Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2001, 11

Стихи из цикла «Пьяница»

Перевод с турецкого Фазиля Искандера. Вступление Веры Феоновой

“Турецкий язык — мое звучащее знамя”. Так определяет место родного языка в своей жизни поэт Дагларджа, занимающий совершенно особое место в турецкой поэзии как мастер языка, как его созидатель, как автор образных, ярких, оригинальных стихов.

Много лет назад во время беседы в редакции “Иностранной литературы” широко известный в России турецкий писатель Азиз Несин сказал: “Есть у нас поэт, который в день пишет минимум десять стихотворений, из них пять — великолепны, три — превосходны и два — прекрасны. Имя этого поэта Фазыл Хюсню Дагларджа”.

Кажется, что для Дагларджи стихи — не труд, они будто сами рвутся наружу, а ему надо только успеть их записать. Ответить на вопрос, о чем пишет Дагларджа, очень просто — о жизни. О жизни во всех ее аспектах, от политического до бытового. Вот он наблюдает за маленькой девочкой, которая бегает по комнате, спотыкается, падает, встает, снова бежит, но ее ловят и сажают в кресло. Она не знает, куда девать ставшие вдруг ненужными ноги. Дагларджа тут же берет ручку и пишет четверостишие:

Почему, когда я бегаю,

У меня так мало ног?

Почему, когда я сижу,

У меня их так много?

О чем бы ни писал Дагларджа, его стихи всегда отражение точного, неравнодушного и необычайно глубокого взгляда поэта на окружающий мир; стихи эти бывают серьезными, шутливыми, иногда могут показаться странными, но всегда интересны.

Не потому ли Фазиль Искандер, не занимающийся переводом, второй раз (первый — см. “Иностранная литература”, 1972, № 3) взялся перевести стихи турецкого тезки.

Вера Феонова

Причина развода

Сели на двух лошадей,

Помчались в разные стороны.

На каких лошадях?

Одна — водка. Другая — вино.

На водке быстрее доскачешь.

Неверно платить за все

Сам я пью только первый глоток.

Остальное пьет

Мой первый глоток.

Я ни при чем.

Главная истина

Питейный дом —

Это увеличительное стекло.

Увеличивает и человека и осла,

Чтобы не путали.

Большеголовый

Когда пьешь,

Ты вроде умный.

На улицу выходишь —

Дурак дураком.

Что за черт! Не вернуться ли, чтобы поумнеть.

Общее дело

Я похож

На работника кабака.

Он приносит спиртное,

Я — уношу.

Выпить ночь

Хотел выпить ночь

До самого дна,

А мне подали водку.

Ну и дела!

Стол воспоминаний

Чем закусывает тот,

Что пьет всегда в одиночестве?

Закусывает собственной печенью.

Самый короткий путь

Самый короткий путь — водка.

Только шагнул,

Глядь — в нужном месте.

Оттачивать слово

Пока не смотришь —

Нет красоты небес.

Нет красоты спиртного —

Пока не пьешь.

Комментарий

Алкоголь способствует близорукости,

Но усиливает дальнозоркость.

Толстое стекло

Бутылка

Говорит, что опустела.

Пьющий не слышит

И трясет ее, дергает, как теленок пустое вымя.

Меня любят

Когда я поднимаюсь,

Рука последней рюмки

Поддерживает меня до самого дома,

Потому что нет другой руки.

Как жизнь?

Непьющий не слышит,

Что пьющий, чокаясь с пьющим,

Спрашивает: “Как жизнь?”

Слегка

Когда я умру,

Прикройте меня слегка,

Чтобы могли вылететь

Птицы моей души.

Постигать

Что-то устанавливает мысль.

Что-то устанавливает воспоминанье.

Но и бутылка что-то устанавливает.

Что слышится в полночь?

Если бы у водки

Был рот,

Что бы она сказала?

Сказала бы: “Давай выпьем”.

Стать другим

Выходя из кафе,

Не узнают свое пальто.

Но не знают,

Что и пальто их не узнает.

Глаз видит красоту

Видит

Человек за столиком,

Что остался глоток водки

В стакане за соседним столиком.

Надо бы исправить непорядок: допить.

Меры предосторожности

Почему запрещают спиртное

В день выборов?

Ясно — чтобы выпивший не почувствовал себя президентом.

Версия для печати