Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2008, 10

Два стихотворения

Альдо Палаццески[1]

 

БОЛЬНОЙ ФОНТАН[2]

 

Клоф, клоп, клох,

клоффете,

клоппете,

клоккете,

кх-кх-кх…

Внизу,

во дворе,

бедный

больной

фонтан.

Что за пытка

слушать

его кашель!

Кашляет,

кашляет,

ненадолго

умолкнет

и снова

закашляет.

Мой бедный

фонтан,

твоя

боль

сжимает

мне сердце.

Молчит,

вода

не течет,

молчит,

не слышно

ни звука.

Замер.

А вдруг…

вдруг

он умер?

Какая мука!

Ах, нет!

Вот

снова

раскашлялся.

Клоф, клоп, клох,

клоффете,

клоппете,

клоккете,

кх-кх-кх…

Его убивает

чахотка.

Боже,

как же его

вечный

кашель

меня

измучил.

Недолго

еще терпимо,

но столько -

невыносимо!

Эти хрипы!

Авель,

Виттория, ну же!

Скорей,

перекройте

источник.

Изводит

меня

этот его

вечный

кашель.

Подите,

сделайте

что-нибудь,

чтоб его

остановить,

а может…

может

его убить!

Мадонна!

Иисусе!

Ну хватит же,

хватит!

Мой бедный

фонтан,

от боли

твоей

я ведь

тоже

умру.

Клоф, клоп, клох,

клоффете,

клоппете,

клоккете…

кх-кх-кх…

 

 

ВИЗИТ К ГРАФИНЕ ЕВЕ ПИЦЦАРДИНИ БА[3]

 

- Добрый вечер, графиня!

- Добрый вечер, Альдо, мой милый!

- Хороший был день, графиня.

- Слишком хороший, Альдо, мой милый,

не жаркий и не дождливый.

- Вам все скучно, графиня?

- Ах! Ох! Эх! Ммм…

- Скучаем-с, моя богиня!

- Мда. Что же, нового не слыхать?

Славно.

- Что вам нового рассказать?

Полагаете, я доверчив?

Боюсь разочаровать.

- Славно! А еще говорят, вы юноша необычный…

человек странный….

странный… необычный…

необычный… странный…

Славно…

- Это чудесное платье, графиня,

я видел не далее как вчера

на одной мещанке, такое точно.

- А ведь оно из Парижа,

доставлено месяц назад с нарочным.

Вот, так всегда…

- В Париже курят опиум…

- Так то в Париже…

- Уверен, мода дойдет до нас.

- Дойдет, но, увы, не дошла сейчас.

А модного тут не найти с огнем -

мы живем вчерашним, не завтрашним днем…

Правительство - воры!

Ну, а что нового?

- Нового?

- Знаете, я бы хотела хоть раз

увидать себя в зеркале новой.

- Это как?

- Другой, не такой, как всегда,

непохожей на всех.

- С двумя ртами?

- Ну, хотя бы, впрочем, это обыкновенно.

- С глазом на маковке?

- Где?

- На голове.

- Ах! Ну да…

- С зубом на кончике носа?

- Тогда уж безносой или двуносой.

- С двумя головами?

- Как это обыкновенно!

- С тремя головами и четырьмя ногами?

- Обыкновенно, обыкновенно.

- Вчера, чтоб уснуть, я три раза

вколола морфий.

- Три раза!

- Это слишком? Или как раз, а?

- Подумать только, морфий!

- Морфий, морфий!

- А вам бы хотелось стать

королевой? императрицей?

Антуанеттой? Мессалиной?

- Ну… а, может быть, лучше

нищей?

- Совсем нищей? И жить подаяньем?

Пасть совсем низко, в грязь!

- О, да!

- Чтобы вас унижали, пинали,

били, шлюхою называли.

- Да! Шлюхой! Чтоб унижали, пинали

и у всех на глазах

мной помыкали!

Стоит попробовать, но как это воплотить?

Ведь мы… кто посмеет нас оскорбить?

- Вас? Я!

- Но вы слишком любезны.

- Я постараюсь.

- Нет, вы воспитанный человек,

вы только нагоните скуку.

Начну-ка я первой.

Ах вы, мальчишка!

- Глупая тетка!

- Жалкий поэтишка!

- По тебе плачет плетка!

- Олух, болван!

Рожа немытая!

- Дура набитая!

- Дурень, развратник, уличный шут,

сводник, пройдоха, плут!

- Безмозглая курица!

Шлюха, дрянь, твое место – улица!

- Довольно, довольно, довольно,

Альдо, мой милый,

как ни старайся,

новым нам не блеснуть,

новизну ощущений уже не вернуть,

не надо пытаться себя обмануть.

Давайте-ка лучше любить друг друга,

любовь так стара,

что скорее покажется новой.

- Да? Только станьте опять

как тогда, не то - никогда…

- Тогда - когда?

- Когда вы меня слушали,

не думая о плохом,

и вечерами

совсем не скучали.

- Так вы любили меня?

- Любил ли я вас?

Верно, бедная наша любовь

наскучила быстро, раз мы ее оборвали

и после не вспоминали.

- То было слово и только?.. Обидно.

- Помните, я говорил вам вчера?

- Вчера?

- Это слово…

- Скажите! Какое? Ну, не томите!

- Когда это было?

- Нет, вы ошибаетесь,

это было позавчера.

- Я вам прежде его говорил?

- О! Множество вечеров,

вы вечно одно твердите!

Довольно, довольно, сейчас помолчите,

дайте мне умереть спокойно,

я так больна.

- Что станется с вами?

- Со мной?

- Доброй ночи, графиня.

- Доброй ночи, Альдо, мой милый!

 

 



[1] ї

ї Анна Ямпольская. Перевод, 2008

[2] Из сборника «Стихи» (1909).

[3] Из сборника «Поджигатель» (1910).

Версия для печати