Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2005, 11

Как мы с профессором Арне Нэссом напали на НАТО

История одной мирной акции в Норвегии

Йенс Бьёрнебу[1]

 

(Время действия - год примерно 1965-й)

 

Несколько лет назад мы с профессором Нэссом вторглись на территорию натовской базы. Если раньше я умалчивал об этом отважном предприятии, то лишь потому, что опасался неблагоприятных последствий, которые мой рассказ будет иметь для военных. Но сегодня, по прошествии многих лет, можно думать, что никто не пострадает.

Началось все вполне безобидно. Мы с Арне Нэссом решили провести выходные в его домике в Колсосе. Продуктами запаслись, не сговариваясь, а когда встретились на станции, выяснилось, что один из нас купил банку русских крабов и банку икры из этой замечательной страны.

- Сейчас мы с тобой перекусим! - объявил Нэсс.

Потом задумчиво поинтересовался.

- А белое вино у тебя есть?

О вине я не подумал; может, рассчитывал, что выпивку возьмет он. В общем, мы оба понадеялись друг на друга. Я упоминаю об этом, чтобы показать, насколько во всем происшедшем не было нашей вины или злого умысла. Нам просто хотелось по стакану вина к икре - и в этом причина всех дальнейших событий.

- У натовцев наверняка есть вино, - заявил Нэсс. - Зайдем к ним и попросим бутылку. Где американцы, там всегда крепкие спиртные напитки.

Сойдя с поезда в Колсосе, мы прошли широкой дорогой, ведущей к базе. Въезд на территорию базы произвел на нас сильное впечатление: сталь, каски, штыки, сверкающие на солнце. Автоматы. Колючая проволока. Мощные прожекторы.

Решетка ворот была закрыта. За воротами стоял караул.

-Похоже, мы им не нравимся, - сказал я. – Нам не пройти.

- Человек всегда может то, что хочет! - не сдавался Нэсс. - Сначала с ними поговоришь ты.

Сглотнув слюну, я пошел к сторожевой будке. Ну, чем не офицер, на лице мужество в сочетании с приветливостью и любезностью. Выбрал первую пришедшую на ум английскую фамилию. Банановая фирма «Файфс».

- Пррривет, паррни! - зычно пробасил я. - Мне нужно поговорить с мистером Файфсом.

Одновременно я махнул рукой в сторону закрытых ворот. Ворота отползли в сторону, и мы с Арне Нэссом торжественно вошли на территорию базы. Караульные отдали нам честь. В ответ мы ограничились дружеским (исполненным достоинства!) кивком и поднесли указательный палец к виску.

- Телефон в караулке, - сказал один из часовых, и мы направились туда.

В караулке сидела бóльшая часть вооруженного личного состава. Нэсс похлопал нескольких рядовых по плечу с видом отца-командира. Дружески-заботливо осведомился:

- Ну, парни, как кормят? Как служится?

С дотошностью основательного исследователя он принялся обсуждать с ними техническую сторону штыковой атаки. Они были просто обвешаны оружием.

Я пошел к телефону и попросил соединить меня с мистером Файфсом. На коммутаторе не знали, где в настоящее время находится старина Файфс. Я настойчиво попросил его разыскать: речь идет о деле крайне важном. Увы, мистера Файфса не нашли. Я громко сказал, что, боюсь, мне придется искать его самому, - и положил трубку.

Распрощавшись с солдатами, мы пошли дальше - к следующему бастиону. Там за дело взялся Нэсс. Это был новый пост с новыми, внушающими ужас караульными. Нэсс снял рюкзак и протянул его солдатам:

- Сколько берете за хранение, парни? - Он подал им рюкзак, улыбаясь, но сохраняя достоинство. Меня поразило, насколько при этом Нэсс походил на офицера в штатском.

Караульные улыбались, довольные тем, что мы ведем себя так просто, так демократично. Полное братание. Я тоже внес свою лепту, скинув рюкзак с плеча. Стальные ворота открылись. Блеснули штыки. Часовые уважительно застыли по стойке «смирно», пока мы вразвалочку проходили между ними. Оказавшись с той стороны, мы сдали рюкзаки на хранение.

- Присматривайте за ними! - продолжил Нэсс. - А то… Мало ли кто здесь шляется!

Караульные улыбнулись и еще больше распрямили плечи. Вокруг было темно, лишь отдельные участки освещались яркими прожекторами. Мы пошли дальше. Всего-то и нужно было идти по дороге, не сворачивая. Наконец, мы достигли третьего и последнего поста. Он был уже не столь внушителен, как первые два. .

Я действовал наобум, но выбрал повод, который, как мне казалось, соответствовал ситуации.

- Извините, ребята, я забыл наши пропуска. Вы сможете проверить их потом.

Я широко, но учтиво улыбался, на тот случай, если вдруг окажется, что пропуска на базе вообще не в ходу. Тогда моя выдумка могла бы сойти за солдатский юмор. Проблем не возникло. Караульные были сама любезность: впустив нас, они вежливо поздоровались. Нужно заметить, что на недостаток обходительности со стороны молодых представителей НАТО в Норвегии грех жаловаться. Недоверие и подозрительность мы встретили на базе лишь у гостиничных работников.

