Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 1997, 12

Чтение «ИЛ» как правильный критерий при выборе спутника жизни

(Результаты анкеты, напечатанной в 500-м номере)


Наша почта

Чтение «ИЛ» как правильный критерий при выборе спутника жизни

Результаты анкеты, напечатанной в 500-м номере

Успех этой акции превзошел наши самые оптимистичные ожидания. Мы так долго тянули с опубликованием анализа полученной читательской почты, потому что письма шли, шли, и этот поток все не иссякал. Редакция давно отвыкла от столь активного внимания со стороны читателей и завороженно ждала, сколько времени продлится это чудо. Хотелось, чтобы подольше.

С наступлением сентября все же пришлось подвести черту, хотя письма продолжали поступать. Но мы обещали разыграть бесплатные подписки на 1998 год, и пора было сообщить участникам викторины, кому из них этой осенью ни в коем случае не следует подписываться на «ИЛ». Мы ответили персонально каждому из четырех сотен читателей (на самом деле ответивших больше, потому что многие письма были семейными, а некоторые даже коллективными), так что если кто-то из респондентов ответа не получил, в этом виноваты не мы, а наши героические отделения связи.

Итак, большое спасибо всем, кто нам написал, и просто спасибо тем, кто хотел написать, но не собрался. Теперь у нас появилась возможность сделать некоторые выводы о коллективном портрете читателя «ИЛ». Разумеется, специалист по изучению общественного мнения скажет, что подобные выводы некорректны, ибо в анкетировании добровольно участвует лишь определенная категория людей, но нам кажется, что в данном случае это не так. Во-первых, 400 ответов на 15 000 подписчиков — это очень высокий, невероятно высокий показатель. А во-вторых, многие респонденты, как сговорившись, пишут, что никогда раньше не участвовали в подобных акциях и писем в редакции отродясь не писали. Эта позиция, может быть, и верна (мы и сами такие), но в нашу редакцию, пожалуйста, пишите и впредь — нам без ваших писем плохо. Налицо явная потребность в совместной переписке. Юбилейная анкета не только очень помогла нам, но несомненно принесет пользу и вам, о чем см. в главке «Оргвыводы».

Благодаря вашим письмам мы сделали для себя ряд важных открытий и хотим ими поделиться.

Открытия

Во-первых, теперь мы знаем, что читатели наш журнал любят. Это для нас просто откровение — не сочтите кокетством. Мы действительно понятия не имели, как относится читательская аудитория к редакционной стратегии, из-за которой мы так часто спорим на наших планерках и заседаниях редколлегии. Когда-то, в незабываемые времена гласности, читатели писали нам много и страстно. Потом река писем стала усыхать, выродилась в ручеек, а затем и вовсе исчезла. К нам на Пятницкую улицу приходят только гневные отклики по поводу неполученного номера (за это отвечает ваше отделение связи) или типографского брака (это к типографии «Красный пролетарий»). Разумеется, в отсутствии обратной связи мы виноваты сами — нужно было проводить подобные анкеты постоянно. Теперь у нас появилось ощущение, что мы, сотрудники редакции, не просто занимаемся приятным и интересным делом, а что наша игра в бисер, оказывается, очень нужна многим людям, и чем дальше эти люди живут от столиц и больших городов, тем нужнее. Вероятно, наивное открытие, но очень для нас важное.

Открытие второе, почти столь же важное: мы тоже любим наших читателей. Выяснилось, что это весьма симпатичные, умные и эрудированные люди. Более того — и это уже просто чудо, — наш журнал читают очень толерантные люди. В анкете содержалась просьба: «Назовите наши наименее удачные публикации». И что же вы думаете? В стране, где все так любят друг друга поучать, тыкать носом и указывать на недостатки, самый распространенный ответ звучал примерно так: «Не берусь судить, потому что это дело вкуса». Не берусь судить! Дело вкуса! Невероятно... И ни одного письма, в котором читатель, как это не раз случалось в прежние годы, принялся бы подсчитывать, сколько среди наших авторов «лиц еврейской национальности» или еще что-нибудь в этом роде. Ни одного! За это, как говорится, отдельное спасибо. Оказывается, в 1997 году все больше наших читателей хотят «раздвинуть границы бытия, ощутить себя гражданином Земли» (Э. П. Твердохлеб, программист, Пермь; литературные вкусы — Вирджиния Вулф, Хулио Кортасар, Сью Таунсенд) или благодарят «за то чувство «гражданина мира», которое воспитывает Ваш журнал» (семья Канторович — архитектор, физик и студент, Екатеринбург; Ингмар Бергман, Эмиль Ажар, «Античный» литгид). У нас даже появилась мечта: вот было бы здорово, если б читатели «ИЛ» составили большинство населения нашего евразийского субконтинента! Какая хорошая могла бы получиться страна.

