина получает жизнь от зрителей”.

И вначале далеко не все зрители пожелали вдохнуть жизнь в “Гернику”. Знаменитый архитектор Ле Корбюзье рассказывал, что “Герника” видела в основном спины посетителей, многие требовали даже заменить ее простым и ясным полотном художника-реалиста Аурелио Артеты, недвусмысленно изображающим страдающих крестьян и сражающихся солдат. Пикассо же, напротив, последовательно изгонял из картины все общепонятное. В ранних вариантах бык бежал по трупам, воин вздымал кулак в республиканском приветствии, в колорите господствовал цвет крови - насколько же интереснее окончательная черно-серая гамма! Монотонный цвет ночи, как выразился сам Пикассо.

Чтобы наполнить картину не только своими субъективными ассоциациями, но и по возможности приблизиться к миру Пикассо, испанца, с детства знакомого с боем быков - тавромахией, перелистаем хотя бы иллюстрации к превосходной монографии Н. Дмитриевой “Пикассо”[55] - там мы встретим и мученически изогнутую шею лошади - неизменной жертвы жестокого спорта, и быка, который, впрочем, может оказаться не только воплощением свирепой мощи, но и несчастной жертвой: особенно многозначителен и многозначен образ Минотавра - смеси человека и быка, смеси разумного и звериного.

Минотавр проходит в качестве центрального персонажа сквозь целый графический цикл. Он может быть и благодушным собутыльником, и вполне симпатичным ухажером, но может - совершенно не со зла, а просто потому, что способен руководствоваться лишь собственными инстинктами, - всей своей могучей тушей навалиться на бессильно барахтающуюся женщину. Но когда на арене юный прекрасный герой сражает чудовище на глазах прекрасных дев, это не вызывает у них восторга: в выражении их лиц, в невольном жесте мы прочитываем сострадание, а получеловек-полузверь, жалко свернувшийся у ног матадора (одетого отнюдь не на испанский лад: ведь “настоящего” минотавра убил афинский герой Тесей - подобная перестановка эпох Пикассо никогда не смущала), действительно трогателен и жалок. Убийство не разрешает трагических противоречий жизни - оно лишь заменяет одну трагедию другой.

Этот же мотив, на мой взгляд, звучит в гравюре “Минотавромахия”. На ней мы снова видим жертв разъяренного монстра: и лошадь, и матадора с обнаженной женской грудью, - а минотавр готов и дальше разить всех, кто подвернется под руку. Однако на его пути стоит девочка со светильником, не очень красивая, но очень серьезная и как-то странно похожая на девушку-матадора, напрасно взявшуюся за такое неженское дело. Действительно, шпага не помогла, она лишь прибавила зверю ярости, зато светильник наводит на него какую-то тоскливую оторопь, он закрывается от него и, похоже, останавливается в нерешительности.

Есть еще одна многозначительная гравюра: девочка ведет за руку слепого минотавра. Запрокинутая голова слепца удивительно достоверна, хотя мы, конечно, не видели слепых быков: приблизительно так они запрокидывают голову перед тем, как издать горестное мычание, но здесь голова запрокинута еще более горестно и вместе с тем примиренно.

Так что в художественном мире Пикассо образ быка отнюдь не однозначен. Быка в “Гернике” он тоже отказывался трактовать как простую аллегорию: он хотел показать не просто ужас конкретного события, а обобщенную трагедию. Однако в дружеской беседе он обмолвился, что лошадь - олицетворение страданий ни в чем не повинного народа, а бык - олицетворение жесткости и темных сил. Вместе с тем бык - это не столько агрессия, сколько тупость и косность, которые могут быть не менее беспощадными. Н. Дмитриева замечает не только тонко, но и справедливо, что весь ужас картины в том, что не видно, откуда надвигается беда, где спастись и кому сопротивляться. В самом деле, жизнь была бы неизмеримо менее трагичной, если бы зло сосредоточилось в каких-то конкретных зонах и персонажах, а не порождалось ежесекундно всем ходом человеческой жизни. Ведь и того же Гитлера возвели на вершину власти миллионы простых избирателей, большинство из которых, конечно же, не были вульгарными злодеями... Но можно ли назвать их безвинными жертвами даже после тех чудовищных бедствий, которые фашизм обрушил на их же собственные головы?

Пикассо тем не менее не забывал и о конкретном поводе, давшем толчок его исполинскому воображению, он не забывал и о конкретных виновниках конкретной трагедии. Немецкую оккупацию он пережил в Париже, бедствовал, но, разумеется, не унизил себя сотрудничеством с гитлеровцами.

Однажды несколько немецких офицеров зашли к нему в нетопленую мастерскую и один из них увидел репродукцию “Герники”.

- Это вы сделали? - небрежно опросил временный победитель.

- Нет, это вы сделали, - ответил Пикассо.

Но когда на Нюрнбергском процессе Герингу, командовавшему немецкой авиацией, был задан вопрос о бомбардировке Герники, он едва сумел вспомнить о столь незначительном эпизоде. И, разумеется, ответил, что у них не было иного выхода, они лишь повиновались военной необходимости: в убийцах, пожалуй, и в самом деле меньше злобы, чем тупой уверенности в своей всегдашней правоте.

Зато “Герника” Пикассо на много веков переживет и Геринга, и Франко, которого, впрочем, теперь многие считают спасителем Испании, избавившим ее от красной угрозы.

Кто знает, может быть, и так. И все-таки не нужно с легким сердцем становиться на сторону одного из двух страшных зол, пусть даже и меньшего.

Но Франко, надо отдать ему справедливость, не стал доводить побоище до полного истребления побежденных, а в качестве одного из знаков национальной консолидации даже пожелал примириться и с Пабло Пикассо: возвращение “Герники” на родину - это было бы очень эффектное пропагандистское шоу. И Франко предлагал любые деньги, обещал предоставить картине отдельный зал - Пикассо оставался непримирим. “Герника” была выставлена в Нью-Йоркском музее современного искусства с табличкой “Собственность испанского народа”. И в своем завещании Пикассо распорядился передать “Гернику” в Испанию безвозмездно, но лишь после восстановления там республиканского строя. Из-за этой формулы впоследствии произошли осложнения, поскольку после смерти Франко демократические свободы были восстановлены, но - “республиканский строй” формально восстановлен не был: Испания превратилась в конституционную монархию. Тем не менее, в конце концов, все недоразумения были улажены, и “Герника” с триумфом возвратилась к своему “собственнику”.

Пикассо в итоге одержал и политическую победу - не тем, что создал нечто общепонятное, а тем, что создал нечто гениальное, способное рано или поздно покорять даже завзятых традиционалистов. Павел Корин, хранитель заветов Александра Иванова, предубежденный против “модерниста” Пикассо, неожиданно для себя был потрясен “Герникой”: “Прекрасная тональность, волевая, энергичная прорисовка деталей”. Корин признал Пикассо “большим мастером” и более того: “Я почувствовал: он человек ищущий, мятущийся и мятежный. Я почувствовал: много мучений, много дум вкладывает он в искусство”.

Не просто тональность и прорисовка, но мучения и думы... Явная перекличка со словами самого Пикассо: “Важно не то, что делает художник, а то, что он собой представляет”; не яблоко, написанное Сезанном, а “беспокойство Сезанна - вот что неодолимо притягивает нас, вот чему он учит нас! И муки Ван Гога - в них истинная драма человека”.

Конечно, судьба Ван Гога несет в себе опасный соблазн заменить мастерство мятежностью, но и без мятежности в искусстве далеко не ускакать. К несчастью, коммунист Гуттузо, носивший репродукцию “Герники” у сердца, оказался недостаточно “мятущимся и мятежным” не в запутанных политических вопросах - в них сам черт ногу сломит, - но в собственном творчестве, где талант должен царить безраздельно. А его всерьез тревожило, что его не понимают и критикуют “товарищи по партии” - политические функционеры, для которых все неисчерпаемое многоцветье мира сводится к одному: “На чьей ты стороне?”.

Пикассо тоже был коммунистом, другом Советского Союза, где его картины долгое время подвергались изоляции, - и это тоже его, естественно, огорчало. И, однако же, на своих холстах он оставался самодержавным владыкой, не внимающим ни хулам, ни похвалам ни врагов, ни “друзей”.

И этим спас свой гений.

После разноса, учиненного Хрущевым в Манеже, Пикассо даже отказался принять Международную Ленинскую премию - более того, пригрозил выйти из партии, если его будут очень уж доставать. И только Эренбург упросил принять советскую награду, дабы она послужила индульгенцией и советским “формалистам”. Но Пикассо и тут отвел душу, прицепив чеканный ленинский профиль себе на ширинку.

