Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2009, 12

Из книги “Тринадцать басен с половиной и басня четырнадцатая”

Хуан Бенет#

Из книги “Тринадцать басен с половиной и басня четырнадцата”

Перевод с испанского А. Казачкова

Первая

- Ступай на рынок, - сказал торговец слуге, - и купи мою судьбу. Уверен, найти ее будет нетрудно. Только не дай себя обмануть, не переплати лишнего.

- Сколько я должен заплатить? - спросил слуга.

- Не больше, чем за другие. Посмотри, почем предлагают другие судьбы, и заплати столько же за мою.

Слуга отсутствовал долгое время и вернулся опечаленный, утверждая, что, несмотря на упорные поиски, не смог найти на рынке судьбу хозяина. Торговец сурово отчитал слугу и посетовал на его никчемность.

- Самого простого дела нельзя тебе поручить. Что же, мне самому всем заниматься? Пойми, я не могу оставить торговлю без присмотра. И все-таки мне очень хотелось бы заполучить эту судьбу. Продолжай поиски и не возвращайся, пока не разыщешь ее.

Слуга снова пошел на рынок и день за днем искал судьбу хозяина, но так и не сумел ее обнаружить. Ему посоветовали отправиться на другие рынки и в другие города, ведь здесь столь редкой вещи могло и не оказаться. Слуга вернулся в дом торговца - просить разрешения и денег на поездку, он собирался искать судьбу хозяина во всех уголках той страны.

Подумав, торговец сказал:

- Ладно, даю тебе разрешение и деньги при условии, что только поиском моей судьбы ты и станешь заниматься. И без нее не возвращайся или же убедись - добавил он, - что нет ее нигде и не обладает ею тот, кто захотел бы взять ее себе.

Слуга отправился в путь и отныне занят был только тем, что искал судьбу хозяина во всех уголках страны. Странствуя в дальних краях, он состарился, потерял память, но, верный обещанию, данному хозяину, следовал лишь взятому на себя обязательству. Торговец тоже постарел, утратив немало своих способностей. Однажды бесконечные скитания привели слугу в лавку хозяина, которого он теперь не узнал, но все-таки спросил о предмете своих поисков.

- Судя по всему, - молвил торговец, - у меня есть для тебя кое-что подходящее, - и показал свою собственную судьбу.

- Это именно то, что мне нужно, - отозвался слуга. - Надеюсь, цена не будет высокой. Я столько лет ищу это, что потратил почти все деньги. Вот все, что осталось.

- Достаточно, мне хватит, - произнес хозяин. - Этот хлам провалялся в моем доме всю жизнь, и никто до сих пор им не интересовался. Можешь взять его, но при условии, что скажешь, зачем это тебе.

- Этого я сказать не могу, ибо не ведаю. Я забыл. Прекрасно знаю, что мне это нужно, но не знаю зачем.

- Тогда забирай, - отвечал старый хозяин, - это как раз для потерявших память. Помнится, вещицу эту здесь кто-то забыл. И не найти для нее лучшей участи, чем забвение, которому предаст ее тот, кто так в ней нуждался.

И наблюдая, как бывший слуга удаляется с его судьбой под мышкой, торговец молвил про себя:

- Наконец-то.

Вторая

Прощаясь, он предупредил ее весьма строго:

- В мое отсутствие не вздумай посещать Пертинакса. Остерегайся такого шага особо, иначе это может привести к серьезной размолвке между нами.

Жена не отлучалась из дома, следуя указаниям супруга, а тот по возвращении расспросил ее обо всех, с кем она виделась в его отсутствие.

- Я виделась с Пертинаксом, - призналась женщина.

- Разве я не предостерегал тебя от визита к нему? - спросил он гневно.

- Я ему визита не наносила. Он сам приезжал сюда в твое отсутствие.

Супруг отправился к Пертинаксу и спросил его:

- По какому праву вы посещаете мою жену в мое отсутствие?

- Я собирался нанести визит не вашей жене, а вам, - отвечал Пертинакс невозмутимо, - ибо не знал, что вы будете отсутствовать. Впредь советую меня предупреждать, дабы не повторилась столь досадная для вас ситуация.

Не удовлетворившись подобным объяснением, супруг придумал хитрость, чтобы выведать намерения Пертинакса и узнать, какого рода отношения связывают его жену с соседом. Под надуманным предлогом он отослал супругу из дома, а сам переоделся в ее одежды и велел слуге известить Пертинакса, что почтет за честь принять его у себя дома.

Однако жену насторожило необычное поведение мужа, и, отчасти догадываясь о его намерениях, она решила переодеться Пертинаксом и вернуться домой, чтобы разыграть роль, которую сочла достойной внимания супруга.

В свою очередь, сообразив, что, вопреки полученным сведениям, женщина осталась дома одна, Пертинакс переоделся ее мужем с единственной целью - выяснить, насколько близки отношения между супругами.

Итак, когда лже-Пертинакс - а это был не кто иной, как жена - пожаловал в дом с визитом в ответ на приглашение, то с удивлением обнаружил, что его встречает супружеская чета.

Все трое оказались в сходной ситуации; каждый понимал, что по крайней мере один из двух других выступает в чужом обличье, но при этом не мог с уверенностью сказать, оба ли они переодеты, а если нет, то который из них. Действительно, любой мог рассуждать так: если переоделся только один, он должен изображать меня, ведь я изображаю его, а потому настоящим может быть лишь тот, кем я не нарядился. Однако, поскольку он не притворяется, то может и не догадаться, что мы переодеты, а раз у него нет оснований предполагать мистификацию, то он ее и не раскроет. Если все же переоделись оба, меня изображает как раз тот, за кого я себя не выдаю и в ком другой вряд ли подозревает переодетого. Поэтому невозможно узнать, кто кого изображает. Разве что кто-нибудь осмелится раскрыть намерения, заставившие его принять такой облик, и поспешит разоблачить себя прежде других, что на деле маловероятно.

В итоге каждый, видно, подумал про себя: если мы хотим сохранить в тайне наши сокровенные помыслы, то лучше навсегда остаться в чужом обличье. Ведь если каждый выбрал свой наряд удачно, то, по сути, это ничего не изменит.

 

Далее см. бумажную версию.



# ї Heirs of Juan Benet, 1981, 1998

ї А. Казачков. Перевод, 2009

 

Версия для печати