Есть и другие поводы для удивления. Например, обнаружилось, что наш главный читатель — молодежь. Что петербуржцы читают нас с большей охотой, чем москвичи. Что нас вовсю призывают «печатать меньше попсы и не бояться интеллектуализма» (Н. В. Бочкова, медик, Челябинск; Милан Кундера, Умберто Эко, Сьюзен Cонтаг). А мы, признаться, и в самом деле, бывает, боимся переумничать.

Не-открытия

Но значительную часть полученной нами информации к сфере открытий, конечно, не отнесешь.

Разумеется, две трети наших читателей — женщины, потому что женщины отзывчивее, больше читают и вообще лучше.

Разумеется, у наших читателей неважно с деньгами и многие подписываются на «ИЛ» с трудом или же вынуждены брать журнал в библиотеке.

Разумеется, труднее всего пенсионерам, которые раньше составляли чуть ли не львиную долю наших подписчиков. Возрастное соотношение респондентов показано в следующей главке, однако процент пожилых людей в реальности, видимо, еще меньше, потому что, как известно, у пенсионеров больше свободного времени для переписки.

Разумеется, на журнал трудно, а то и невозможно подписаться в бывших союзных республиках. Мы получили из так называемого ближнего зарубежья всего 10 анкет, и почти в каждой сетования такого рода: «В наших краях «ИЛ» как «Искра» или самиздат» (О. В. Боровков, 49 лет, радиоинженер, Львов, Украина; Норман Мейлер, Иосиф Бродский, Джеймс П. Донливи), или:«Книги, издающиеся в Роcсии, в наш «цветущий и независимый» не попадают практически с 1992 года... Вы только помните, что здесь тоже есть ваши читатели» (В. Турчин, 28 лет, оператор котельной, г. Тараз, Казахстан; «Портрет в зеркалах», Иосиф Бродский, Милорад Павич.) Может быть, вместе что-нибудь придумаем.

Портрет читателя

Вот какая статистическая картина складывается из ваших ответов.

Подавляющее большинство респондентов читают «ИЛ» с давних пор, многие с детства. Рекордсмен — З. З. Розенбаум (80 лет, пенсионер, г. Жуковский Московской области; Джеймс Джойс, Джулиан Барнс, Итало Кальвино), читавший «Интернациональную литературу» еще в 1935 году. Новых читателей у журнала сравнительно немного, около 15%.

По возрасту разброс впечатляющий — от 91 года (поскольку речь идет о даме, имя утаиваем) до 15 лет (О. А. Семченко, г. Курчатов Курской области: «...люблю хорошие книги, rock, готовить, а зовут меня Ольгой!»; Ольга отдает предпочтение Джулиану Барнсу и Умберто Эко). Мы разделили читателей на три условные группы: юный возраст (до 40 лет), молодой (40—60) и зрелый. К первой группе принадлежат 46% респондентов, ко второй 38%, к третьей 16%.

Треть писем пришли из столиц, две трети из провинции — от Магадана и Охи до Калининграда. Почти четверть респондентов берут журнал в библиотеке (за это, видимо, следует благодарить Институт «Открытое общество», подписавший на наш журнал в 1997 году более 2000 российских библиотек).