 

И все-таки хорошо, что и Пикассо, и Гуттузо, и Мазерель вступили в ряды коммунистической партии - к нам ведь подобных “модернистов” пропускали по партийным билетам. Именно по партийной линии они проникли в нашу страну, а затем и в наши сердца!

Три Америки

1. Звездное трио

Мексика так бы и осталась для нас страной бесконечных, а потому тем более бессмысленных гражданских войн и неотличимых друг от друга диктаторов, если бы - если бы не мексиканские художники-монументалисты.

Пабло Неруда так говорил об этих троих великих мексиканцах: гениальный Хосе Клементе Ороско - самый сложный, титанический, Диего Ривера - самый классический, а самый беспокойный, изобретательный, постоянно ищущий новое - Давид Альфаро Сикейрос. С него и начнем.

Дед Давида Альфаро Сикейроса, носивший почетное прозвище Семь Ножей (целых семь - и это в Мексике, где трудно удивить храбростью и необузданностью!), прославился в качестве командира партизанского отряда во время англо-франко-испанской интервенции 1861-1867 годов. Войны для мексиканцев были делом привычным - одна сменялась другой, но цели их были неизменно возвышенны и справедливы. Вожди, которым удавалось уцелеть и прийти к власти, каждый раз оказывались чьими-то ставленниками - алчных помещиков или наглых гринго, и из спасителей страждущего отечества быстро превращались в изменников и хапуг. Надежды обращались к новому вождю. На этот раз уже безупречному, однако и ему удавалось задержаться в национальных героях лишь ценой гибели на полпути к вершине. А погибать в Мексике умели! Сам Сикейрос не раз оказывался на краю смерти, но ужас всегда отступал перед самолюбием, жаждой красивого жеста.

Уже стариком Семь Ножей, навеселе возвращаясь из пулькерии, приказывал внукам прятаться за камни, а потом палил по ним из револьвера, приучал к свисту пуль. Или запугивал до полусмерти страшными байками, а потом посылал в темный амбар. Или будил среди ночи и заставлял стоять по стойке “смирно”, покуда ребенок не валился с ног.

Словом, Семь Ножей стремился сделать из маленького Сикейроса настоящего мужчину и вполне в этом преуспел. “Меня называли лихим полковником” - первое, что он, художник, считал нужным о себе сообщить: именно такое название он дал книге своих воспоминаний[56].

Отец Сикейроса, видный юрист, был поклонником европейского образа жизни и, в отличие от деда, закоренелого антиклерикала и богохульника, фанатичным католиком. В течение месяца он выполнял сам и заставлял домашних проделывать столько религиозных процедур, сколько другому хватило бы на целую жизнь. За его столом собирались крупнейшие землевладельцы, доверявшие ему свои дела. Но вот однажды родной сынок, юнец, набравшийся революционного духа в школе изящных искусств, в глаза назвал его высоких гостей шайкой воров. Это случилось во время аграрно-демократической революции 1910-1917 годов. Страсти были накалены. Отец запустил в юного грубияна большим бокалом, а тот, сокрушив довольно много подвернувшихся под руку ценных вещей, навсегда ушел из дома. Некоторое время буквально нищенствовал и заодно с революционными фантазиями вынашивал мечту сделаться альфонсом - любовником пожилой миллионерши.

Попутно он по ошибке принял участие в разгроме прогрессивной газеты лишь на том основании, что громилы были плохо одеты. Этот эпизод мог бы открыть ему глаза на то, что принцип “оборванец всегда прав” очень опасен. Однако Сикейрос продолжал исповедовать его всю свою жизнь. Вступив в одну из революционных армий, он закончил гражданскую войну в чине капитана и был отправлен в Европу учиться одновременно живописи и военному делу - это сочетание сопровождало его всю жизнь. Он воевал в Испании (командовал бригадой), лично участвовал в расстреле вражеского агитатора, о чем вспоминал не без напыщенности, организовывал покушение на Троцкого, а всевозможных стычек местного значения даже и не перечислить.

В одной из тюрем его навестил отец и с гордостью за сына заметил, что мужчины не изменяют своим убеждениям. Для него тоже убеждения были не делом знания, изучения, размышления, а делом чести: верность убеждениям важнее, чем верность истине. Сикейрос - “самый изобретательный, самый ищущий”, всю жизнь искал не истины, а победы, отдавался страсти, убегая от сомнений. Он изобретал все новые и новые способы пропаганды своих идей, не задумываясь об их ценности и глубине. Ему, как и многим, очень многим другим, не приходило в голову, по какому праву он, недоучка, указует путь всему человечеству, предлагает окончательное решение вопросов, в которых еще ни разу не сошлись ученые. Впрочем, марксизм предусмотрел и это, заранее объявив прислужниками буржуазии всех, кто с ним хоть в чем-то не согласен. Марксизм-ленинизм идеально пришелся впору темпераменту Сикейроса, требовавшему не мысли, но действия, не понимания, но переделки мира: все решается не творчеством, не сотрудничеством, а стрельбой; мир делится на отвратительных врагов и трогательных друзей; бедняки бедны оттого, что их кто-то ограбил, а не оттого, что необразованные люди, пользующиеся первобытными орудиями, остаются бедными всегда и всюду.

В Европе благодаря Диего Ривере Сикейрос познакомился с новейшими художественными течениями. Произошло, как он считал, слияние формальных открытий европейского искусства со страстным порывом мексиканских художников к искусству социальному, простому и великому, каким оно было в эпоху доколумбовых индейских цивилизаций. Простое и великое, обращенное к массам, - в этой формуле таится и сила, и слабость Сикейроса: простота, величие и общедоступность требуют отказа от всего утонченного, индивидуализированного, интимного. Сикейроса это не пугало. В одном из своих манифестов он без смущения заявил, что искусство, начиная с эпохи Возрождения, свернуло на тропу ошибок. Для нового же мексиканского возрождения требовался только новый могущественный меценат, новый Медичи. Им оказался просвещенный консерватор, писатель и философ, министр народного образования Хосе Васконселос - энтузиаст национального возрождения, доказавший, что смесь народов, образовавшая нынешних обитателей Латинской Америки, являет собой новую “космическую” расу, которой принадлежит будущее. Правда, Васконселос возлагал надежды не на революцию, а на просвещение. Взгляды новых монументалистов представлялись ему примитивными, потакающими вкусу черни. Тем не менее министр первым предоставил бунтарям стены государственных зданий.

О первых своих фресках (муралях) Сикейрос вспоминает с неодобрением - они изображали слишком отвлеченные, мифологизированные начала: Огонь, Землю, Воду... Поэтому он перешел к началам еще более отвлеченным и мифологизированным: Социализму, Капитализму, Пролетариату, Буржуазии, Передовой идеологии, Оппортунизму, Ревизионизму. “Портрет буржуазии”, законченный в год вторжения Германии в Польшу, охватывает три стены и потолок большого зала. Это целое пространство, заполненное разрозненными эпизодами, объединенными лишь общим эмоциональным напором, рассчитанным на целое множество точек созерцания: механизированные колонны солдат, бомбардировщики с головами хищных птиц, уносящиеся ввысь башни броненосцев и... дирижер-диктатор на винтовом стержне. Одна рука уперта в бок, другой он жеманно протягивает цветок, но у него есть и третья рука - в ней он держит нож-факел. Голова же у него попугая - птицы, повторяющей чужие слова. Цвета тоже очень простые, даже кричащие, - цвета пламени и крови...

Символика достаточно прямолинейна. И все равно десятой доли этих вывертов в Советском Союзе хватило бы, чтобы попасть в формалисты, - стоит сравнить зализанные росписи Московского метро и хотя бы одну только увеличенную газетную фотографию, введенную Сикейросом в свою бурно-пламенную живопись. Кстати, с 1933 года Сикейрос чаще пользовался пистолетом-пульверизатором, чем кистью; даже полюбившиеся ему краски носили взрывчатое название: пироксилин. При этом самые фанатичные борцы за социализм строили мир, в котором им не было места. Маяковский это испытал в полной мере, а Сикейрос - лишь в очень небольшой. Однажды, правда, ЦК потребовал от него развода с одной из его жен - уругвайской поэтессой Бланкой Рус Брум из-за ее “неправильных” политических симпатий. Ему приходилось пробираться к жене и ребенку под покровом ночной темноты, и все-таки верность воодушевляющей сказке была для него важнее подобных индивидуалистических мелочей.

В композиции на здании ректората в университетском городке ненавистный “буржуазный индивидуализм” преодолен практически до конца - лица, позы упрощены до последней степени; следующий шаг, кажется, - только матрешки. Науки тоже представлены самыми элементарными атрибутами: циркуль, книга (на заднем плане, конечно же, шествие со знаменами). И тем не менее в этих фигурках (хоть они и громадные) есть что-то милое и вместе с тем стремительное - без этого Сикейрос не может. Из мчащегося автомобиля (композиция выходит на автостраду) эти фигуры, вероятно, выглядят особенно эффектно.

