Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2017, 57

Из публицистики 1908 года

Публицистика 1908 года

 

Статьи, напечатанные впервые в периодике в 1908 году, планируются к публикации в следующем томе полного Собрания сочинений Владимира (Зеэва) Жаботинского. Редакция благодарит за предоставленные материалы главного редактора издания Феликса Дектора и просит ссылаться при перепечатке материалов не только на «ИЖ», но также и на ПСС В. Жаботинского.

 

 

ВЫСТУПЛЕНИЕ В КЛУБЕ «DES INTIMES»[1]

 

Дамы и господа, прежде всего я хочу передать османским евреям привет от ваших братьев, которые живут в России. Мировое еврейство признательно Турции за гостеприимство, оказанное евреям. Пришло время вернуть туркам наш национальный долг.

Сегодня Турция нуждается, прежде всего, в единстве. Что значит единство в такой стране, как Османская империя, населенная разными народами?

Некоторые считают, что единство – это превращение всех национальностей в одну нацию. Но пример Австро-Венгрии показал, что это неосуществимая мечта. Так, германский элемент, несмотря на свое культурное превосходство, не сумел отменить национальную самоидентификацию других народов, живущих в Австрии. Это – с одной стороны; а с другой – мадьяры пытались навязать свой язык всем жителям Венгрии. В результате народы, которые населяют эту часть Австро-Венгрии, возненавидели и язык мадьярский, и все государство, что никак нельзя назвать единством.

Единство Турции в равноправии и взаимоуважении всех языков и всех народов. Турция – великолепный сад, наполненный душистыми цветами. Садовник обязан заботиться о том, чтобы каждый цветок сохранял свой особый аромат, свой особый цвет. Это фантазия? Нет!

До сих пор турецкий народ был, можно сказать, толерантен в вопросах религии. В тот день, когда он осознает, что национальность так же свята, как вероисповедание, он станет уважать все нации, и это гарантирует единство Турции.

Но для того, чтобы достигнуть этого результата, народам Турции следует доказать, что их национальность действительно является для них святыней и они готовы сохранять ее любой ценой.

Человек постоянно учится: он учится на позитивном примере предков. Вы же можете учиться на печальном опыте евреев Европы.

Пятьдесят лет назад Прага была немецким городом. После принятия конституции пражские евреи объявили себя немцами. Но чешский элемент постепенно усиливался: Прага сегодня чешский город, и евреи называют себя сынами чешского народа. Каков же результат? Евреи, которые пятьдесят лет назад кричали: «Долой славян!», теперь, в той же самой стране, кричат: «Долой немцев!» Естественно, что нас ненавидят одни и презирают другие.

Нечто похожее произошло и в Галиции. До 1869 года евреи идентифицировали себя как немцы. С 1869 года поляки вышли на первое место, и евреи обернулись поляками. Теперь начинает выдвигаться третий элемент, русины. Евреи чувствуют, что в скором времени придется менять свой облик в третий раз.

Хорошо, что грамотный человек делает соответствующий вывод. На последних выборах в австрийский парламент люди провозгласили: «Мы не поляки, не русины, не немцы. Хотим быть евреями. Мы евреи, и оставьте нас в покое!»

Увы, этот горький цикл повторился в Венгрии, где евреи заделались мадьярами: они способствуют мадьярской борьбе за ликвидацию прочих национальностей. Так что всем этим национальностям еврей стал ненавистней самого мадьяра. И как знать, не взметнется ли в один прекрасный день волна страшной мести евреям Венгрии. Я надеюсь, что Турция не пойдет по стопам Венгрии. В частности,  надеюсь на то, что османские евреи не последуют примеру своих венгерских братьев и не встанут на сторону тех, кто воюет со слабым.