По роду деятельности разделение вполне предсказуемое — в основном интеллигенция, хотя есть и рабочие, и сторож, и дворник (судя по уровню ответов, они тоже относятся к интеллигенции — если не в социальном, то в духовном смысле). Появилась довольно многочисленная прослойка «новых русских». Правда, мы трактуем сей термин несколько шире, чем это обычно принято, и включаем в эту социальную группу не только предпринимателей и банкиров, но также представителей новых, ранее нетипичных занятий: компьютерщиков, специалистов по рекламе, домохозяек, безработных и уборщиц с кандидатским дипломом. «Новых русских» оказалось чуть больше 10%.

Некоторая структурная метаморфоза произошла в соотношении физиков и лириков. В прежние годы инженеров среди читателей «ИЛ» было гораздо больше, чем филологов. Теперь же среди ответивших на анкету и указавших свой род занятий «технарей» 32%, гуманитариев — 44%. Что бы это означало? Должно быть, в Советском Союзе наличествовало перепроизводство инженеров и кандидатов технических наук, и за последние годы многим из них пришлось переориентироваться. По более узкой профессиональной градации самыми верными нашими читателями, как и следовало ожидать, являются педагоги (18%).

В одном из пунктов анкеты мы попросили сообщить о себе все, что читатель сочтет интересным. Этот раздел получился самым увлекательным. Вот несколько миниатюрных автопортретов:

«Женщина ... лет, образование средне-техническое. Работала инженером на заводах. Полтора года как безработная. Занимаюсь домашним хозяйством. Душевно спокойна. Люблю музыку, Led Zeppelin. Изо всех сил стараюсь не расставаться с вашим журналом» (Т. Г. Кузьменко, г. Самара; любит Германа Гессе, Вирджинию Вулф, Стефана Гейма).

«35 лет, мужской, среднее, водитель трамвая, приверженец идеологии Маркса» (О. В. Булатов, г. Краснодар; среди литературных пристрастий — Жорж Батай, Петер Хандке и Кристоф Рансмайр).

«Преподаватель и библиотекарь с личным скромным опытом писательства... Из неофитов, эрудитов, искусствоедов, к тому же — блондинка балтийской внешности» (С. С. Иванова, г. Щелково Московской области; Кадзуо Исигуро и Кэндзи Маруяма).

В общем, на сей раз не только мы развлекали вас интересным чтением, но и вы нас.

Комплименты и упреки

Поскольку повод для анкетирования был праздничный, почти все респонденты сочли своим долгом написать нам что-нибудь приятное. Каждое утро, как только привозили очередную порцию писем, мы читали их и розовели от удовольствия. Застенчивость не позволяет нам процитировать наиболее цветистые похвалы в адрес журнала. Вряд ли мы такие замечательные, как вы пишете, но все равно большое спасибо за комплименты, мы ими не избалованы. И за упреки тоже спасибо — уж их-то мы наверняка заслужили.

Вот критические оценки нашей деятельности:

[Ответ на просьбу назвать удачные публикации] «Таковых нет. Или культура выдохлась, или журнал ведется ни шатко ни валко, с прохладцей». (Ю. И. Нейман, 60 лет, искусствовед. Любит Алана Силлитоу и Питера Устинова). Культура не выдохлась и никогда не выдохнется, Юрий Иосифович. Вся полнота ответственности наша, редакционная. Будем работать лучше.

«Не хватает обратной связи с читателем. Такие анкеты раз в 15 лет, Вам самим, господа, не смешно? Когда стали тонуть, вспомнили, кто вас держит? Боюсь, не поздно ли» (О. Н. Леонтьева, ... лет, экономист, г. Самара; Ромен Гари, Милан Кундера, Патрик Зюскинд). Насчет обратной связи Вы, госпожа Леонтьева, совершенно правы, но тонуть мы уже года три как перестали.

Как вы уже догадались, упреки мы процитировали для того, чтобы прилично было привести и несколько комплиментов, пленивших нас изысканностью:

«Я очень рад, что читаю Ваш журнал, и очень огорчен, что другие этого не делают! Жизнь была бы добрее» (С. Шашин, 40, мужеска полу, высшее гуманитарное — грузчик; Эдвард де Грациа, Том Стоппард, Джулиан Барнс).

«...Муж спрашивает: «Что тебе подарить ко дню рождения?» — «Извини, я уже сделала себе подарок: подписалась на «ИЛ». Оставайтесь подарком» (Л. Е. Лебедева, маленькая женщина ... лет с высшим образованием, инженер-строитель, г. Фролово Волгоградской области; Альберто Моравиа, Питер Устинов, Патрик Зюскинд).

