Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2000, 12

Лица необщим выраженьем




ЛИЦА НЕОБЩИМ ВЫРАЖЕНЬЕМ...

“Новая Польша”. Общественно-политический и литературный ежемесячник

Обширное собрание журналов на русском языке пополнилось недавно еще одним ежемесячником — “Новая Польша”. Выпускает его Национальная библиотека в Варшаве под патронатом польского министерства культуры.

Некоторые наши читатели среднего и старшего поколения наверняка помнят еще журнал “Польша”, выходивший на русском языке по инициативе польской стороны в 50—70 годы. Журнал имел успех, расходился по всей территории Советского Союза, и его можно было приобрести в любом газетном киоске как в столице, так и на периферии. Тираж “Польши” достигал в самые “урожайные” годы впечатляющей цифры: триста пятьдесят тысяч экземпляров!

Но тогда была иная эпоха. Журнал появился в годы хрущевской оттепели. В Польше процесс пробуждения общества протекал более активно и бурно, чем у нас. Естественно, что при нашем повышенном спросе на все польское журнал “Польша”, содержавший разнообразную информацию об этой стране, широко расходился и читался. Хотя “Польше”, понятное дело, с самого начала были обозначены четкие идеологические рамки, переступать которые не полагалось, люди, делавшие журнал, пытались как-то обходить эти жесткие требования советской стороны, даже в пределах дозволенного стремясь выпускать его живым и ярким.

Но как раз это и не устраивало наших партийных идеологов. Журнал пытались всячески урезонить, поставить на место. Но одном из таких публичных “обсуждений” журнала в середине 50 годов мне даже как-то случайно удалось присутствовать. Происходило это все по иронии судьбы в Доме дружбы с народами зарубежных стран.

Мероприятие организовано было в лучших традициях той поры. Главным объектом критики журнала оказалось его художественное оформление — яркие, броские обложки, цветные вклейки с репродукциями выполненных в основном в абстрактной манере картин современных польских живописцев. С критики этой “мазни” все и началось. А дальше пошло-поехало.

Позже “Польшу” еще не раз критиковали в нашей печати уже за то, что она на своих страницах “пропагандировала” таких писателей, как М. Хласко, К. Брандыс, Ю. Хен, которых тогда наша “Литгазета” обличала как завзятых ревизионистов. В начале 80-х журнал и вовсе как-то незаметно исчез с витрин и прилавков наших газетных киосков...

Появление “Новой Польши” в нынешней России многие сочли событием явно не ко времени. В самом деле, казалось бы, россиянам, многие из которых едва сводят концы с концами, не до нового журнала, тем более что посвящен он в первую очередь польским проблемам.

Неудивительно, что как в польской, так и в российской прессе отклики на выход “Новой Польши” были довольно сдержанными. Некоторым казалось, что все ограничится выходом двух-трех номеров, а потом журнал сам собою тихо угаснет из-за отсутствия спроса на него.

Однако жизнь опровергла такого рода прогнозы скептиков. Вышло уже десять номеров, и думается, это позволяет с определенной долей уверенности говорить о том, что затея себя оправдала. Тем более, что в отличие от своей предшественницы, “Новая Польша”, несмотря на ряд привходящих негативных обстоятельств, о которых выше упоминалось, имеет и кое-какие преимущества. И, пожалуй, главное из них то, что новый журнал, к счастью, избавлен от той мелочной опеки советских идеологов, которые в прежние времена так докучали редакции старой “Польши”.

Создатели нынешнего журнала, как это можно заметить по уже вышедшим номерам, вовсе не собираются ограничить свой диалог с читателями разговорами о необходимости дальнейшего развития российско-польской дружбы.

Для начала все-таки важнее попытаться лучше понять и узнать друг друга, поговорить о тех вещах, которые в прошлом мешали нам достичь взаимопонимания. Ведь существовал целый реестр тем-табу, которые публично затрагивать не полагалось, а значит, не предпринимались и попытки найти какой-то выход из возникавших на протяжении десятилетий тупиковых ситуаций.