Зато “Рыдание”, написанное в том же году, что и “Портрет буржуазии”, лишено плакатно-аллегорических излишеств. Это скорбь мужества и силы:

 

Глубина отчаяния сконцентрирована художником в руках, полностью закрывших лицо человека. Эти сильные руки с побелевшими от боли костяшками пальцев, сжатые в кулаки, по-новому, необычайно образно передают состояние человеческого горя[57].

 

Картина куплена ненавистными гринго и выставлена в самом центре мирового империализма - в Нью-Йорке.

И наконец, “Взрыв в городе”. Здесь тяга Сикейроса к обобщениям приводит к еще более впечатляющему эффекту. Это образ современной войны - с такой высоты лица жертв невозможно увидеть так, как их увидел в “Гернике” Пикассо. Собственно, почти не видно и самого города - к небесам поднимаются лишь клубы плотного дыма, напоминающего кровь, выпущенную в воду из пронзенного тела, да так и застывшую, остекленевшую, огрубевшую, подобно асфальту...

В СССР из “великой тройки” особенно пропагандировали именно Сикейроса. В 1967 году, за год до вторжения в Чехословакию, этот вечный солдат был награжден Международной Ленинской премией как борец за мир. Однако, окидывая взглядом его путь, испытываешь горечь: сколько огня и таланта было отдало химере! Но, может быть, когда марксизм окончательно сделается одной из рядовых грез, под власть которых время от времени подпадает человечество, когда марксистская фразеология перестанет вызывать столь острое отвращение (нас же не волнует, какой бог “правильнее” - Озирис или Юпитер), быть может, тогда в творчестве Сикейроса отчетливее проступит и сохранит его для вечности то, чего Сикейрос всю жизнь избегал и ненавидел, - чистое искусство.

И кто знает, возможно, наши потомки будут любоваться его мальчишескими выходками и фантазиями так же аполитично, как мы восхищаемся кипением жизни хотя бы и в том же Бенвенуто Челлини.

 

Полное имя Диего Риверы звучало так: Диего Мария де ла Конселсьон Хуан Непомусено Эстанислао де ла Ривера-и-Барриентос де Акоста-и-Родригес. В десятилетнем возрасте он демонстрировал столь глубокие познания в военном деле, что сам военный министр разрешил зачислить его в военное училище по достижении четырнадцати лет - на четыре года раньше положенного. Рассказы о воинских подвигах (и зверствах) предков, как и у Сикейроса, составляли духовную пищу его детства. Оттого-то примитивность марксизма, без околичностей разделяющего мир на друзей и врагов, всегда готовых вступить в перестрелку, как нельзя лучше отвечала его темпераменту. А в схоластические дебри о прибавочной стоимости и первичности материи Диего Ривера не углублялся. Главное - быть бунтарем. И чем левей - тем лучше (кстати, именно он первым дал приют в Мексике Троцкому). Но если политика угрожает работе - к черту политику! Его тактические уловки в обращении с вельможными заказчиками, “соратниками по борьбе” часто казались изменой. Сикейрос даже уверял, что Ривера нарочно добивался своего исключения из Коммунистической партии.

Огромный толстяк, женолюб и жизнелюб, неутомимый кутила и, мягко говоря, “сочинитель”, он не укладывался в рамки партийной дисциплины. Зато работал как одержимый. Однажды от переутомления он задремал прямо на лесах, свалился и получил серьезные ушибы. Начинал Ривера как преуспевающий реалист в экзотическом вкусе, прошел через кубизм, сделавшись одним из его классиков, усматривая в кубизме мину, подложенную под “буржуазный здравый смысл”. В знаменитом парижском кафе “Ротонда” любил, по словам Эренбурга, порассуждать о том, что “искусству необходимо глотнуть глоток варварства”. Все это было в духе времени, воодушевляло и сюрреалистов, и экспрессионистов. Но Ривере (не без влияния Сикейроса) с некоторых пор стали казаться более величественными не дикие орды, а стальные полки организованного пролетариата.

Впоследствии он, случалось, вводил в свои фрески указующие фигуры Маркса, Ленина, нанося себе даже и творческий урон; в величественных росписях не брезговал примитивными агитационными стишками. Но его дар даже мертвые схемы умел наполнить бьющей через край жизнью: вместо обличения эксплуатации у него часто получался гимн человеческой изобретательности и слаженному труду. Ривера был схож со своим любимым праздником - Днем усопших, справляемым на особый мексиканский лад: все веселятся напропалую, беспрерывно лакомясь сахарными черепами и шоколадными гробиками, забавляясь игрушечными скелетиками, разряженными кто во что горазд. Смерть превращалась в жизнь. Поклонник первозданности, в детройтских росписях Ривера исполнил такой гимн “капиталистической” промышленности, что несколько священников обвинили его в идолопоклонстве перед Машиной.

Его “Спящая земля”, даже во сне оберегающая зеленый росток, помогает понять, почему фрески Леонардо и Рафаэля казались Ривере началом отрыва живописи от коллективистского мироощущения масс, от слиянности в едином Мы. И он был совершенно прав - вспомнить хотя бы “Тайную вечерю” с ее бесконечным количеством оттенков во всем - в цвете, в движении, в мимике, в неповторимости каждой фигуры. А в росписи Риверы хотя и нет первобытной грубости, но нет и сколько-нибудь изысканных оттенков цвета, неуловимых линий, нет ни особенной пышности, ни особенной утонченности. Ривера удивительно точно остановился на грани между примитивностью и виртуозностью. И, однако же, упаси Бог, чтобы все искусство сделалось таким.

А фреску “Живописцы и красильщики” нужно разглядывать долго, входить в нее как в особый мир, почти до самого горизонта заполненный работающими людьми. Здесь чем-то заняты все, а не только живописцы и красильщики на переднем плане. Можно переводить взгляд все дальше и дальше - и всюду находить сосредоточенные человеческие фигурки (как в муравейнике, добавил бы противник коллективизма). В этой фреске Ривера вплотную приблизился к желанной “великой простоте” древнего искусства доколумбовой Мексики: черты общие - расовые, профессиональные, особенности позы, движения здесь едва ли не утрированы, но черт индивидуальных, создающих неповторимую личность, почти нет. Вот оно, то роевое начало, которое грезилось Льву Толстому.

Почти то же самое можно сказать и о фреске “Город Теночтитлан”, с той существенной разницей, что на заднем плане мы видим потрясающие плоды этого “роевого” труда: храмы, пирамиды. Древняя столица ацтеков, когда-то поразившая конкистадоров, немало потрудившихся, чтобы стереть это чудо с лица земли, отнюдь не выглядит раем, где отсутствует принуждение. Но это мир, который воспринимается его обитателями как единственно возможный.

В 1954 году Ривера после публичного покаяния был восстановлен в Коммунистической партии. Незадолго до смерти приезжал в Советский Союз лечиться от рака. Вернувшись домой, он заявил в интервью, что в СССР с одинаковым вниманием лечат и простого рабочего, и министра, а очереди сохранились только у ювелирных магазинов. Глядя на две последние фрески, можно догадаться, отчего Ривере так хотелось видеть земной рай всеобщего коллективного труда хотя бы на обратной стороне Земли.

И все-таки его тяготение к грандиозным символам за пределами политики приносило поистине мощные плоды. Надо же было придумать такую роспись для водораспределительной станции - огромные ладони, бережно собирающие воду. И лучшей фотографией этого бузотера и бабника осталась та, где он предстает озабоченным тружеником в замызганном комбинезоне. Жизнь для меня - это радость, объяснял он свои коммунистические симпатии, а я не умею радоваться в одиночку.

Как будто у человека нет иного выбора - либо тоталитаризм, либо одиночество!

 

“Окоп” - одна из самых известных в нашей стране фресок Хосе Клементе Ороско. Совершенно справедливо отмечают, что “Ороско избегает изображения предметной обстановки или пейзажа”[58]. Сухая земля и багровое зарево тоже даны очень обобщенно. Позы убитых, напоминающие о канонизированных “Распятиях” и “Снятиях с креста”, переданы резко, но лаконично. Реалистические подробности вроде босых ног тоже слабо детализированы. Однако наиболее могуч Ороско не в героике, а в горечи и сарказме. По следам мексиканской революции он создал серию графических листов, настолько беспощадных, что большая часть их была уничтожена таможенниками при въезде в США за “безнравственность”. В графике Ороско никому не льстил. Он и бедняков мог изобразить в виде оборванных жизнерадостных обезьянок, карабкающихся на сюсюкающих расфуфыренных дам.