«Интересно то, что если долго не читала журнал в силу разных обстоятельств, начинаю скучать» (Н. А. Денисова, ... лет, монтажница, г. Курск; Джон Фаулз, Патрик Зюскинд, Айрис Мердок).

«Люблю красивые вещи, красоту в жизни и работе. Видимо, поэтому читаю только Ваш журнал» (В. П. Кулешов, 64 года, инженер, г. Москва; Веслав Мысливский, Генри Миллер, Сол Беллоу).

«Каждый номер ожидаю с азартом рыбака. Вдруг новая вспышка в моем небе, где блещут Сэлинджер и Шукшин, Элиот и Рубцов?» (Л. Н. Игошин, 55 лет, гравер, Добрянка Пермской области; Петер Хандке, Олдос Хаксли, Марек Хласко).

И одно письмо почти целиком:

«...Когда мне было 13 лет, мама на своем предприятии выиграла подписку на журнал «ИЛ». Одним из первых произведений, которым я зачиталась, которое «встряхнуло» мои мысли, был роман Лайоша Мештерхази «Загадка Прометея» (чувства встряхнул другой роман — «Теофил Норт» Торнтона Уайлдера). И завертелось... Я взрослела, заканчивала школу, училась в институте, смею сказать, «росла духовно» в обнимку с журналом... Будущий муж с удовольствием прочитал подписку за несколько лет, и вот сейчас я думаю, не это ли определило мой выбор супруга? Во всяком случае, мы дружно жили, почитывая «ИЛ» до 1993 г. Но в 1993 г. «случилось страшное» — в Беларуси не принимали подписку на журнал. Спустя несколько лет мы обнаружили, что появилась возможность выписывать журнал на территории Беларуси благодаря фирме «Красико-Принт». Мы изыскали финансовые возможности, подписались на 1997 г., и вот уже наша четырнадцатилетняя дочь была поймана за чтением «ИЛ» в половине третьего ночи. Я думаю, у вас будет читатель 600-го номера — и мы еще достаточно молоды, и две дочери растут. Младшая кончила первый класс и научилась читать, а в нашей семье от чтения вообще до чтения «ИЛ» недолго» (О. В. Красько, г. Минск, Беларусь; Генрих Бёлль, Ивлин Во, Грэм Грин).

Почаще бы получать такие письма (не сочтите вымогательством).

Что читателям понравилось

В анкете мы попросили назвать наиболее понравившиеся публикации за 2—3 последних года.

Выяснилось, что каждое (действительно каждое) произведение нашло своего читателя — даже те вещи, которые нам самим задним числом кажутся слабыми или не вполне соответствующими профилю (стилю, традициям) нашего журнала.

И тем не менее, конечно же, обозначились авторы и произведения, лидирующие по части читательских симпатий. Вот первая двадцатка (справа — количество поданных «голосов»):

1) У. Эко. «Маятник Фуко» — 101

2) Дж. Фаулз. «Волхв» — 96

3) Р. Гари + Э. Ажар (разные произведения) — 87

4) Г. Грасс (разные произведения) — 82

5) М. Кундера (разные произведения) — 73

6) К. Маккарти. «Кони, кони» — 62

7) А. Макин. «Французское завещание» — 55

8) П. Акройд (разные произведения) — 53

9) Н. Мейлер. «Портрет Пикассо в юности» — 46

10) П. Вайль. «Гений места» — 41

11) А. Грей (роман «Бедные-несчастные» и рассказы) — 40

12) Ч. Буковски (роман «Макулатура» и рассказы) — 36

13,14) Т. Стоппард. «Аркадия» + П. Зюскинд. «Парфюмер» — 35

15) Т. К. Бойл (разные произведения) — 34

16—18) М. Брэдбери. «Профессор Криминале» + М. Форман. «Круговорот» + А. Генис (разные произведения) — 33

19) И. Бергман (разные произведения) — 32

20) М. Рио. «Архипелаг» — 30

Обращает на себя внимание популярность фаулзовского «Волхва», который был напечатан еще в 1993 году, но до сих пор не забыт. «Парфюмер» Патрика Зюскинда появился на наших страницах еще раньше, шесть лет назад, но произвел на читателей столь глубокое впечатление, что и в 1997 году обеспечил этому автору почетную позицию в нашем рейтинге.