 

 

*   *   *

 

Наилучшей политикой евреев была, есть и будет еврейская национальная политика. Не бойтесь, что вам скажут: «Евреи не лучше других»! Бойтесь быть лучше, послушней и угодливей других. Ибо возненавидят вас, как вы сами в детстве, когда ходили в школу, ненавидели тех, кто вон из кожи лезет, лишь бы угодить учителю. Ваши сверстники терпеть не могли таких, учителя их презирали. Так уж водится у школяров. Не велика беда, если так ведет себя отдельный человек, но хуже некуда, стыд и срам, когда так поступает целая нация.

Османские евреи числом невелики, но они евреи, то есть относятся к сильной и мудрой расе. Берегите целостность этой расы, ибо тем самым вы служите своему народу.

Народ наш как оркестр, состоящий из самых разных инструментов. И если вдруг пианист принимается играть на скрипке, настает разноголосица, весь оркестр изводится, страдает от несыгранности и становится жалок. Хотите обогатить отечество свое, не изымайте драгоценный алмаз из его короны, оберегайте для него арфу Израиля.

Коль не нравится вам язык, которым вы пользуетесь теперь, изберите, если можете, для себя другой, но не отдавайте предпочтения ни одному из тех языков, на которых изъясняются соседи ваши.

Может статься, самый лучший в мире язык для всех нас тот, который свидетельствует о единстве всех евреев мира. Десятимиллионный народ, мы рассеяны по земному шару. Среди нас много мудрецов, в наших руках – большой капитал, и все же мы никто и ничто.

В эти дни в Брюсселе открывается конгресс, который обсудит проблемы большие и малые, например, вопрос о Черногории, где насчитывается всего 400 тысяч жителей. К нашему великому сожалению, там не будут говорить о евреях Румынии, хотя один из пунктов Берлинского соглашения говорит о том, что все жители Румынии имеют равные права. Этот пункт не соблюдается. И никто не протестует.

Крошечная Черногория важнее, чем еврейский народ. Так как Черногория сильна, а мы слабы. Почему? Потому что мы – нуль: у нас нет ничего, даже своей национальной культуры, своего языка.

Разве прекрасен язык стенаний наших?

 

*   *   *

 

Дамы и господа, простите, что не принес вам радостной вести. Я не неповинен в том, что прибыл из страны горя, из России, евреи которой страдают, мучаются и сейчас, когда евреи Турции празднуют достижение свободы.

Три года назад, когда Россия обрела конституцию, мы ликовали, а вы терпели муки под властью старого режима, под игом деспотизма.

Позвольте мне, братья мои, надеяться, что придет день, когда все без исключения евреи мира отметят великий национальный праздник, праздник Израиля.

В надежде, что мы увидим рассвет этого дня, я приветствую вас, братья, и говорю вам: «Шалом!»

 

 

 

ЧТО ТАКОЕ БАЗЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА?[2]

 

Сионизм стремится создать для еврейского народа правоохраненное убежище в Палестине.

Средства для достижения этой цели:

I. Целесообразная колонизация Палестины еврейскими земледельцами, ремесленниками и промышленниками.

II. Организация и объединение еврейского народа посредством местных и общих учреждений, согласно законам каждой страны.

III. Усиление национального чувства и самосознания еврейского народа.

IV. Подготовительные шаги для получения согласия держав, необходимого для достижения конечной цели сионизма.

 

Базельская программа

 

В 1896 году Теодор Герцль выпустил в свет свою знаменитую брошюру «Jüdenstaat», в которой был провозглашен принцип политического сионизма. Через год Герцль созвал в Базеле первый конгресс сионистов, который на основе этого принципа выработал так называемую Базельскую программу.

Что же такое политический сионизм и что такое Базельская программа?