“Мигель Идальго” - это священник, в начале прошлого века поднявший борьбу против так называемого испанского ига. На фоне зарева - скорбный лик кроткого лысого интеллигента, страдальческий взгляд (Идальго расстреляли, и его отрубленная голова в течение десяти лет была выставлена в железной клетке), а внизу - серая масса неотличимых друг от друга слипшихся тел. Пророк, зарево - и серая масса. Ороско, потерявший руку во время детских забав, никогда не забывал, какой ценой достигаются пиротехнические эффекты. В одной его картине “Победа” является зрителю в образе отвратительной старухи с отвисшими грудями, радостно бредущей по колено в реке бурой крови.

Роспись купола в приюте Каваньяса (“Человек огня”) по трагическому накалу может соперничать с Эль Греко или Гойей. Охваченный пламенем, уносящийся ввысь образ человека напоминает сразу и о самосожжении, и об очищении огнем. Замыкающие его в причудливое кольцо человеческие фигуры увлекает гигантский вихрь. Можно понять тех архитекторов, которые считают, что подобные росписи разрушают архитектуру здания, создавая собственное пространство, сосредотачивая на себе внимание и восторг зрителя. Но ради таких шедевров не жаль и архитектуры.

Говорят, что над могилой Ороско Диего Ривера пробормотал вполголоса: “Ты и здесь нас опередил”.

 

Эта звездная троица много рассуждала о необходимости подчинять искусство политике - и при этом своим искусством они сделали для Мексики в тысячу раз больше, чем все политики и политиканы вместе взятые. Их мировая слава пробудила у самих мексиканцев гордое чувство, что им выпало жить не на задворках истории, а у нас в России радикально переменила образ Мексики из бестолковой нищей страны в страну героическую и романтичную - трем гениям удалось то, чего не принесли бы никакие миллиарды, затраченные на государственную пропаганду.

Производство гениев - самый эффективный и высокорентабельный пиар-проект; очень жаль, что об этом забыли мы, до сих пор проедающие славу Толстого, Достоевского, Мусоргского, Чайковского, Шостаковича, Менделеева, Колмогорова...

2. Без банкиров и раздолбаев

До конца отдаться исполинским грезам могучих мексиканцев нам мешала, правда, та, мягко говоря, неприязнь, которую все три кита мексиканского монументализма питали к наглым гринго, - ведь Америка с ее джазом, битниками и хиппи не менее, чем враждебная ей Куба, тоже была островом свободы. Однако Рокуэлл Кент и Эндрю Уайет подарили нам любовь к еще одной Америке, где нет ни геометрических небоскребов с их банкирами, ни обаятельных раздолбаев с их косяками.

 

Из воспоминаний Рокуэлла Кента “Это я, Господи”[59], написанных со старомодной, временами натянутой шутливостью, возникает “портрет художника в юности”, удивительно напоминающий русского интеллигента народнической складки. Одаренный юноша из хорошей семьи, потрясенный трактатом Льва Толстого “Что такое искусство?” (цель искусства - содействовать единению людей), одновременно восторгается Дарвином (прогресс через борьбу) и Кропоткиным (взаимопомощь - не менее важный фактор эволюции). Подобно русскому “кающемуся дворянину”, стыдится наслаждаться творчеством, не зарабатывая свой хлеб тяжким черным трудом. От признания высшего достоинства в наименее квалифицированных видах труда - естественный шаг к социалистическому учению, в котором Кент видел не экономическую и социальную теорию, не выдерживающую непредвзятой критики, а некий новый побег извечной христианской мечты, отдушину, дающую уверенность, что трагизм жизни вовсе не безвыходен, но может быть уничтожен простыми политическими средствами. Творческую судьбу Рокуэлла Кента можно было бы назвать бегством от сложности, если бы его живопись своей неотразимой силой не налагала печать немоты на самые желчные уста.

Картина “Аляска. Вид с Лисьего острова” написана действительно на Лисьем острове (на широте всего-то, кстати, Санкт-Петербурга), где Рокуэлл Кент со своим маленьким сыном провел зиму в бревенчатой хижине среди земного рая, в котором растут не кокосовые пальмы, а суровые темные ели. Нужно любить жизнь больше, чем искусство, повторял Кент, не нужно прибегать к воображению - нужно видеть. “Смотри вокруг себя, как обыкновенный человек, и благодари Бога и родную мать за то, что они дали тебе хорошие глаза; и пиши, как обыкновенный человек, а не как художник”. Но “обыкновенный человек” не видит с такой торжественной обобщенностью ни синий снег, ни темную зелень елей, ни черное кружево обнаженного дерева.

“Эскимос в каяке”. Снова повергающая в немоту величественная красота. И шевелится завистливая грусть: каким бесспорно прекрасным может быть мир, какими бесспорно нужными и мужественными делами может заниматься человек, какой слитой воедино с природой может быть его жизнь... Жизнь, не рождающая ни ученых, ни поэтов, ни живописцев, подобных хотя бы и Рокуэллу Кенту. В Советском Союзе, который Кент неустанно защищал от буржуазной пропаганды, казенная критика не преминула бы указать на его “бегство от подлинной жизни”: земной рай на Лисьем острове он обрел в год вступления его родины в мировую войну, эскимоса в каяке увековечил в год воцарения Гитлера.

Зато в 60-е годы Рокуэлл Кент был кумиром продвинутой советской молодежи - мы тоже прятались от сложного в бесспорное: в святыни Великой Отечественной войны, в борьбу с суровой, но прекрасной природой (“Держись, геолог, крепись, геолог”), в борьбу, требующую мужества и не посягающую ни на что действительно серьезное. Это был труд “со всеми сообща и заодно с правопорядком”. Рокуэлл Кент давал возможность поэтизировать этот суровый эскапизм и своим творчеством, и своей личностью: вот какими могут быть настоящие коммунисты (хотя формально Кент не был членом компартии) - мужественными, талантливыми, честными!

Отыскав такую отдушину, к чему было обращать внимание на всякие неприятные мелочи. На то, например, как Кент, справедливо возмущаясь капиталистическим неравенством, возмущаясь проявлениями антисемитизма в США, в годы борьбы с космополитами, в годы полукрепостного полуголодного существования в советской деревне восхищался чистотой Москвы, заваленной товарами широкого потребления. Впрочем, когда он ставил Россию в пример американским бюрократам, это было скорее забавно. Но его декларации о народности и органичности социалистического реализма выглядят уже менее трогательными (кстати сказать, он никогда не ел мяса и возмущался охотой). Однако меньше всего я желал бы быть судьей этому славному человеку и прекрасному художнику: возможно, чистота его красок и куплена наивностью, слепотой к неразрешимой трагичности бытия.

 

В отличие от Рокуэлла Кента Эндрью Уайет почти не выезжал из своего провинциального Чаддс Форда, штат Пенсильвания. В противоположность мексиканским монументалистам, стремившимся писать “человека вообще”, его персонажи предельно конкретны. Они носят вполне известные фамилии и чаще всего являются соседями Уайета по его любимому городку, но - Уайет умел видеть масштабное в самом малом.

Вот “Мир Кристины”. Хрупкая девушка снизу всматривается в небогатый уголок провинциальной фермерской Америки. Лишь по некоторой неестественности позы ее (напряжены только тоненькие, слишком широко расставленные руки) угадываешь, что перед тобой парализованная. Тут-то название и пробирает до глубины: так, значит, этот пятачок и есть ее мир - она доползла до самой его границы. И - раз это целый Мир - сразу начинаешь видеть его с удесятеренной зоркостью.

Зато громадность Большого мира не охватывается глазом - она открывается лишь воображению. “Не нужно прибегать к воображению - нужно только смотреть”. С этим правилом мы не могли бы ощутить, что ветер, всколыхнувший занавеску (письмо неправдоподобного для ХХ века изящества), долетел до нас с моря, которого на картине “Ветер с моря” вовсе не видно. Столь изумительно найденное название, вносящее в картину то, чего нельзя изобразить, я могу припомнить разве что у Левитана: “Вечерний звон”. Благодаря воображению и Кристина может соприкасаться с морем.

“Сын Альберта” известен у нас очень многим оттого, что этот портрет был приложен как иллюстрация к книге Сэлинджера “Над пропастью во ржи”. Задумчивость это, мечтательность или отрешенность - трудно сказать. Скорее всего, и то, и другое, и третье. Главное - в этом мальчишеском лице столько человеческой подлинности, что всколыхнувшиеся чувства никак нельзя передать словами. Да иначе и живопись была бы ни к чему.

Уайет так роднит нас с Америкой, как не мог бы ни один комитет американо-советской дружбы, возглавляемый хотя бы и самим Рокуэллом Кентом. Не в обиду последнему. Но Рокуэлл Кент все-таки уводит нас от обычных людей, а Уайет ведет нас к ним.

 

Или я сморозил глупость?