Традиционно отстают от романов документальная проза и эссеистика: по первой лидирует книга Нормана Мейлера о молодом Пикассо, по второй — авторская рубрика Петра Вайля.

Что читателям не понравилось

Как уже было сказано выше, большинство респондентов тактично уклонились от ответа на этот вопрос анкеты, а если и назвали какие-то произведения, то, как правило, с оговорками: «может быть, я вернусь к этому произведению позже», «возможно, я чего-то не понимаю» и проч. «Пусть вас это не волнует. Любая публикация не 100-долларовая купюра, чтобы всем нравиться», — написал В. А. Сидоренко (60 лет, художник-драматург-публицист, г. Пенза; Умберто Эко, Джулиан Барнс, Итало Кальвино). И все же, Виктор Александрович, это не может нас не занимать.

При общем весьма незначительном количестве «черных шаров» есть ряд публикаций, вызвавших наибольшее раздражение:

1,2) У. Эко. «Маятник Фуко» и Ч. Буковски. «Макулатура» — 10

3) А. Б. Касарес. «Дневник войны со свиньями» — 9

4) Х. Семпрун. «Нечаев вернулся» — 8

5) М. Кундера — 7

6) М. В. Льоса. «Литума в Андах» — 6

7-8) Дж. К. Оутс. «Темная вода» + Литературный гид «Американский авангард 60-х» — 5

Если по позициям 1, 2, 5 положительные отзывы значительно перевешивают, то публикации, выделенные курсивом, видимо, действительно, следует признать наименее удачными, хотя другие 9 читателей называют роман А. Б. Касареса среди лучших произведений, у Х. Семпруна поклонников и того больше — 25, 10 человек высоко оценивают роман М. В. Льосы, 14 читателям очень понравилась повесть Дж. К. Оутс и 4 респондента похвально отозвались о поздних американских авангардистах.

Читательские пожелания

Некоторые читатели на вопрос, как бы следовало улучшить журнал, откликнулись философски:

«Не знаю, как улучшить себя, а «ИЛ» — тем более» (В. Бартусявичус, 56 лет, кинематографист, г. Каунас, Литва; Милан Кундера, Марио Варгас Льоса, Умберто Эко).

Другие нас же отчитали за неуверенность в себе:

«Не хватает только чувства здорового консерватизма у членов редакции, чтобы даже не задаваться подобными вопросами» (М. Ю. Мокрецов, 30 лет, мужчина, незаконченное, гражданин России, г. Иваново; чешская литература, Гюнтер Грасс, Фридрих Дюрренматт).

Но большинство все же отнеслись к нашему воззванию ответственно и изложили свои пожелания. Они разнообразны и, что неудивительно при таком разнообразии вкусов, во многом противоположны.

Призывы вовсе не печатать переводов с экзотических языков сшибаются с мнением приверженцев афро-азиатской литературы. Уже цитировавшейся строгой жительнице Самары О. Н. Леонтьевой «надоел балканский бред», а вот В. Н. Валов (доцент, г. Тюмень; Ромен Гари, Тони Моррисон, Питер Акройд), наоборот, считает, что литературы Балкан не хватает. Одни хотят как можно чаще видеть полюбившихся авторов, другие призывают не печатать «собраний сочинений». И так далее, и так далее. Посему мы сосредоточимся на тех пожеланиях, в которых наши респонденты более или менее едины.

Вот авторы, которых нас просят печатать почаще (в скобках количество заявок):

У. Эко — 75

Дж. Фаулз — 69

П. Зюскинд — 38

И. Бродский (в частности, переводы) — 37

Р. Гари— 37

М. Кундера — 32

Г. Миллер — 29

П. Акройд — 29

В. Набоков — 28

Г. Гарсиа Маркес — 24

Ф. Дюрренматт — 23

М. Павич — 22

А. Мердок — 20

Японские авторы (не считая заявок на отдельных писателей) — 20

Самое главное пожелание ясно и лаконично сформулировала семья Смирновых (художник и историк, г. Москва; Малькольм Брэдбери, Умберто Эко, Иосиф Бродский): «Увеличить объем при неизменной стоимости». Мы бы тоже очень этого хотели, но пока вряд ли получится.