Какие завалы лжи были наворочены, к примеру, советской стороной вокруг Катынской трагедии. И все это делалось ради сокрытия того обстоятельства, что расстрел двадцати двух тысяч польских офицеров — дело рук НКВД, а не гитлеровцев. Не сказана до сих пор и вся правда о Варшавском восстании 1944 года. Замалчивается факт, что Советская армия не пришла на помощь повстанцам не столько потому, что не в состоянии была выполнить подобную задачу, но по той причине, что этого не пожелал Верховный главнокомандующий. Ведь победа варшавских повстанцев укрепила бы позиции польского эмигрантского правительства в Лондоне, а Сталин жаждал, чтобы в послевоенной Польше правили коммунисты.

Новый журнал обращается к такого рода острым темам как отдаленной, так и недавней истории наших государств, чтобы российский читатель узнал всю правду об этих событиях, ту правду, которую от него тщательно и долго скрывали или преподносили в искаженном виде. Это тем более необходимо, что произвольные манипуляции с историей в угоду всякого рода сиюминутным политическим интересам, продолжаются и поныне.

Вот недавний пример. В канун печальной для поляков даты 17 сентября 1999 года в нашей прессе появилось “Сообщение МИД РФ”. В нем утверждалось, что все заявления польских официальных лиц, будто в сентябре 1939 года была “совершена агрессия бывшего СССР против Польши, не имеют подтверждения в международно-правовых документах и потому не могут быть приняты”.

Это “сообщение” польская пресса опубликовала как раз 17 сентября, в тот день, когда нас — группу переводчиков-полонистов пригласили в Варшаву на презентацию первого номера журнала “Новая Польша”, происходившую в конференц-зале Национальной библиотеки. Естественно, что некоторые из выступавших на этом собрании поляков, говорили о подобном заявлении Российского МИДа с возмущением и обидой. Они не понимали, кому и зачем опять понадобилось прибегать ко лжи, когда сам факт советской агрессии против Польши в 1939 году был уже признан на официальном уровне.

Огорчен был всем этим и главный редактор “Новой Польши” Ежи Помяновский. Он понимал, что такое событие в культурной жизни обеих стран, как выход в свет журнала, призванного укреплять взаимные контакты Польши и России, невольно всем этим смазано. И редактору можно было только посочувствовать.

Ведь Е. Помяновский — известный польский писатель старшего поколения, публицист, переводчик произведений Чехова, Солженицына, Бабеля, Мандельштама, за плечами которого насыщенная многими событиями жизнь. Издавать этот журнал он начал, что называется, по зову сердца. Годы юности, пришедшейся на период второй мировой войны, Помяновский провел в Советском Союзе, где сначала работал на шахте, потом окончил Московский мединститут. Уже тогда, изучив русский язык, он стал преданным почитателем стихов А. Ахматовой и Б. Пастернака, с которыми лично был знаком. Это увлечение русской поэзией переросло у него в глубокую привязанность к русской литературе. Он стал переводить поэзию и прозу, а по возвращении в Польшу, забросив занятие медициной, целиком посвятил себя литературе...

Одна из главных задач, которую ставит перед собой журнал — это знакомство русского читателя с современной польской литературой, культурой, искусством, театром, кинематографом, наукой. И журнал с подобной задачей в целом справляется.

Лидирует, надо признать, поэзия. К несомненным удачам следует отнести, на мой взгляд, “Поэтический трактат” Чеслава Милоша в превосходном переводе Натальи Горбаневской. Это выдающееся событие.

Богатство своих творческих возможностей продемонстрировала переводчик Н. Астафьева, представившая в журнале собственную мини-антологию произведений десяти современных польских поэтесс. Для каждой Астафьева сумела найти свои краски, свою интонацию и ритмику.

Меньше повезло в журнале польским прозаикам. Понятно, что в таком скромном по объему издании, как “Новая Польша”, представить какого-либо писателя значительно труднее, нежели стихотворца. И все-таки это следует делать, искать малые жанры и формы. С этой задачей, кстати, неплохо справлялась старая “Польша”, успевшая познакомить своих читателей с целым рядом польских новеллистов.

Просматривая уже вышедшие номера “Новой Польши”, невольно замечаешь, как журнал постепенно все расширяет круг тем. При этом к участию привлекаются известные современные авторы — публицисты, экономисты, историки, социологи. Тем самым русский читатель исподволь как бы приобщается ко многим из тех проблем, что волнуют сегодня польское общество.

...Возвращаясь к тому, с чего я начал эти заметки, хотел бы добавить, что журнал не затерялся среди других периодических изданий. Более того, на таком достаточно пестром фоне он несомненно выделяется своим “лица необщим выраженьем”.

С. Ларин




Версия для печати