А правильно было бы сказать, что Уайет дарит нам одну Америку, Кент другую, а мексиканское звездное трио - третью.

Авангард арьергарда

1. Fortissimo огромного оркестра

“Художник” (непременно в кавычках) пляшет на огромном холсте, разбрызгивая краску прямо из банки (Джексон Поллок); облачившись в средневековый костюм, при стечении публики набрасывает бессмысленные загогулины под звуки оркестра (Жорж Матье); катает по полотну вымазанных краской натурщиков, выставляет покрытый жидкими красками холст под дождь, укрепляет его на капоте мчащегося автомобиля (Ив Клейн) - такими историями еще недавно любили нас потешать газетчики, разоблачающие “искусство жирных”. Сегодня картины этих художников выставлены в крупнейших музеях мира. Однако попробуем, не поддаваясь ни напору поклонения, ни напору глумления, понять, чтó может заставить живописца любой ценой уходить от изображения понятных предметов, уходить от власти собственного здравого смысла - иногда и ценой жизни: один японский абстракционист оставил на холсте отпечаток своего трупа, выбросившись с пятого этажа.

В истории абстрактного искусства - оно же беспредметное, оно же нонфигуративное или нефигуративное - многое восходит к так называемому русскому авангарду, но мы настолько привыкли к звукосочетанию “абстракционизм” - “капитализм”, что и Василия Кандинского воспринимали как западного художника (кстати, несколько его работ так и висят в Эрмитаже возле деревянной лестницы на третий этаж, в соседстве с Ван Гогом, Руо, Матиссом и Пикассо). Меж тем начинал он в манере реалистической. Взять хотя бы его “Пейзаж в Ахтырке”: несколько повышенная яркость, неприглаженный мазок - все это к началу века сделалось достаточно традиционным. Картины германского периода в духе югендстиля уже ближе к будущему Кандинскому, но все равно вполне предметны. “Русская краса в пейзаже” (“Невеста”) большими монохромными пятнами напоминает витраж, при этом она очень красива (“сказочна”), хотя в ее аксессуарах (холодная северная красавица, церковь, березы) привередливый зритель может почуять некую пошлость стиля “рюсс”.

И в “Пейзаже с башней” вполне различаются как башня (грубый мазок отлично передает кирпичную фактуру), так и пейзаж (уже не столь отчетливый). Нет попытки скрыть следы кисти, автор явно тяготеет к интенсивному цвету. Вероятно, такую же свою картину Кандинский, как мы уже вспоминали выше, однажды увидел у стены перевернутой и, не успев понять, что на ней изображено, пришел в восторг: “Мне стало ясно в тот день, бесспорно ясно, что предметность вредна моим картинам”[60]. И все-таки беспредметные работы Кандинского чаще всего вызывают ассоциации просто-напросто с чем-то знакомым или угадываемым.

Правда, “Импровизация без названия” - название очень подходящее для того, чтобы не наводить зрителя ни на какие догадки. Однако правая часть картины лично мне напоминает океанский прибой, сфотографированный со спутника, а чуть правее середины брезжит чуть ли не атомный гриб. В своем трактате “О духовном в искусстве” Кандинский разъяснял, что черное для него - символ смерти, белое - рождения, голубое - благородства, красное - мужества, а желтое - коварства, горизонталь - пассивна, женственна, вертикаль - мужественна, возвышенна. Чего больше в этой или иной его картине - пусть каждый судит сам в меру своей внушаемости или богатства собственного воображения.

Так, в “Импровизации № 26” можно углядеть и сходящиеся вдали рельсы, и горы, и мохнатую птицу над горами, и следы каких-то взмахов; в картине, не имеющей названия (так называемый “Потоп”), - вспышки, вихри, зигзаги, диковинные цветы (при желании можно отыскать связь и с потопом), но так свободно отдаваться предметным ассоциациям - вряд ли это устроило бы Кандинского. Он старался создать “непостижимое пространство”. Он считал, что все в мире - даже “глядящая на нас из лужи пуговица от штанов” - имеет “тайную душу”, и переживания этой “тайной души” называл “внутренним взором”, который проходит сквозь твердую оболочку, через внешнюю “форму” к внутреннему началу вещей и позволяет нам воспринять всеми нашими чувствами внутреннее “пульсирование этих вещей”.

Заметьте: не подчеркнуть, усилить какие-то зримые качества вещи, как это делали и Сезанн, и Матисс, и Пикассо, а воспринять нечто невидимое, пульсирование некой “тайной души”. Попробуйте почувствовать это пульсирование в “Композиции в желто-красно-синих тонах”. Если анимизм (наделение душой всех живых и неживых предметов) кажется вам первобытной нелепостью, то вряд ли вы испытаете те чувства, которые желал пробудить Кандинский, а снова начнете невольно угадывать тут цветные шахматы, там солнце, сям змею... Кандинский называл “импровизациями” картины, требующие активного участия фантазии, а слово “композиция” звучало для него, “как молитва”. Некоторые “Композиции” и впрямь более прозрачны и геометричны - но разве это свойство молитв?

А вот “Синие небеса” действительно синие. И праздничные. Как будто в майском небе парят диковинные воздушные змеи, иногда похожие на каких-то пестрых причудливых амеб и инфузорий, если долго их разглядывать.

Но позволяя этим пятнам и завитушкам будоражить наше воображение, отдаемся мы скрытой музыке красок и линий или вносим в картину то, чего в ней нет? Люди с богатым воображением видят в пятнах Роршаха настолько больше, чем натуры обедненные, что это наводит на мысль: а не афера ли все эти импровизации и композиции? Пылкие фантазеры, гипервнушаемые истерики восхваляют щи из топора, а мошенник, запустивший эту оргию, только посмеивается?

Игорь Грабарь так вспоминает о появлении Кандинского, которому было уже за тридцать, в мюнхенской школе Антона Ашбе: “Совершенно ничего не умеет, но, впрочем, по-видимому, симпатичный малый”. Вот этот “симпатичный”, искренний тон и располагает к его самоучителю художника-абстракциониста “Точка и линия на плоскости”[61]:

 

Первые цвета, впечатлившиеся во мне, были светло-сочно-зеленое, белое, красное кармина, черное и желтое охры. Впечатления эти начались с трех лет моей жизни. Эти цвета я видел на разных предметах, стоящих у меня перед глазами далеко не так ярко, как сами эти цвета.

 

Цвета впечатляют сильнее, чем предметы. Кандинскому начинаешь верить, вчитываясь в его гимн закатной Москве - “fortissimo огромного оркестра”:

 

Розовые, лиловые, белые, синие, голубые, фисташковые, пламенно-красные дома, церкви - всякая из них отдельная песнь, - бешено зеленая трава, низко гудящие деревья, или на тысячу ладов поющий снег, или allegretto голых веток и сучьев, красное, жесткое, непоколебимое кольцо кремлевской стены, а над нею, все превышая собою, подобная торжественному крику забывшего весь мир “аллилуйя”, белая, длинная, стройно-серьезная черта Ивана Великого.

Впоследствии я поставил себе целью моей жизни написать “Композицию”. В неясных мечтах неуловимыми обрывками рисовалось передо мною подчас что-то неопределенное, временами пугавшее меня своей смелостью... С самого начала уже одно слово “композиция” звучало для меня как молитва. Оно наполняло душу благоговением. И до сих пор я испытываю боль, когда вижу, как легкомысленно зачастую с ним обращаются. При писании этюдов я давал себе полную волю, подчиняясь даже “капризам” внутреннего голоса. Шпахтелем я наносил на холст штрихи и шлепки, мало думая о домах и деревьях и поднимая звучность отдельных красок, насколько сил хватало.

 

Подобные и даже еще более страстные гимны краскам из Кандинского можно выписывать десятками, и в результате приходишь почти обезоруженным к его систематическому до занудства изложению, какое впечатление производят линия и точка, если их изобразить там, сям, так, эдак... А вдруг в этом и правда что-то есть? Может быть, я просто лишен какого-то органа восприятия - ведь не все же способны ценить и музыку Баха?

Сомнительно, правда, чтобы такой способ воздействия, тысячи лет неотступно сопровождающий человека, не был открыт миром века назад - ведь музыка есть у всех народов, пусть очень разная, но музыка же! А просто линиями, просто красками как будто никто никогда себя не тешил? Или орнаменты, расцветки тканей уже были музыкой живописи?

Направлений в абстрактной живописи, требующих изгнания причудливых линий и ярких красок, Кандинский, кстати, не одобрял, считая, что стремление исключительно к горизонталям и вертикалям - это поиски “внутреннего молчания”, но из такого стремления логически следовала бы “исключительная склонность к черно-белому”, за которой должно последовать “полное погружение во внутреннее молчание”.

Кандинский словно предсказал появление Малевича. Который, правда, в молчание так никогда и не погрузился.

