Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2009, 7

“В России все больше людей мыслят самостоятельно и учат этому своих детей. Наши книги - для них”

С Ириной Балахоновой, главным редактором издательства “Самокат”, беседует Ольга Дробот

Ольга Дробот. Сколько лет вашему издательству, сколько в нем сотрудников и сколько книг в вашем послужном списке?

Ирина Балахонова. Первая книжка вышла у нас в январе 2003 года, так что нам уже 6 лет и выпустили мы почти 60 совершенно новых проектов. Из них больше половины - книги зарубежных, никогда ранее не издававшихся в России авторов. Сейчас в штате издательства 7 человек (включая водителя и бухгалтера), непосредственно редакция - 4 человека, надеемся, что в том же количестве пройдем через кризис.

О. Д. Есть ли у издательства целевая аудитория? Если есть, то как формируется ваше представление о ее вкусах?

И. Б. Мы делаем книги для людей, похожих на нас самих: для реальных или потенциальных единомышленников. Поэтому стараемся прежде всего следить за тем, как меняются наши собственные интересы, интересы наших детей. Разумеется, читаем прессу - и не только столичную, общаемся, разговариваем с читателями и специалистами в области детского чтения, ведем ЖЖ, анализируем и, как “детские” издатели, пытаемся не “выпадать из детства”.

О. Д. Как вы отбираете зарубежные книги для перевода и публикации? Как соотносятся беллетристика и публицистика, известные личности и новые имена?

И. Б. В этом нам помогают активные и живо интересующиеся новинками переводчики, коллеги-издатели из разных стран, чье мнение для нас важно. Большим подспорьем для первичного отбора является ознакомление с профессиональными зарубежными СМИ, журналами “Вooks” и “Lire”, например. Чтобы выиграть время на чтении, мы постоянно просматриваем специальные литературные сайты - часто там представлены не только рекомендации вполне достойных экспертов, но и критические статьи, и мнения читателей, а также ссылки на литературные премии, даже региональные, - таких сайтов немало в мировой сети.

Издавая художественную литературу, мы ориентируемся на ее актуальность, поэтому в наших книгах довольно часто оба направления пересекаются. Парадоксально, но мы часто оказываемся в роли первопроходцев, пытаясь донести до России книги всемирно известных авторов, о которых у нас в лучшем случае знает с десяток специалистов. Издательская смелость - вещь самоокупающаяся. Так, мы издали сборник новелл Жан-Мари Гюстава Леклезио еще до того, как он стал нобелевским лауреатом. Несправедливо забытых классиков издаем с удовольствием - в 2009 году в “Самокате” выйдет переиздание “Грамматики фантазии” Джанни Родари. Но 70 % книг “Самоката” - это абсолютно новые произведения и совсем неизвестные в России имена.

О. Д. На что вы ориентируетесь: на рейтинги, известные премии, оценки иностранных критиков, мнение отечественных рецензентов, рекомендации агентств, предложения переводчиков, экранизации?

И. Б. Принятие окончательного решения о публикации происходит только на основании наших личных симпатий и антипатий, а для отбора книг для чтения мы ориентируемся в порядке убывания: на известные премии, предложения достойных доверия переводчиков, оценки иностранных критиков, рейтинги, рекомендации агентств, экранизации, мнение отечественных рецензентов.

О. Д. Есть ли у вас профессиональные ридеры?

И. Б. Да.

О. Д. Часто ли удается догадаться, что книга “выстрелит”? Можете ли вы привести примеры таких догадок?

И. Б. К счастью, довольно часто.

“Собака Пес”, “Как роман” Даниэля Пеннака, “Остров в море” Анники Тор, “Вафельное сердце” Марии Парр, “Само собой и вообще” Кристине Нестлингер, “Что дальше?” Туве Янссон и другие.

О. Д. Бывало ли так, что издательство приобретало права на книги, но не могло их издать в России? Что может помешать изданию зарубежной книги - объем работы по переводу, недостаточность ожидаемой аудитории, изменившаяся мода?

И. Б. Пока с нами такого не случалось - но изменение конъюнктуры рынка, такое как сейчас, например, уменьшение ожидаемой прибыли, вполне могут стать причиной отказа от проекта, особенно если этот проект второстепенен.

О. Д. Как вы сообщаете читателям о новой книге? Полагаетесь ли вы на критиков и распространителей или организуете “продвижение” книги сами?

И. Б. Мы поддерживаем постоянный контакт со СМИ, рассылаем новинки журналистам - как правило, это отлично срабатывает, и о нас пишут и говорят.