Очень многие требуют, чтобы в каждом номере обязательно присутствовали «Курьер «ИЛ» и «У книжной витрины».

Почти все хотят больше цветных картинок. Мы бы с удовольствием, но цветные вклейки сильно увеличили бы себестоимость издания. Вряд ли нам стоит сейчас на это идти. Может быть, позже?

Общий вердикт: нужно больше веселья. «Больше юмора! Вы несколько мрачноваты», — пишет юная Ю.В. Шишкова (библиотекарь, г. Нижний Новгород; Эмиль Ажар, Чарльз Буковски, Питер Акройд). «Меньше публиковать философского, больше развлекательного», — поддерживает Юлию семидесятилетний Л. М. Карапетян (инженер-механик, г. Ереван, Армения; Хулио Кортасар, Ингмар Бергман, Итало Кальвино). При этом вспоминают давно усопшую «Антирубрику», которая нам самим никогда особенно не нравилась.

И все же напрашиваются

Оргвыводы

Нельзя сказать, чтобы мы, сотрудники журнала, отличались врожденной мрачностью характера. Просто так называемая качественная литература, которой мы занимаемся, по определению располагает не столько к веселью, сколько к раздумью. Тем не менее постараемся впредь быть веселей, однако не за счет философской эссеистики, которой, по мнению ряда читателей, у нас и так слишком мало. В редакционном портфеле есть остроумные и при этом совершенно «нелоточные» произведения, которые, мы надеемся, вы сможете прочесть в 1998 году. Но возрождения специальной «комнаты смеха» не обещаем. Юмор по разнарядке обычно получается несколько вымученным.

«Курьер «ИЛ» и рубрику «У книжной витрины» мы сами любим. Их спорадическое существование объясняется исключительно тем, что мы вечно не можем втиснуть в номер все, что запланировано, и из-за этого часто вынуждены «обрубать хвосты». Постараемся, чтобы это происходило пореже.

Главный же оргвывод сводится к тому, что мы непременно возобновим рубрику «Наша почта», и здесь нам не обойтись без вашей помощи. Пожалуйста, пишите нам все время, делитесь впечатлениями о прочитанном, ругайтесь, излагайте свои соображения. Ваше мнение будет интересно не только нам, но и другим читателям.

НОВОГОДНИЙ ПРИЗЫВ: Дамы и господа, читайте «ИЛ» — пусть наш журнал поможет вам жить интересней!

И отдельно обращаемся к тем, кто живет в глухой провинции и страдает от культурной изоляции (таких писем немало): пожалуйста, помните, что человек читающий и думающий всегда находится в самом центре вселенной.

А теперь предлагаем вашему вниманию результаты викторины, являвшейся приложением к юбилейной анкете. Поставленная перед вами задача была настолько сложна, что мы не рассчитывали получить ни одного полностью правильного ответа и пообещали разыграть 10 годовых подписок среди тех, кто угадает хотя бы половину любимых нами лиц. Задачу усложняло еще и то, что, как справедливо заметили многие, качество фотографий оставляло желать лучшего — и Габриэль Гарсиа Маркес похож на Тонино Гуэрру, и Гюнтер Грасс на Вольфа Бирмана, а Герман Гессе вообще на себя не похож.

Но плохо же мы знали своих читателей!

Когда мы подвели итоги викторины, то выяснилось, что десяти обещанных призов совершенно недостаточно, ибо одних только безусловных победителей (тех, кто правильно назвал всех писателей) набралось целых 15 человек. Поначалу мы решили, что розыгрыш придется отменить и просто выдать каждому победителю по подписке, однако тут на помощь пришел наш генеральный спонсор «КОНВЕРСБАНК». Он выделил еще 10 бесплатных подписок для лотереи, которую мы провели среди всех, угадавших хотя бы половину авторов — как и предполагалось по условиям викторины.