2. Искусство вас не спрашивает

Путь Казимира Малевича, хотя он тоже пришел к нам с Запада, - на первых шагах, однако, довольно обычный путь одаренного российского “самородка”: захолустье, где ни единая душа не интересуется даже самой обыкновенной живописью (не говоря уже о новейших течениях и поисках), впечатлительный мальчонка, которого “в первую голову всегда поражает окраска и цвет”, поражают отблески солнца в лужах, свинцово-синие отливы огромных туч и “иконы живописные”, “изображения людей в цвете”, в которых “даже в голову не приходило увидеть... обыкновенные лица людей”, посчитать, что “цвет есть то средство, чем изображают последние. Таким образом, иконы не вызывали никаких ассоциаций и не связывались с окружающей жизнью”[62]. Поразительно: ведь живопись, которая была бы чем-то бóльшим, нежели просто “изображение в цвете” людей и предметов, - именно этой мечтой впоследствии и был одержим Малевич. Потрясение от первой “поразительно живой” картинки в витрине магазина (девушка чистит картошку), первое наслаждение от кисти (удается покрасить крышу тайком от маляра), первые настоящие краски количеством пятьдесят четыре (“любовался этими красками”). Первые опыты в сугубо реалистическом роде (“вся речь сводилась к тому, похоже ли это”), недосягаемые образцы - Репин и Шишкин, мечта о Москве, “адское время службы” ради заработка: “Как кончится служба, прямо бегу, несет меня к этюднику, к краскам. А огромной силы, невероятной, может достигать это живописное чувство. Прямо взорвать человека может”. “И так тянулось не месяц, а годы...”

“Девушка без службы” принадлежит уже “импрессионистическому” Малевичу, хотя в “литературном”, поясняющем названии, пожалуй, есть что-то и от передвижничества. Отрешенное лицо на фоне многоцветья может напомнить опять-таки девушку из бара “Фоли-Бержер” Эдуарда Мане, хотя в импрессионизме Малевича специалисты усматривают “известную статичность, своеобразную “неуклюжесть”, которая в дальнейшем будет нужна для выражения самых значительных его идей”. Сам же Малевич, “работая импрессионизм”, пришел к выводу, что главное не сходство “тютелька в тютельку”, а некое “живописное качество”, которому все “привносное” - так называемое “содержание”, тема - только вредят, смешивает “живопись с неживописью”. Освобождение от “власти предмета”, от ассоциаций с природой, от иллюстрации и рассказа сделалось уже сознательной мечтой, например, в его “заумном реализме”, где предметы еще вполне узнаваемы, но размещены на холсте без всякого рационального смысла: “Отвергли мы разум в силу того, что в нас зародился другой... у которого уже есть закон и конструкция”.

(Бунт против здравого смысла так характерен для ХХ века - века науки: уж больно мизерное место она отводит нашей душе.)

Вместе с тем искали выхода и детские впечатления: “коники, цветочки, петушки примитивных росписей и резьбы по дереву”. Малевич учуял какую-то связь крестьянского искусства с “иконным” - он “понял крестьян через икону”. Это чувство опиралось на новейшие живописные находки: Малевич участвовал и в первой выставке “Бубнового валета” (всем известные ныне Кончаловский, Лентулов, Машков, Куприн), тяготеющего к “сезаннизму”, фовизму, и в выставке отделившегося от него “Ослиного хвоста”, обратившегося к примитивизму, к иконе и лубку (Ларионов, Гончарова, Шагал). Однако “крестьянский” Малевич имеет очень мало общего с народным искусством - слишком много статики и геометрии. Русская деревня предстает окаменевшей, грубой, но могучей. Однако, кажется, довольно добродушной. “Лесоруб” Малевича почти так же геометричен, как бревна-цилиндры, окрашенные независимо от освещения: красный “бок” может оказаться и вверху, и внизу. Дальнейшая же геометризация привела уже к супрематизму (от латинского, если кто забыл, “supremus” - наивысший).

Его супрематический “Черный квадрат” в 1915 году был повешен, подобно иконе, в красном углу на футуристической выставке “0, 10” (“Ноль-десять”, а не “ноль целых, десять сотых”: здесь выражено желание “свести все к нулю”, самим же после перейти “за нуль” - так разъяснял это эпатажное название сам Малевич). Намалевать такой квадрат мог бы кто угодно и помимо Малевича, но в живописи этого рода любители ценят идею, а не мастерство. “Черный квадрат”, по замыслу Малевича, это самостоятельная форма, которая ничего не изображает, ни с чем реальным не ассоциируется. “Супрематическому квадрату” его создатель придавал значение высшей “экономии” в искусстве.

Чудесный художник и тонкий критик Александр Бенуа, зачарованный как раз прекрасной внешностью вещей, от этого окна во тьму пришел в крайнее негодование: “Черный квадрат” - проявление того начала, которое через “гордыню” и “попрание всего любовного и нежного приведет всех к гибели”. По силам ли даже самой скандальной живописи привести всех к гибели - большой вопрос: если люди любят жизнь, они лишь посмеются над всеми теориями и экспериментами, которые попытаются отнять у них предмет их любви; но в том, что “Черный квадрат” был не случайной выходкой, а тенденцией - в этом сомневаться невозможно. Примерно в те же годы другой классик абстракционизма Пит Мондриан искал такие формы и цвета, которые не напоминали бы ни о чем чувственном, “земном” и не затеняли бы некую “чистую реальность”. Мондриан изгонял замкнутые контуры, всегда о чем-то напоминающие, и в конце концов оставил только вертикальные и горизонтальные прямые.

Малевич не ставил себе таких жестких рамок. Вглядимся хотя бы в две его картины с одинаковым названием “Супрематизм”. Если первая не совсем свободна от заветов Мондриана, то во второй есть и замкнутый контур, и наклонная линия. И все-таки “отрицание эмоции, строгий математический расчет, обнаженная логика связей и разумная организация ▒первоэлементов’, освобожденных от груза реальности, - в этих основах супрематических композиций чувствуется дыхание нашего рационального века”, и вовсе не случайно, что дыхание рациональности пожелал выразить не ученый, не интеллектуал, для которого рациональность незамечаемая родная стихия, но самоучка - так глубоко в массу проникло это дыхание. Сам Малевич выставил свои беспредметные картины под общим названием “новый живописный реализм”. Реализм - на этом слове он настаивал тоже далеко не случайно!

Иногда в картинах Малевича стараются увидеть (и при желании даже видят) нечто вроде красивого орнамента, однако сочетание, скажем, “белое на белом” почти исключает такую возможность. “Черный квадрат” можно принять и за очередную ступень кубизма, но и это сходство ложное: супрематизм не просто новый шаг в обобщении формы, а отказ от самой формы. “Строгий математический расчет” в буквальном виде едва ли был присущ Малевичу, но попытки математического анализа своих картин он встречал с величайшим интересом. Велимир Хлебников, некоторое время обучавшийся на физико-математическом факультете, обнаружил у Малевича в соотношениях черных кругов и теней число 365 - это же число, возведенное в десятую степень, есть отношение поверхности Земли к поверхности красного кровяного шарика человека. Подобные пифагорейские поиски некой гармонической системы чисел, лежащей в основе мироздания, представлялись Малевичу занятием вполне стоящим: а вдруг “через меня проходит та сила, та общая гармония творческих законов, которая руководит всем, и все, что было до сих пор, не дело”. “В искусстве есть обязанность выполнения его необходимых форм, - писал он Александру Бенуа. - Нравится или не нравится - искусство об этом вас не спрашивает, как не спросило, когда создавало звезды на небе”.

Эта готовность и даже стремление ощутить себя орудием каких-то высших сил, о чьих намерениях само орудие может только гадать, - так ли сильно они отличаются от веры в боговдохновенность художественного творчества? Или прежде верили, что высшая гармония творится для человека, дарит ему радость, а новые теории так и оставляют человека чужаком на пиршестве господ?..

Уже и в советские годы в своем ГИНХУКе (Государственном институте художественной культуры) Малевич пытался отыскать объективный и неотвратимый закон развития искусства, пока в “Ленинградской правде” в 1926 году не появилась статья “Монастырь на госснабжении”, принадлежащая критику с многозначительной фамилией Серый. После этого “монастырь” с его “юродивыми обитателями” был разогнан. Однако за границей в определенных художественных кругах идеи Малевича имели огромный успех.

Приблизительно в это же время Малевич возвратился к фигуративной живописи. В его новом “крестьянском цикле”, пожалуй, уже больше супрематического, чем лубочного или иконописного. (Сам Малевич назвал своих крестьян “полуобразами”.) Прическа, борода очерчены геометрическими линиями, руки напоминают гаечные ключи. “Супрематисты сделали в искусстве то, что сделано в медицине химиком, - пояснял Виктор Шкловский. - Они выделили действующую часть средств”. Как будто и впрямь геометрические формы способны дарить радость!

