Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2008, 1

Стихи

Публикация и комментарии Даниила Дубшина

Переводы стихов Марины Бородицкой. Публикация и комментарий Даниила Дубшина[1]

 

Мало кто знает, что известный миллионам читателей как прозаик Артур Конан Дойл оставил обширное поэтическое наследие. Большинство стихотворений сэра Артура были опубликованы в подготовленных им сборниках: «Песни действия» (1898), «Песни дороги» (1911), «Гвардия атакует и другие стихотворения» (1919), а также в итоговом томе «Стихотворения Артура Конан Дойла» (1928).

В его поэзии преобладали темы воинской доблести, жестокости и разрушительности войны, прославление людей «героических профессий», размышления на темы британской и европейской истории. Но помимо этих «высоких» тем, у Дойла можно найти и любовную лирику, и притчи, а также стихи, описывающие анекдотические ситуации, и автор демонстрирует при этом незаурядное чувство комического. Примером могут служить два нижеследующих стихотворения из сборника «Песни действия».

 

Притча

 

Решала компания сырных клещей

Вопрос сотворения сыра:

На блюде он взрос на манер овощей,

Иль чудом возник из эфира?

Твердили юнцы о природе вещей,

А старцы - о духе и слове…

Но даже мудрейший из мудрых клещей

Не высказал мысль о корове.

 

 

Советы молодому сочинителю

 

Терпеливо

Жди прилива,

Всё наладь:

Снасть и кладь.

Умный шкипер -

С грузом клипер,

Трюм набит -

Путь открыт.

 

Дух унылый

Не насилуй,

Хлад в груди

Пережди:

Дай скопиться

По крупице

Тишине,

Глубине.

Глядь - усталость

Прочь умчалась,

И рука

Вновь легка.

 

Критик хвалит,

Критик жалит -

Не беда,

Ерунда.

Критик злится,

Веселится -

Брось, наплюй,

В ус не дуй.

Делай смело

Свое дело!

 

Однако ряд стихотворений сэра Артура в силу разных причин остался неопубликованным. В первую очередь, это юношеские стихи, вещицы «на случай». Зачастую эти бесхитростные, далекие от совершенства строки представляют, как кажется, немалый интерес в качестве штрихов к портрету писателя, иллюстрации к тому, что его волновало в разные периоды жизни.

 

***

 

Велосипедный перезвон,

В трактире вкусный чай,

Подъем на длинный, длинный склон,

Касанье невзначай,

Вдали - нависшая скала,

Дорожный разговор,

И приозерная ветла,

И ветреный простор,

Над женской шляпкой мотыльки,

И ландыши в тени -

Обрывки жизни, пустяки,

Как помнятся они![2]

 

В последнее время благодаря неустанным разысканиям зарубежных коллег собралась небольшая подборка прежде не публиковавшихся стихотворений Дойла. Так, в мае 2004 года Королевским хирургическим колледжем Эдинбурга был приобретен на аукционе Кристи студенческий блокнот Артура Конан Дойла за 1879-1880 годы. Первые тридцать страниц блокнота заняты историями болезней пациентов Королевской больницы Эдинбурга, картотеку которых Дойл вел в студенческие годы, будучи амбулаторным секретарем профессора Джозефа Белла - прообраза бессмертного Шерлока Холмса. В другой части находится черновик рассказа «Американская история» - второго опубликованного произведения Дойла. А где-то посредине затерялось нижеследующее стихотворение:

 

Студенческий гимн

 

Эй, нальемте полней да споемте дружней,

Нет на свете парней веселей и умней

Этих славных ребят, что шумят у дверей

Королевского мединститута!

 

Хор подхватывает: Королевского мединститута!

 

Там стеклянные банки полны не водой:

В них такое лежит - хоть от ужаса вой,

Только знать это должен хирург молодой

Королевского мединститута!

 

Хор: Королевского мединститута!

 

Ты от свода стопы до височных костей

Перечислить сумей сотни мелких частей,

А не сдашь - так и знай, - будешь выгнан взашей

Из любимого мединститута!

 

Хор: Королевского мединститута!

 

Должен ты разбираться в строенье желёз,

И чем дышат глаза, и куда смотрит нос, -

Чтобы робкий юнец до диплома дорос

Королевского мединститута!

 

Хор: Королевского мединститута!

 

Нередко Дойл обращался к поэзии как форме дискуссионного высказывания в печати - после него осталось немало хлестких строк, связанных с животрепещущими событиями того времени. Нижеследующее стихотворение - ответ Конан Дойла на язвительную филиппику критика Артура Гитермана, упрекавшего его в «неблагодарности» по отношению к первооткрывателям детективного жанра - Эдгару По и Габорио, а также к их героям - сыщикам Дюпену и Лекоку. Линколн Спрингфилд, приятель Конан Дойла, обратил его внимание на публикацию этой развернутой эпиграммы[3], и ответ создателя Шерлока Холмса, написанный тем же забавным и непривычным для английского уха дактилем, что и филиппика Гитермана, последовал незамедлительно.

 

Непонятливому критику[4]

 

С этим смириться, наверное, следует:

Глупость людская предела не ведает.

Бедный мой критик! Меня он корит

Фразой надменной, что Холмс говорит:

Будто Дюпен, мол, созданье Эдгарово,

В сыске - приверженец метода старого.

Или впервые ты слышишь, приятель,

Что не тождествен созданью создатель?

Тысячу раз похвалы вдохновенные

Мистеру По расточал и Дюпену я,

Ибо и впрямь мы с героем моим

Многим обязаны этим двоим.

Холмса же вечное высокомерие -

Это уж вовсе иная материя.

В книгах такое бывает порой:

Автор серьезен - смеется герой.

Уразумей же, уняв раздражение:

Кукла моя - не мое отражение!

 

 



[1] ї Даниил Дубшин. Публикация, комментарии, 2008

ї Марина Бородицкая. Перевод, 2008

[2]Текст оригинала («Therattleofthebicycles») находится в Каталоге аукциона Кристи (Christie’sLondon. The Conan Doyle Collection. Wednesday 19 May 2004). (Здесь и далее - прим. публикатора.)

[3] Пародия А. Гитермана была опубликована в журнале «Лайф» 5 декабря 1912 г. и перепечатана в «Лондонских мнениях» 14 декабря 1912 г. Ответ Конан Дойла появился в «Лондонских мнениях» 28 декабря 1912 г.

[4]Тексторигинала «To an Undiscerning Critic» находитсявиздании «Sir Arthur Conan Doyle. The Final Adventures of Sherlock Holmes». Collected and introduced by Peter Haining. Barnes@Nobles Books, NY, 1995.

Версия для печати