Сионизм как стремление, как мечта о независимой свободной жизни на земле отцов существовал, конечно, и до Герцля: в этом смысле сионизм так же стар, как и галут, – он появился вместе с галутом и умрет вместе с галутом. Но до последней четверти XIX века сионизм носил чисто религиозный характер: евреи верили, что когда-нибудь сам Бог вернет им Палестину, и совсем не помышляли о том, чтобы не дожидаться чудес и собственными силами возродить свое отечество. Но в XIX веке, когда в силу глубоких исторических причин началось повсюду пробуждение угнетенных классов и наций, когда с небывалой силой распространилось повсеместно просвещение, – проснулся и еврейский народ. Из него стала выделяться, раньше на Западе, потом и в восточной Европе, интеллигенция, которая прежде всего поспешила усвоить себе то, без чего нельзя было сделать ни одного шага в новой жизни – европейское образование. Многих это стремление к европейской культуре увлекло слишком далеко – они оторвались от еврейства и забыли свой народ. Но нашлись и такие, которые пожелали использовать приобретенное ими образование для блага еврейского народа – для его национального возрождения. Так зародилось палестинское движение (Хибат-Цион), начавшееся в России в 1881 году.

Ховевей-Цион сразу довольно правильно взглянули на дело. Они знали, что чудес больше не бывает, что никто не подарит евреям Палестину, если евреи сами не овладеют ею путем упорного народного труда, и вот они призвали еврейский народ к этому труду. Они стали будить еврейскую интеллигенцию и массу, стали проповедовать и организовывать систематическое заселение Палестины еврейскими земледельцами, ремесленниками и вообще еврейскими элементами, годными для колонизации.

Если прежнее влечение к Сиону, бывшее до XIX века, можно обозначить именем религиозного, или мистического сионизма, то движение Хибат-Цион следует назвать практическим сионизмом. Это был уже огромный шаг вперед. Но тем не менее – через несколько лет обнаружилось, что одной колонизационной деятельности слишком мало, что она при огромных затратах приносит слишком малые результаты, что для великой цели сионизма нужны, по-видимому, и более крупные средства. Стало ясно, что необходимы новые пути. Тогда выступил Герцль и произнес свое новое слово: политический сионизм.

В этом коротком слове заключалась глубокая, в высшей степени важная мысль. Герцль хотел сказать евреям: «Чтобы радикально решить еврейский вопрос, надо создать еврейское государство. Это есть политическая цель, а политическую цель можно осуществить только политическими средствами. Надо сделать из еврейства политическую силу, организовать еврейскую нацию в одно политическое целое и от имени этого целого как равные с равными вступить в правильные сношения с другими народами, с европейскими и азиатскими государствами. Надо сделать из еврейского вопроса вопрос международно-политический и стремиться к тому, чтобы народы и государства посредством специальных политических актов громогласно и пред лицом всего мира признали за евреями право на определенную страну. Только тогда будет вполне достигнута цель сионизма».

На этот смелый и бодрый призыв радостно откликнулись не только старые работники сионистской идеи, но и новые широкие круги еврейства. Герцль открыл им глаза: они поняли, что, наконец, перед ними настоящий путь. На первом конгрессе, в Базеле, новая цель сионизма была определена так: «Создать для еврейского народа правоохраненное убежище в Палестине». Впоследствии эта длинная юридическая формула получила краткое выражение в слове «чартер». В науке права это слово имеет несколько значений; в данном же случае «чартер» означает официальный документ, которым турецкое правительство дает сионистам, в лице Еврейского Колониального банка, исключительное право на Палестину и гарантирует ее внутреннюю автономию, конечно, под верховной властью султана[3].

Но это была только цель. Оставался вопрос: как же приступить к ее осуществлению? Как создать из еврейства политическую силу, как добиться международной постановки еврейского вопроса, как достигнуть «чартера», то есть признания за нами политических прав на Палестину?

Ответ на эти вопросы заключается в Базельской программе.

Ее коротенькие четыре пункта вместе образуют стройный и последовательный план. К разбору его мы и переходим.