Впрочем, новое искусство и не стремилось ублажать человеческую плотву. Зато - совсем неожиданно, может быть - Малевичем была воспета “Красная конница”. Трудно сказать, действительно ли Малевич усматривал поэзию в таком свирепом безумии, как гражданская война, или его волновала некая сказочная конница “вообще” - посланница алого света, под огромным небом скачущая на борьбу с силами тьмы. Но когда-нибудь и это, вероятно, будет неважно. “Все функции жизни, за исключением искусства, непостоянны, - учил Малевич. - Все созданное искусством остается навеки и его не могут изменить ни время, ни новые формы социальных отношений”.

В “Автопортрете” 1933 года тоже много супрематического, но он напоминает и о портретах Возрождения. Художнику осталось жить меньше двух лет. За год до этого его работы были показаны на выставке “Искусство эпохи империализма”, еще двумя годами раньше он подвергался аресту (друзья на всякий случай сожгли множество его рукописей). Как ни оценивать его искания, он платил за них с достоинством. Именно вера в свою миссию давала ему силы: “Не жизнь будет содержанием искусства, а искусство должно стать содержанием жизни, так как только при этом условии жизнь может быть прекрасна”.

Мы получили этот портрет лишь потому, что Малевич согласился примешать к живописи “неживопись”. После смерти, в геометризированном “супрематическом” гробу, исхудавший, с отросшей за время болезни бородой, Малевич выглядел пророком. На его могиле (в чистом поле, недалеко от его подмосковной дачи) был установлен белый куб с черным квадратом на нем. “Малевич - один из тех немногих художников, чье творчество изменяет искусство целой эпохи”, - пишут о Малевиче сегодня. “Мировоззрение Малевича представляет интерес только для психиатра и социолога”, - писали о нем совсем недавно. Не стоит с маху обрушиваться ни на ту, ни на другую точку зрения (пока они не стараются подкрепить себя принудительными мерами). Размышляя о судьбе Малевича, можно испытать гордость за неуемность человеческого духа, вечно ищущего позади очевидности чего-то более высокого. Но можно испытать и горечь за нелепую человеческую душу, вечно ищущую чего-то несуществующего, пренебрегая тем миром, который и без того через край полнится и прекрасным, и ужасным. В эпохи, когда терпит крах очередная греза, очередной “прорыв к небу”, такое чувство тоже очень и очень естественно.

3. Знающий глаз

Путь Павла Филонова - еще более просящийся в легенду путь “самородка”. Сын извозчика и прачки, к живописи он прикоснулся через живописно-малярные мастерские, одновременно занимаясь по вечерам в Обществе поощрения художеств. В Академию художеств поступил вольнослушателем не с первого раза (отсутствие школы), был отчислен за своеволие (“своими работами развращал учеников”), после восстановления вскоре ушел сам.

Горд и щепетилен был безмерно: уже в советское время, голодая самым немилосердным образом - до обмороков, он отказался от государственной пенсии, обставленной недостаточно почтительно к его художественным заслугам. Он не желал лишний раз принять кусок хлеба даже от собственной жены. Картин не продавал - хранил их для будущего музея “аналитического искусства”. С многочисленных учеников ни под каким видом не брал ни копейки. Чтобы не потерять форму и не поддаться соблазнам, всю жизнь спал без матраца (чаще в нетопленой комнате) и отказывался хорошо поесть, даже когда представлялась возможность.

Новое искусство, взывающее к интеллекту, создавалось отнюдь не пресыщенными интеллектуалами. Идея неисчерпаемости мира, возбужденная эпохальными научными открытиями, владела многими умами: “Быть может, эти электроны - миры, где пять материков” (Брюсов), но именно самоучка Филонов воспылал фанатической страстью ввести в оборот мирового искусства “биологические, физиологические, химические и тому подобные явления и процессы органического и неорганического мира... не удовлетворяясь пописыванием ▒фасада’, ▒обличья’ объектов без боков и без спины... Интересен не только циферблат, а механизм и ход часов... Знающий глаз исследователя-изобретателя - мастера аналитического искусства... смотрит своим анализом и мозгом и им видит там, где вообще не берет глаз художника”[63]. Филонов поставил себе невероятную задачу: показать не только ствол и листья яблони, но и движение ее соков, их превращение в “атомистическую структуру ствола и ветвей”, он стремился писать каждую вещь “с выявленной связью с творящейся в ней эволюцией”.

Правда, в “Портрете Евдокии Николаевны Глебовой” он изобразил свою сестру “тютелька в тютельку” в обмен на то, что Дуня, педагог вокала, согласилась помочь ему переделать его великолепный бас в тенор. Попытка закончилась неудачей, но благодаря отступлению от “аналитической” манеры Филонов сохранил для вечности спасительницу своего наследия: страшной блокадной зимой, уже похоронив брата, в полубреду она чудом дотащила несколько сот филоновских картин и рисунков до Русского музея. Портрет, за неимением лучшего, написан на дворницком фартуке, из которого приходилось извлекать мелкие занозы.

Другое название “Крестьянской семьи” - “Святое семейство” - дано не зря: святость сопрягается отнюдь не с бесплотностью, и животные входят в семейство на равных. Стихотворение “Лицо коня” не случайно написано большим почитателем Филонова - Заболоцким. Цветы, листья - роскошны (картины Филонова воистину не терпят пустоты), но “знающий глаз” угадывает в них что-то от минералов. В “Коровницах”, тоже тронутых неопримитивизмом, “рогатые лица” (Н. Заболоцкий) коров чисто филоновские. И граненые плоды. И нагромождение унылых городских домов, напоминающее некую кристаллическую структуру, на которой стынет тоже очень невеселый уголок “естественного” мира...

Ну, а “Цветы мирового расцвета” пребывают на грани живого и неживого. Из крупных кристаллов снизу вверх вырастают кристаллы все более и более дробящиеся, складывающиеся в сказочные цветы, которые все же так и не обретают мягкой плоти живых цветов, оставаясь больше похожими на кристаллические друзы. А выше - все снова крупнеет и каменеет. Филонов сначала прописывал до полной “сделанности” один угол, чтобы вся картина вырастала из него, как дерево, как кристаллическая структура в насыщенном растворе.

“Портрет Армана Францевича Азибера с сыном” - снова портрет родственника (мужа другой филоновской сестры) и снова написан “тютелька в тютельку”. Эта манера могла бы сделать Филонова таким же любимцем партии и правительства, как какого-нибудь придворного живописца И. И. Бродского, который, к чести его, горячо настаивал на открытии выставки Филонова в Русском музее в 1930 году, называя мастера-живописца “величайшим в Европе и Америке”. В каталоге так и не открывшейся выставки (а от самых престижных зарубежных выставок Филонов отказывался) он учил “упорно и точно” рисовать каждый атом “делаемой вещи”, вводить цвет тоже в каждый атом, чтобы он “органически был связан с формой, как в природе клетчатка цветка с цветом”[64].

В “Городе” рисунок выполнен пером, но атомистическая неисчерпаемость чувствуется и здесь. Кособокие трамвайчики, неуклюжие кораблики на мели или даже на суше, невероятно скучные, некрасивые фигуры людей из такого же скучного порошка, от которого, если долго всматриваться, начинает першить в груди.

Мир “Нарвских ворот” составлен как каменная кладка. Вместо гордой четверки красавцев коней - страшные, тупые звери с обрубками вместо ног, полуразбредшиеся кто куда... “Пусть картина говорит за себя и действует на интеллект зрителя, заставляя его, напрягаясь, понять написанное без всякого суфлера, шептуна со стороны”, - твердил Филонов.

Мы и видим без всякого шептуна, что филоновская “Голова” вырастает из крупных кристаллов. Открытые ноздри придают ей сходство с черепом, рот напоминает прорезь. Но напряженная складка между бровей, глаза, похожие на пещеры с самоцветами... Однако недостаток места позволяет мне наконец оставить неблагодарную роль “шептуна со стороны”. Главное, что Филонов сам нам подсказал, - для него “вся вещь целиком есть фикция интеллекта того, кто ее сделал”.

Изобразить незримое - именно это пытались сделать все, кто желал всерьез работать в беспредметной живописи. Поэтому их картины нельзя обсуждать как расцветку ткани - красива она, некрасива... - они претендуют на нечто гораздо большее. Но если зритель не верит, что незримое поддается изображению, если теории художника представляются ему прямо чепухой, тогда, что же, и от его искусства ничего не остается? К счастью, нет. Теории умирают, а искусство обретает самостоятельную жизнь, часто почти независимую от воли создателя. Древнеегипетские рисунки-схемы мы наверняка видим не так, как их современники. И для молодого человека, знакомого с современным дизайном, супрематизм Малевича уже не выглядит таким еретическим, как для Александра Бенуа.

