Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2012, 11

Сохранила ли Франция былую литературную мощь?

Перевод Александры Лешневской

Что думают публицисты#

Что думают публицисты#

Алексис Лакруа, Лоран Малка

Сохранила ли Франция былую литературную мощь?

Перевод Александры Лешневской

 

Осенью 2010 года в свет вышло 497 романов на французском языке. Производительность писателей бьет все рекорды, но повышает ли это авторитет французской литературы в мире? На этот вопрос отвечают зарубежные авторы.

 

До недавних пор самобичевание считалось отличительным признаком французской изящной словесности. Издатели даже сумели извлечь немалую прибыль, эксплуатируя трагический сюжет о предполагаемом закате литературного творчества во Франции. Но этот искусственно сконструированный имидж литературы, обличающей собственное бессилие, негативно отразился лишь на сфере экономического влияния Франции в мире. Кроме того, ведущие британские критики с готовностью обсуждали тему “упадка французской литературы”, превратив ее в мощный, даже жестокий, удар по литературе-сопернику. Сейчас, когда один из самых читаемых в мире французских авторов, Мишель Уэльбек, готовит к публикации новый роман[1], который, несомненно, станет предметом пристального внимания и полемики далеко не только отечественных критиков, редакция журнала “Магазин литерер” обратилась к нескольким зарубежным авторам с просьбой рассказать об их восприятии литературного творчества французских писателей.

Тезис о том, что французская литература перестала считаться одной из важнейших в мире и отныне играет второстепенную роль на международной культурной сцене, был выдвинут и обоснован британским историком Перри Андерсоном[2], после чего американский журналист Дональд Моррисон, сгустив краски, представил эту идею широкой мировой общественности. В декабре 2007 года статья Моррисона, вышедшая в самом популярном американском иллюстрированном журнале “Тайм”, который по такому случаю посвятил главную статью номера теме “Смерть французской культуры”[3], наделала много шума и задала основные направления дискуссии. В этой статье “культуре, переживающей период упадка”, был вынесен обвинительный приговор, не подлежащий обжалованию: произведенные во Франции продукты культуры, как безапелляционно заявлял знаменитый журналист, больше не котируются за ее пределами, поскольку их чрезмерная сложность отпугивает потребителя. С точки зрения британских критиков, речь идет не просто о творческом регрессе в литературе, которая на протяжении многих веков считалась главным предметом гордости французской культуры, но о полном крахе современной национальной изящной словесности: это становится очевидно при сопоставлении сегодняшних авторов с выдающимися представителями предыдущих поколений от Мольера, Гюго, Бальзака и Флобера до Пруста, Сартра, Камю и Мальро. Дональд Моррисон не без злорадства указывает на то, что в США переводится ничтожно малое число французских романов, в то время как в Париже каждую осень торжественно чествуют американских романистов: от Томаса Пинчона до Филипа Рота, не забывая, разумеется, о Марише Пессл.

Неужели славное время нашей литературы в самом деле кончилось? Вот уже третий год[4] оглушенные таким приговором французы то впадают в депрессию, то принимаются иронически отрицать происходящее. Злость и обида достигают крайности, поскольку, несмотря на интуитивное осознание пристрастности проведенного американцами “аудита”, поиск истины остается непростой задачей. В этой связи португальская романистка Лидия Хорхе справедливо замечает, что “время от времени никому не помешает смотреться в чужое зеркало”. Надеемся, что мнение авторитетных международных свидетелей современного мирового литературного процесса, которые признаются в своих симпатиях и антипатиях к тем или иным французским авторам и делятся своими соображениями по поводу перевода их произведений на другие языки, поможет, с непривычной и, несомненно, более оптимистичной точки зрения, увидеть явления, происходящие во французской словесности.

 

(Далее см. бумажную версию.)



# ї Le Magazine Littéraire, № 500, septembre, 2010

ї Александра Лешневская. Перевод, 2012

 

[1] Имеется в виду вышедший в 2010 г. роман Уэльбека “Карта и территория”, за который ему присудили Гонкуровскую премию. (Здесь и далее, кроме специально оговоренных случаев, - прим. перев.)

[2] Perry Anderson. La Pensée tiède, suivie d’une réponse de Pirre Nora, ed. du Seuil, 2005. (Прим. авторов.)

[3] См. в частности: Donald Morrison. Que reste-t-il de la culture française?, suivi du Souci de la grandeur par Antoine Compagnon, éd. Denoël, 2008. (Прим. авторов.)

[4] Статья была написана в 2010 г.

Версия для печати