 

 

Пункт I. Работа в Палестине

 

Целесообразная колонизация Палестины еврейскими земледельцами, ремесленниками и промышленниками

 

Довольно часто приходится слышать утверждение, будто политический сионизм совершенно исключает немедленную работу в Палестине, так что признание необходимости этой работы есть «измена политическому сионизму» и «возвращение к старой Хибат-Цион». Ошибочность этого мнения видна уже из того, что сами создатели политического сионизма отвели палестинской работе первое место в своей программе. Вообще, не следует думать, будто при появлении нового учения все старые учения должны быть целиком отвергнуты и заброшены, словно ни к чему не пригодные. Наоборот, всякое новое учение тем более ценно, чем лучше ему удается соединить в себе все прежние пути, взять из прежних средств все то, что в них было действительно полезного, и использовать это по-своему. Политический сионизм признает практическую работу в Палестине и придает ей огромную важность; разница только в том, что он иначе понимает эту работу, чем понимали ее в первые времена Хибат-Цион.

В первые времена Хибат-Цион полагали, что практическая работа в Палестине – это и есть настоящая колонизация страны, непосредственное заселение ее евреями. Но когда сионисты приобрели некоторый опыт и глубже изучили вопрос, они поняли, что на самом деле «заселение» страны происходит не так. Евреи любят Палестину, но этого еще мало. Большие массы эмигрируют только туда, где можно найти достаточный заработок, то есть только в такую страну, которая сама экономически притягивает к себе иммигрантов, все равно как магнит притягивает стальные опилки. Поэтому нельзя искусственно «заселять» страну: можно только стараться развить в ней те условия, при которых она сделается «магнитом», притягательным экономическим центром для естественной иммиграции. Именно так и понимает политический сионизм свою задачу в Палестине: он не берет на себя колонизировать ее, а хочет только создать условия для того, чтобы переселение евреев в Палестину пошло само собой, как идет оно теперь, например, в Америку. А для этого надо развить в Палестине все виды и отрасли промышленности, какие только возможны по местным условиям, начиная с земледелия или скотоводства и кончая фабричным производством, ремеслами и торговлей. Надо тщательно изучить страну, ее внутренние богатства, ее шансы в отношении ввоза, вывоза или транзита всевозможных товаров, словом, выяснить по возможности полно, какие имеются в ней экономические задатки, и вызвать эти задатки к жизни. Тогда Палестина сама будет привлекать к себе эмигрантов. А для того, чтобы этим оживлением страны не воспользовались вместо еврейских эмигрантов другие, например, итальянские или славянские, – необходимо, чтобы вся подготовительная работа по изучению страны и развитию ее хозяйства была сделана еврейскими руками, посредством еврейского труда и капитала и под руководством сильной еврейской организации; необходимо также, чтобы евреи успели собрать в своем владении возможно большое количество земельных участков. Тогда все будет в наших руках, и мы сможем предоставить все позиции еврейским эмигрирующим массам, и тут только начнется настоящее, то есть естественное и массовое заселение Палестины евреями.

Таким образом, для современного сионизма практическая работа в Палестине не есть еще сама колонизация: это есть только подготовка страны к будущей колонизации.

Кроме того, работа в Палестине имеет еще другое значение для политического сионизма – значение политическое. Если мы хотим, чтобы народы и государства признали за нами право на Палестину, недостаточно заявить, что мы любим ее и что она когда-то нам принадлежала. Нет, наши требования только тогда будут иметь вес, когда мы и в самой Палестине будем представлять известную величину, когда страна будет нам обязана своим новейшим культурным и хозяйственным оживлением и в наших руках будут важнейшие отрасли ее торговли и промышленности и – самое главное – как можно больше земли. Быть силою внутри Палестины – это значит на много и много облегчить себе достижение политических прав на Палестину. Такова вторая задача, которую ставит себе политический сионизм при работе в Палестине: обеспечить за еврейским элементом в этой стране преобладающее влияние в ее культурной и хозяйственной жизни.

Во всем этом мы рассчитываем, конечно, не только на сионистские силы. Напротив, чем больше евреев примет участие в палестинских делах и предприятиях или в покупке палестинской земли не из убеждения, а ради личной выгоды – тем лучше, ибо это будет доказательством, что еврейское дело в Палестине прочно и жизнеспособно. Точно так же мы с радостью видим, как крупные еврейские благотворительные организации, равнодушные или даже враждебные к нашему идеалу, все больше начинают заниматься Востоком и Палестиной: для чего бы они это ни делали, но все это ведет к той же двоякой цели: к подготовке Палестины и к усилению еврейского влияния, то есть к созданию необходимейшей практической опоры для политического сионизма.

