Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2017, 57

Только выдох и вдох…

Стихи

Только выдох и вдох

 

 

 

ЛЕВ

 

1

 

Когда падёт ерусалимский лев,

исполосован римскими орлами,

и ты получишь волчий свой билет

и станешь чем-то вроде быстрой лани,

бегущей в гетто; ни тебе клыков,

ни яда, ни изогнутых когтей, лишь

клубящаяся Тора облаков,

которую как мягко ни постелешь –

наутро просыпаться в синяках,

но сам же знаешь, и в такое утро

лев на востоке вспыхивает, будто

до времени витает в облаках.

 

 

2

 

Вот летит на цапле святой хасид.

А на нём горит золотой талит

А сама та цапля как снег бела. 

И бежит по улицам детвора. 

Все кричат: смотрите, летит хасид! 

Зажигают свечи, пришёл шабат. 

А в вечернем небе звонарь стоит

и со всею силою бьёт в набат.

Как хорош он, Господи, твой народ, 

озаренный огненной Шехиной

под цветущим деревом Сефирот

то живой, то мёртвый он, то живой.

 

 

3

 

Где-то на Волыни петух закричит на идиш, 

что пора вставать, и потянется в ешиву

длинный ряд теней, только ты ничего не видишь, 

потому что время давно расползлось по шву. 

И прорехи в нём залатать петушиным криком

невозможно, сказал бы рабби, не будь он мёртв. 

И несёт в кувшине радужный призрак Ривки

молоко и мёд. 

Жизнь ещё кипит в большом самоваре смерти. 

И сквозь потолок уносится в небо «Шма».

И приходят люди, в которых страдает Вертер. 

А дыра в затылке тем ведь и хороша, 

что теряешь трупы близких своих из виду. 

Ров завален с верхом, листья кружат над ним... 

Но чем ближе к югу траурный клин хасидов, 

тем неотвратимей синий Ерусалим.

 

 

 

*   *   * 

 

Ещё хотелось крепких женских ног –

погладить и почувствовать: живые.

Свой собственный укромный уголок

в саду ещё и чтобы дождевые

над садом проплывали облака.

А женщины... Так есть сестра и мама,

и этого тебе наверняка

хватило бы для вводных глав романа.

Сначала он по-бунински тягуч,

потом по-пастернаковски порывист.

Ты запираешь комнату на ключ,

чтоб мать с сестрой в вещах твоих не рылись.

Идёшь к подруге, пьёшь дрянной портвейн.

И вот оно случается, и снова

случается, но выставлен за дверь,

ты зол и бледен. И тебе все сорок.

А если присмотреться – шестьдесят,

что раздражает молодого босса.

И на тебе как будто бы висят

долги и внуки, только первых больше...

На старой даче сад шумит листвой

и вспыхивают блики на малине.

А ты сто лет не виделся с сестрой –

с тех самых пор, как мать похоронили.

 

 

 

*   *   * 

 

Последний раз он видел Смерть в Стамбуле;

пел муэдзин, и улицей кривой 

Она прошла навылет, словно пуля, 

и тут же оказалась за спиной. 

Потом он вяло завтракал в кофейне, 

смотрел в окно на узкий минарет. 

А Смерть всё рылась в горке душ трофейных – 

искала, верно, пачку сигарет,

лежащую на дне холщовой сумки. 

Вот задымила. Вот прошёл мулла. 

Запахло гнилью, и скелет в косухе 

промчал на байке, быстрый как молва. 

Сверкал треножник ножками-лучами, 

на нём качался красноватый шар... 

Герой же, ничего не замечая, 

пил чёрный кофе, думал и дышал.

Вдох – старость; выдох – отрочество, юность...

И будто бы замкнув сюжет в кольцо, 

Смерть сделала затяжку и вернулась, 

чтоб заглянуть избраннику в лицо. 

 

 

 

КЕНТАВР

 

По столице лапифов проводят пленённых кентавров.

Высыпает на улицы праздная чернь, и летят

в человекоконей помидоры. Грохочут литавры. 

И орлы на знамёнах сжимают в железных когтях

черепа лошадиные. Едет в своей колеснице

генерал-триумфатор, сверкает брони чешуя. 

Это снится тебе, потому что не может не сниться. 

Это старый позор заползает тебе под ресницы. 

И хохочет сапожник, и корчит гримасы швея. 

А проснёшься – гремят проржавевшие толстые цепи, 

и течёт с потолка, и бежит по лицу таракан. 

Никогда не вернуться тебе в материнские степи, 

по которым табун твой, травы не касаясь, скакал. 

Но и это лишь сон, ибо нет на Земле ни лапифов

ни кентавров, а только сновидец, который нигде;

только выдох и вдох над густой паутиною мифов, 

пузыри на воде, только лишь пузыри на воде.

Версия для печати