Таким образом, представляем вам два списка: «ТЕ, КТО ПОБЕДИЛ» (им достается подписка от редакции) и «ТЕ, КОМУ ПОВЕЗЛО» (им достается подписка от «КОНВЕРСБАНКА»).

Портреты писателей с именами

 

 

ТЕ, КТО ПОБЕДИЛ (лауреаты редакции)

Баженов А. М. (55 лет, доцент, г. Тула; Сэмюэл Беккет, Гюнтер Грасс, Анци Минь)

Бархова Я. В. (химик, г. Истра Московской области; Гюнтер Грасс, Борис Виан, Умберто Эко)

Бочка С. И. (29 лет, сторож, ст. Кущевская Краснодарского края; Умберто Эко, Милорад Павич, Алан Лайтман)

Владимиров Г. Г. (28 лет, монтер связи, г. Апатиты Мурманской области; Борис Виан, Милош Форман, Иосиф Бродский)

Клепцына Г. Н. (переводчик, г. Калуга; Айрис Мердок, Маргарет Этвуд, Мюриэл Спарк)

Котов И. Л. (47 лет, рабочий, г. Псков; Малькольм Брэдбери, Милан Кундера, Ромен Гари)

Кривошеин Ю. Б. (36 лет, историк, г. Кемерово; Хорхе Луис Борхес, Ингмар Бергман, Генри Миллер)

Левин О. С. (34 года, врач, г. Москва; Малькольм Брэдбери, Питер Акройд, «Портрет в зеркалах»)

Майоров Б. А. (52 года, безработный, г. Кольчугино Владимирской области; Джон Фаулз, Герман Гессе, Том Стоппард)

Молчанова Н. И. (инженер-химик, г. Москва; Гюнтер Грасс, Тим О’Брайен, Тони Моррисон)

Ратке И. Р. (32 года, редактор, г. Новошахтинск Ростовской области; «Портрет в зеркалах», Умберто Эко, Малькольм Брэдбери)

Стеблянский В. Ю. (32 года, преподаватель, г. Ставрополь; Данило Киш, Милорад Павич, Хулио Кортасар)

Стородская С. А. (врач, Санкт-Петербург; Малькольм Брэдбери, Питер Акройд, Умберто Эко)

Трусова С. Г. (библиотекарь, г. Фрязино Московской области; «Литературные гиды», Генри Миллер, Владимир Набоков)

Шталь Е. Н. (43 года, преподаватель, г. Кировск Мурманской области; тематические номера, «Литературное наследие», «Вглубь стихотворения»)

ТЕ, КОМУ ПОВЕЗЛО (лауреаты «КОНВЕРСБАНКА»)

Ерофеев Л. И. (67 лет, врач, г. Гусь-Железный Рязанской области; Ромен Гари, Гюнтер Грасс, Аньци Минь)

Коваленко М. Д. (врач, Санкт-Петербург; Уильям Голдинг, Гюнтер Грасс, Ромен Гари)

Коллектив лицея 322 (от 20 до 60 лет, Москва; Андрей Макин, Ингмар Бергман, Умберто Эко)

Кузнецова Э. Ф. (профессия не указана, Санкт-Петербург; Джон Фаулз, Умберто Эко, Патрик Зюскинд)

Лещенко Л. Н. (агроном, с. Мамонтово Алтайского края; Чарльз Буковски, Альберто Моравиа, Генри Миллер)

Машенина С. Е. (конструктор радиоаппаратуры, Санкт-Петербург; Тони Моррисон, Ингмар Бергман, Ромен Гари)

Москаленко А. Г. (пенсионерка, г. Пятигорск; Андрей Макин, Питер Акройд, Умберто Эко)

Петросов А. М. (58 лет, педагог, г. Венев Тульской области; «Античный» литгид, Джон Фаулз, Фридрих Дюрренматт)

Прозоров А. (34 года, художник-оформитель, г. Лысьва Пермской области; Густав Мейринк, Т. Корагессан Бойл, Малькольм Брэдбери)

Сумина Н. И. (учительница, г. Нижний Тагил Свердловской области; статьи П. Вайля, А. Гениса, А. Зверева)





Версия для печати