Вот почему, во исполнение пункта I Базельской программы, сионисты на ближайшее время ставят себе следующие задачи в Палестине:

1 Систематическое изучение страны и соседних областей.

2. Создание образцовой информации для иммиграции еврейского труда и капитала.

3. Привлечение частной еврейской инициативы к разным отраслям промышленности.

4. Возбуждение частной еврейской инициативы к покупке земли.

5. Создание институтов коммерческого и земельного кредита.

6. Создание школьного фонда и развитие школьного дела.

7. Устройство общежитий, столовых и т. п. учреждений для поддержки еврейских наемных рабочих.

 

 

Пункт II. Организация еврейского народа

 

Организация и объединение еврейскою народа посредством местных и общих учреждений, согласно законам каждой страны

 

Многие, даже среди сионистов, думают, что в этом пункте имеется в виду только создание и укрепление сионистской партии. Это неверно: в тексте ясно говорится не об организации сионистов, а об организации «всего еврейства». Конечно, сионистам нужно иметь свою особую партию, чтобы бороться за свой идеал, проповедовать его и расчищать перед еврейским народом путь к Сиону. Но основной важной задачей этой партийной работы является объединение всего еврейского народа в одно целое, которое заключало бы в себе все партии и все группы.

Идеал сионизма не выдуман отдельными людьми: он вытекает из всей еврейской истории, из всей еврейской современности, и текущая жизнь каждый день сама подсказывает еврейству этот идеал как полный ответ на все его страдания и потребности. А когда идеал имеет свои корни в самой жизни людей, то всякая попытка сорганизовать их (для какой бы то ни было цели) рано или поздно неизбежно приведет к тому, что этот идеал выступит на первый план и займет главное место в их работе. Призывая весь еврейский народ к организации, мы вовсе не требуем от него, чтобы он сразу взял на себя осуществление сионизма. Нет, мы просто говорим ему так: «Вы – евреи, у вас есть общие нужды, общие вопросы: объединитесь и попытайтесь сообща разбираться в этих вопросах и общими силами искать удовлетворения своих текущих нужд». Иными словами, народ должен сорганизоваться не во имя сионизма, вообще не во имя какого бы то ни было конечного идеала, а во имя простой насущной самопомощи. Но эта самопомощь, шаг за шагом, неминуемо приведет его к сионизму.

Ибо сама жизнь будет на каждом шагу доказывать объединенному еврейству, что все попытки радикально решить еврейский вопрос в галуте никогда ни к чему не приведут и что главной его заботой должно быть содействие образованию еврейского центра, который впоследствии мог бы стать вместилищем нового, свободного еврейского народа.

Поэтому заветной мечтой сионистов является слияние всего еврейства в один мировой союз, который объединил бы евреев всех стран на началах самопомощи и самодеятельности. Но в настоящее время об этом еще рано говорить: пока надо стремиться к организации еврейского населения в отдельных государствах. Особенно назрела к этому потребность в Австрии и в России. Так как в Австрии существуют еврейские общины, признанные законом, то там сионисты стараются только демократизировать эти общины (то есть ввести в них всеобщее голосование при выборах в общинные советы) и затем объединить их в один общий союз. В России дело гораздо труднее. Здесь (кроме Польши) общин не существует, еврейское население совершенно дезорганизовано, еврейскими общественными делами заведуют случайные или самозваные деятели. Поэтому в России сионистская партия выдвигает следующие два требования:

1. Всюду на местах должны быть учреждены еврейские общины, во главе которых стоят советы, избираемые всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием. Эти советы должны распоряжаться еврейскими общественными деньгами и заведовать местными еврейскими делами.

2. Должно быть созвано всероссийское еврейское национальное собрание, избранное еврейским населением на основе всеобщего равного, прямого и тайного голосования. Этому национальному собранию принадлежит высшее руководство всеми делами еврейского национального быта в России.