Мы стояли у главного корпуса базы. Было темно и уютно. Хочешь - подложи дюжину бомб под стены здания, не спеша запали фитили и исчезни во тьме. Но мы ни о чем таком и не помышляли. Мы просто подошли к главному входу, открыли дверь и вошли в вестибюль. В вестибюле стоял портье, принимавший шинели и другие вещи. Штатский. Он смотрел на нас, и у него внутри что-то происходило. Он думал.

- Простите, - спросил он. - А вы что здесь делаете?

- Имеем место быть, - ответил я. Мы улыбались. Но портье оставался серьезным и холодно смотрел на нас. Сомнений не было: нас разоблачили. Мы преодолели массу КПП, вооруженных до зубов караульных, обошли разветвленную систему охраны и сигнализации и вот теперь стояли перед портье в штатском. То, что было не под силу винтовкам и проволочным заграждениям, удалось этому унылому гражданскому лицу из гостиничной службы. Он подумал.

- Нам бы только бутылку вина, - пояснил профессор Нэсс. - Извольте сходить за главнокомандующим! Коменданта! Il commandante!

За комендантом сходили удивительно быстро. Il commandante стремглав спустился с лестницы, как будто шел в штыковую атаку.

- Как аы сюда попали?! - рыкнул он.

- Per pedes, - ответил Нэсс. - Пешком.

Не знаю, в каком именно звании был il commandante, но точно выше сержанта. Замечательная форма, на груди и на рукаве красивый значок с кораблем викингов. Возможно, генерал или что-то в этом духе.

- Как вы сюда прошли?! - повторил он довольно громко.

- Просто вошли, - начал было я. Но профессор Нэсс меня перебил.

- Извините, - сказал он, показывая пальцем на корабль викингов. - Мы, вероятно, ошиблись. Нам нужно на базу, а это, кажется, флот. Я, конечно, имею в виду военно-морской флот, а не торговый.

Некоторое время эти два господина стояли, внимательно рассматривая друг друга. Неповторимое зрелище: военная мощь лицом к лицу с профессорским авторитетом.

- То есть вы хотите сказать, что вот так вот взяли и просто вошли в ворота? - с сомнением спросил генерал.

- Конечно, - ответил Нэсс. - А как же еще мы бы смогли сюда проникнуть? Разве вы не видели колючей проволоки? Не говоря уже об автоматах и штыках.

- Как ваше имя? - спросил генерал-майор.

- Арне Нэсс, профессор философии в Университете Осло.

Генералиссимус обратился ко мне:

- А ваше?

- Йенс Бьёрнебу. Я время от времени пишу в газетах.

Наш il generalisimo переменился в лице. Он улыбался, но его улыбка была слабой и неуверенной.

- А зачем вы сюда проникли? Что за этим стоит?

- У нас с собой атомная бомба, - сказал я. - Но ее не нужно бояться. Она небольшая, скорее, вид тактического оружия. Особого вреда не нанесет.

Нэсс снова меня перебил:

- Не слушайте его! Он шутит. Мы зашли за бутылкой вина. Вот и все.

- Вина? - переспросил генерал. - Вина?

- Да, - продолжил Нэсс. - Мы купили икру, а вина у нас нет. Жаль есть такой деликатес без вина. Вы так не считаете, господин генерал?

- Как вам пришло в голову, что здесь можно достать вино? В штабе НАТО? Вино?

- Мы можем, конечно, взять и водку, - сказал Нэсс. - Но мы подумали, что это было бы чересчур. А русской водки ведь у вас тут нет? В крайнем случае подошло бы и виски, но только шотландское.

На этом наш разговор прервался. Вероятно, дали сигнал тревоги, и комнату заполнили представители союзной армии. Потом нас выпроводили прочь в сопровождении пары дюжин людей, вооруженных автоматами и бог весть чем еще.

Через несколько минут мы стояли за колючей проволокой, а тем же вечером ели икру, запивая крепким ароматным чаем. Чай, кстати, мы пили из стаканов, чтобы придать происходящему русский колорит.

Потом Нэсс поймал руками живую мышь. Никогда прежде мне не доводилось видеть подобного зрелища. Профессор сделал это с ловкостью, которую можно выработать лишь в результате многолетних занятий логическим эмпиризмом и альпинизмом в Гималаях. Но это совсем другая история.

 

Все вышеизложенное - истинная правда о том, как мы с профессором Арне Нэссом вторглись на территорию НАТО. Время, может быть, стерло из моей памяти некоторые детали, но в целом наша операция проходила именно так, как здесь описано. Впоследствии я иногда с ужасом думал о том, что могло бы произойти, будь непрошеные гости базы не такими мирными и безвредными, как мы. Озлобленный анархист-одиночка спрятал бы целый букет бомб, например, в клумбах. И первый же офицер, срывая утренний тюльпан, мог дотронуться до пусковой кнопки.

Какой замечательный сюжет для прессы!

 



[1] ї

ї Т. Шенявская. Перевод, 2005

Версия для печати