С удовольствием участвуем в передачах на радио “Эхо Москвы” и “Культура”, проводим мастер-классы по созданию иллюстрированной книги, презентации в магазинах и музеях, библиотеках и клубах, в том числе с участием авторов, которых приглашаем в Москву на наиболее важные книжные мероприятия - Non/fiction, сентябрьскую книжную выставку, Открытый книжный фестиваль. Ведем сообщество в ЖЖ, стараемся отвечать на все письма читателей, даем максимум информации на сайте - о нашей программе мероприятий, новинках, наших авторах, иллюстраторах и переводчиках, делаем плакаты, закладки, календари. Нам еще ни разу не потребовалось прибегать к платной рекламе.

О. Д. Есть ли у издательства заведомо многотиражные и, наоборот, заведомо “узкие” издания или серии? Помогает ли это вторым существовать за счет первых?

И. Б. Да, есть. И - помогает. Так, авторские “книжки-картинки” молодых российских иллюстраторов пока “живут” за счет “▒Поэтической серии’ Самоката” и серии “Лучшая новая книжка”, практически все книги которых продаются стабильно и очень востребованы.

О. Д. Иногда в переводных книгах затрагиваются темы, непривычные или даже табуированные в российском обществе, например, тема смерти в детских книгах. Готовы ли вы к сопротивлению общества, издавая подобное?

И. Б. Издавая такие книги, мы прежде всего готовы к дискуссии, которую они неизменно вызывают, - именно для этого мы их и издаем. В России становится все больше людей, мыслящих самостоятельно и озабоченных тем, какими вырастут их дети, насколько интегрированы будут они в мир, какие ценности станут для них первостепенными, - наши книги для таких людей. Именно благодаря им - нашим верным читателям - пресловутая “комиссия по этике” из Санкт-Петербурга, напав на шведскую книжку-картинку “Самые добрые в мире”, получила мощнейший общественный отпор. В этой повести Ульфа Нильсона речь идет о первой встрече детей со смертью, которая предстает перед ними в виде мертвых насекомых и животных. Мы были далеко не первыми, кому комиссия предъявила требования “этического соответствия”, но именно на “Самокате” доморощенные цензоры “сломались”. Общество готово сопротивляться, и не только и не столько новому, сколько запрету на свободу выбора как таковому - в том числе и в литературе. Для издателя нет большей радости, чем сознавать, что его книги имеют отношение к мобилизации этой готовности к сопротивлению.

О. Д. Как вы оцениваете развитие книжного рынка в России и за рубежом: действуют ли “здесь” те же тенденции, что и “там”?

И. Б. И да, и нет - принцип “me too”, заимствованный нами на Западе, в России процветает, и с ним процветает массовая литература. Увеличивается количество копированных удачных проектов, но все это - за счет сокращения числа оригинальных, самобытных текстов. А вот интеллектуальный non-fiction для взрослых, качественный, в том числе исторический и политический комикс, авторская книжка-картинка, литература для подростков и для молодежи, как и некоторые другие направления и тенденции, с большим трудом интегрируются в наше книжное пространство, тогда как на Западе являются очень востребованными и модными.

О. Д. Как налажено распространение вашей продукции? Достигают ли ваши книги всех регионов страны? Заботитесь ли вы о широте географического охвата, или ее могут обеспечить только сами распространители?

И. Б. Откровенно говоря, распространение наших книг оставляет желать лучшего - в этом есть и вина самого издательства и, как мне кажется, прежде всего существующей на данный момент системы книжной торговли в России. Москва и Санкт-Петербург находятся в привилегированном положении. На протяжении многих лет мы так и не смогли наладить результативного взаимодействия с региональным монополистом “Топ-книгой”, чьи кабальные условия и нацеленность на мгновенную прибыль убивают маленького издателя на корню, поэтому теперь работаем с отдельными региональными магазинами, альтернативными сетями и, надо сказать, с гораздо большей отдачей. Во всяком случае есть заинтересованность в Литературе, а значит, будет и прогресс. Несмотря на труднодоступность регионов, постоянная работа с ними - одна из самых главных задач издательства сегодня, задача тем более не из легких, что в отдаленных регионах детям все еще предпочитают читать Чуковского и Носова, в лучшем случае согласны на новых отечественных авторов. Мы вообще предпочитаем прямые контакты там, где это возможно, - опыт показывает, что сотрудничество с крупными книготорговыми компаниями в большинстве случаев разочаровывает маленького издателя. Есть, разумеется, и исключения - на протяжении уже нескольких лет мы стабильно и более чем удовлетворительно работаем с фирмами “Лабиринт” и “Гранд-Фаир”. А нашим оплотом и нашими проводниками в регионах являются детские библиотекари, за что большое им спасибо.