Конечно, эти требования могут вполне осуществиться только тогда, когда в России будет прочный конституционный строй, да и тогда немало придется бороться, пока мы добьемся этого. Но и теперь они указывают нам дорогу, по которой надо идти, и мы должны стараться пока создать в этом направлении хотя бы то немногое, что окажется возможным. Нужно устраивать всякого рода общества, союзы, созывать съезды, словом, всячески приучать еврейство к организации и подготовлять его к высшим задачам национальной самодеятельности. По этому пути сионисты намерены идти твердо и неуклонно.

Но наряду с этим надо помнить, что осуществление еврейской организации возможно только тогда, когда она будет признана и утверждена законом. Подготовляя и строя ее в самой жизни, необходимо в то же время добиваться издания закона об учреждении еврейских общин и созыве национального собрания. Главный путь к этому – образование еврейской парламентской группы для ведения национальной политики в Государственной Думе. Конечно, мы уже два раза видели, как трудно евреям провести в Думу своего депутата; но тем более мы настаиваем, что те немногие евреи, которым удается проникнуть в парламент, должны там объединиться и действовать заодно для защиты и сплочения еврейского народа.

И мы верим, что рано или поздно постепенно создастся организация, охватывающая не только евреев России или Австрии, но все еврейство земного шара. Это будет уже настоящая, бесспорная политическая сила, с которой будут считаться народы и государства. И сама жизнь заставит это объединенное еврейство мира вступить на наш путь, на путь политического сионизма, и взять в свои сильные руки дело, начатое нами.

Об организации еврейства говорят теперь и не сионисты. Мы очень рады этому, ибо это доказывает, что организация стала общей потребностью. И для нас совершенно безразлично, кто и с какою целью призывает народ к объединению. Для нас важно только одно: чтобы народ действительно объединился. Это важно для нас именно как для политических сионистов, ибо только организация еврейства дает сионистскому идеалу настоящую политическую силу.

Вот почему сионисты, на основании пункта II Базельской программы, ставят себе на ближайшее время следующие задачи в странах галута, в частности в России:

1. Организация еврейского населения на местах с целью объединенного заведывания местными общественными делами.

2. Демократизация еврейских общественных учреждений.

3. Устройство периодических общееврейских съездов.

4. Устройство съездов по специальным вопросам: народного образования, эмиграции и пр.

5. Национально-политическая деятельность, главным образом, на парламентской почве.

 

 

Пункт III. Подъем национального сознания

 

Усиление национального чувства и самосознания еврейского народа

 

Огромны задачи, предстоящие еврейскому народу в Палестине и в странах галута. Там надо подготовить страну, здесь надо подготовить народ. Для успеха этой сложной и трудной работы, прежде всего, необходимо, чтобы еврейский народ желал освободить себя: вот почему раньше всего необходимо развить в нем национальную волю, национальное сознание. В Базельской программе этот пункт поставлен на третьем месте, но, в сущности, он самый главный. Воспитание народной воли есть первое начало всякой работы: без этой воли ничего не будет, а будет воля – найдутся и способы, и силы, и помощники.

Что же означает «усиление национального сознания»? Не для всех одно и то же. Разные слои еврейства живут в разных условиях, по-разному относятся к своему народу, и потому к ним должны быть применены разные способы.

Высший и отчасти средний слой, а главным образом, интеллигенция по большей части живут совсем или почти совсем в стороне от еврейства и его интересов. Они ассимилируются не только в том смысле, что меняют свой народный язык на русский или польский (это еще не главная беда), а в том смысле, что совсем забывают о своем народе, не хотят служить ему своими силами и знаниями и часто стыдятся своего происхождения. У таких слоев надо всегда будить национальное чувство, национальную гордость; надо неутомимо выяснять перед ними ложное положение, в котором они оказываются, отстав от своих и не пристав к чужим; надо постоянно им напоминать о еврейском народе, о его нынешнем состоянии, о его страданиях, о его прошлом величии, чтобы они заинтересовались еврейством, узнали и полюбили его. Эту работу взял на себя сионизм в первые годы своего существования: он повел самую непримиримую борьбу с ассимиляцией и во многих местах одержал уже блестящие победы. Например, в России, где 10 лет назад чуть ли не поголовно вся интеллигенция была заражена ассимиляторскими взглядами, не признавала евреев нацией и слышать не хотела ни о чем дальше «равноправия», – теперь, кроме только Царства Польского, все еврейские группы и партии стоят на национальной точке зрения и требуют организации еврейства, национальной самодеятельности, национальных прав и т. д. Это еще не сионизм, но это путь к сионизму.