 

Каким будут видеть беспредметное искусство через сто лет, предсказать невозможно, однако уже сейчас многие воспринимают его как естественное развитие чисто живописных исканий. “Я спрашивал себя, не нужно ли скорее изображать вещи такими, какими их знают, чем такими, какими их видят”, - эти слова Пикассо вполне перекликаются со словами Филонова о том, что глаз должен быть “знающим”, хотя кубистическое “познавание” представлялось ему слишком поверхностным и схематичным. “Детализация нарушает чистоту линий и ослабляет силу чувств”, “Цвет действует тем сильнее, чем он проще”, - в этих декларациях Матисса тоже можно усмотреть сходство с признаниями Малевича и Кандинского. И все-таки различие здесь принципиальное. Абстракционисты, повторяюсь, пытались не усилить впечатление от реального мира, а изобразить нечто ирреальное. Поэтому все попытки изобразить то, что изображению не поддается - даже все подобные действа Поллока и Кляйна, - вероятно, не следует объявлять заведомым шарлатанством. Если верить, что живопись в принципе способна стать знаком чего-то незримого, есть логика и в том, что Ив Кляйн продавал пустоту, выдавая коллекционерам расписку в получении денег.

И уж во всяком случае основоположники беспредметного искусства были людьми серьезными, подвижнически серьезными. Серьезными до такого трагического накала, что даже в скандалезных выходках их последователей самый закоренелый позитивист иногда начинает тоже угадывать не то созидание еще не бывалого языка, не то рождение нового органа ощущений, способного улавливать нечто, прежде сокрытое от нас. И ему вспоминаются строки Гумилева о томящем нас “шестом чувстве”:

 

Как мальчик,

игры позабыв свои,

Следит порой за

девичьим купаньем,

И, ничего не зная о любви,

Все ж мучится

таинственным желаньем.

Как некогда

в разросшихся хвощах,

Ревела от сознания бессилья

Тварь скользкая,

почуя на плечах

Еще не появившиеся крылья, -

Так век за веком -

скоро ли, Господь? -

Под скальпелем природы

и искусства

Кричит наш дух,

изнемогает плоть,

Рождая орган

для шестого чувства.

 

Я не верю, что этот орган когда-нибудь родится. Но мечта грандиозная! Зачаровавшая сначала Запад и только затем вернувшаяся на родину уже скорее исторической легендой. Более чем прозрачно намекающая, что поразить Запад нам легче всего не поставками углеводородов и не средствами доставки водородных бомб, но размахом поисков российских пророков и странников. Трудно считать арьергардом цивилизации страну, которая в главном - в мире духа - шагает в авангарде.

 



# ї Александр Мелихов, 2012

 

[1] А.Тихомиров. Экспрессионизм // Модернизм. Анализ и критика основных направлений. - М.: Искусство, 1987. - С. 18.

[2] Г. Уэллс. Бэлпингтон Блэпский / Перевод М. Богословской // Собр. соч. в 2-х тт. - Т. 2. - М.: Художественная литература, 1956. - С. 354.

[3] Имеется в виду организованная нацистами мюнхенская выставка “Дегенеративное искусство”, на которой экспонировались произведения живописи, конфискованные у музеев Германии.

[4] Л. Гинзбург. Бездна. - М.: Советский писатель, 1967. - С. 141-143.

[5] Г. Гросс. Мысли и творчество. - М.: Прогресс, 1975. - С. 37-38.

[6] Г. Гросс. Мысли и творчество. - М.: Прогресс, 1975. - С. 39-41.

[7] Э. М. Ремарк. Возвращение / Перевод с нем. И. Горкиной // Э. М. Ремарк. На западном фронте без перемен. Возвращение. Три товарища. - Л.: Ленинград, 1959.

[8] И. Куликова. Сюрреализм в искусстве. - М.: Наука, 1970. - С. 20-22.

[9] Модернизм. Анализ и критика основных направлений. - М.: Искусство, 1987. - С. 147-149.

[10] Модернизм. Анализ и критика основных направлений. - М.: Искусство, 1987. - С. 157. Дж. Оруэлл. Проза отчаяния и надежды. - Л.: Лениздат, 1990. -С. 324-325.

[11] Ю. Жуков. Без языка. - М.: Советский писатель, 1964. - С. 196-198.

[12] Новый мир, 1962, № 11-12.

[13] В. Некрасов. По обе стороны океана. - М.: Художественная литература, 1991. - С. 99-102.

[14] Е. Евтушенко. // Собр. соч. в 3-х тт. - Т. 2.- М.: Художественная литература, 1984.

[15] Е. Евтушенко. // Собр. соч. в 3-х тт. - Т. 2.- М.: Художественная литература, 1984.

[16] С. Дали. Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим // Иностранная литература, 1991, № 12. - С. 160-212.

[17] В. Маас. Памятник Дали // Студенческий меридиан, 1988, № 8. - С. 45.

[18] С. Дали. Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим. - С. 197.

[19] С. Дали. Дневник одного гения. - М.: Искусство, 1991. - С. 52.

[20] С. Дали. Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим. - С. 205.

[21] Там же. С. 197.

[22] С. Дали. Дневник одного гения. - С. 227-253.

[23] С. Дали. Художник не тот, кто вдохновляется, а тот, кто вдохновляет. // Студенческий меридиан, 1989, № 8. - С. 58.

[24] С. Дали. Человек в леопардовой шкуре // Литературная Армения, 1991, № 2. - С. 86.

[25] С. Дали. Художник не тот, кто вдохновляется, а тот, кто вдохновляет. - С. 58.

[26] С. Дали. Человек в леопардовой шкуре. - С. 83.

[27] А. Бретон. Манифест сюрреализма // Программные выступления мастеров западноевропейской культуры XX века. - М.: Прогресс, 1986. - С. 65.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] С. Дали. Дневник одного гения. - С. 114.

[31] С. Дали. Дневник одного гения. - С. 56.

[32] Там же. С. 58.

[33] Там же. С. 60.

[34] И. Куликова. Сюрреализм в искусстве. - С. 126.

[35] С. Дали. Дневник одного гения. - С. 72.

[36] С. Дали. Человек в леопардовой шкуре.

[37] Там же. С. 90.

[38] Н. Федоренко. Мир Сальвадора Дали // Юность, 1991, № 9. - С. 32-34.

[39] Модернизм... - С. 152.

[40] Там же. С. 152-153.

[41] З. Фрейд. Введение в психоанализ. - М.: Наука, 1989. - С. 95-106.

[42] И. Куликова. Сюрреализм в искусстве. - С. 99.

[43] Там же.

[44] И. Куликова. Сюрреализм в искусстве. - С. 106.

[45] Там же.

[46] В. Франкл. Человек в поисках смысла. - М.: Прогресс, 1990.

[47] И. Пригожин. Философия нестабильности // Вопросы философии, 1991, № 6. - С. 46-52.

[48] А. Бергсон. Смех на сцене и в жизни. - СПб., 1900.

[49] А. Блок. Собр. соч. в 8-ми тт. - Т. 1. - М.: Художественная литература, 1963. - С. 488.

[50] Е. Добренко. Левой! Левой! Левой! // Новый мир, 1992, № 3.

[51] В. Раздольская. Мазерель. - Л.-М.: Искусство, 1965.

[52] Ренато Гуттузо / Сост. А. Барская, Ю. Рысаков. - М.: Советский художник,

[53] В. Горяинов. Современное искусство Италии. - М.: Искусство, 1967. - С.19.

[54] И. Голомшток, А. Синявский. Пикассо. - М.: Знание, 1960.

[55] Н. Дмитриева. Пикассо. - М.: Наука, 1971.

[56] Давид Альфаро Сикейрос. Меня называли лихим полковником. Воспоминания. - М.: Политиздат, 1986.

[57] Н. Шелешнева. Искусство, рожденное революцией // Культура Мексики. - М.: Наука, 1980. - С. 179.

[58] 1965. В. М. Полевой. Искусство стран Латинской Америки. - М.: Искусство, 1967.

[59] Рокуэлл Кент. Это я, Господи. - М.: Искусство, 1965.

[60] Модернизм: Анализ и критика основных направлений. - М.: Искусство, 1987.

[61] В. Кандинский. Точка и линия на плоскости. - СПб.: Азбука-классика, 2005.

[62] Казимир Малевич. Каталог выставки. - М.: Министерство культуры СССР. Городской музей Амстердама (Нидерланды), 1988. - С. 102.

[63] Павел Николаевич Филонов. Каталог выставки. - Л.: Аврора, 1988. - С. 107-108.

[64] Е. Глебова. Воспоминания о брате // Нева, 1986, № 10. - С. 159.

Версия для печати