Совершенно иначе обстоит дело с простой массой. Она не ассимилирована, своего еврейства она не стыдится, а напротив, дорожит им. Поэтому для нее «усиление национального сознания» имеет совсем иной смысл. Массу не нужно учить полюбить народ – она и так национальна и всегда глубоко сочувствует сионизму. Но она привыкла сознавать, что евреи не могут сами распоряжаться своей судьбой, что нашу участь устраивают всегда чужие, не еврейские, руки, и ей кажется, что всегда так будет. Наша задача разъяснить массе, что это время прошло, что наступил момент, когда евреи должны взять свою судьбу в собственные руки. Массе надо внушать идею борьбы, самодеятельности: этого ей недостает, а не любви к своему народу, которой у нее, напротив, достаточно. При первых конгрессах масса очень увлеклась сионизмом, но, по правде сказать, она понимала наш идеал совершенно неправильно: по ее представлению, сионизм состоял в том, что Герцль добудет для евреев Палестину, а евреям останется только перебраться туда. Массу надо приучать к мысли, что не только Сиона, но вообще ничего нельзя получить таким путем, а лишь посредством долгой всенародной работы, в которой должен принять посильное участие каждый еврей. Масса должна понять, что надо бороться, создавать свою судьбу собственными руками, что еврейскую свободу можно построить только шаг за шагом и каждый камень должен быть положен не единичными вождями или защитниками, а непременно силами всего народа.

Таковы два главных пути к подъему национального сознания. Верхние слои могут работать для еврейства, но не всегда хотят; низшие слои хотят, но не умеют; у одних есть руки, но сердце пусто, у других сердце полно, но руки опущены. Каждому силою надо давать то, чего ему недостает. Образованным классам надо вдохнуть национальное чувство; у простого народа национальное чувство всегда было, но его надо претворить в дело.

Конечно, этой цели нельзя достигнуть только посредством агитации. Здесь нужна широкая, всесторонняя культурная работа, надо переделать на новых началах все воспитание молодого поколения. Поэтому в области III пункта Базельской программы сионисты ставят себе следующие задачи:

1. Национализация еврейского школьного и домашнего воспитания.

2. Распространение и развитие еврейского языка и литературы.

3. Распространение знаний по еврейской истории.

4. Распространение знаний по современному положению евреев в разных странах.

5. Издание журналов, газет, книг, брошюр, устройство лекций, рефератов и собраний, посвященных еврейскому вопросу.

6. Непрерывная пропаганда идеи национального объединения, национальной самопомощи и сионизма во всех слоях еврейского народа.

7. Борьба с ассимиляторскими течениями.

 

 

Пункт IV. Политика и дипломатия

 

Подготовительные шаги для получения согласия держав, необходимого для достижения конечной цели сионизма

 

В первые же годы политического сионизма были сделаны попытки вступить в переговоры с правительствами о «чартере» на Палестину. Не следует думать, что эти переговоры были бесполезны. Напротив: они, во-первых, имели огромное моральное значение, сразу обратив внимание цивилизованных стран на сионизм и на политический характер еврейского вопроса; во-вторых, они положили начало очень важным связям, которые впоследствии еще принесут нам большую пользу. Но к своей прямой цели эти переговоры не привели: чартер мы не получили, несмотря на то что Теодор Герцль был несомненно выдающимся дипломатом.

Этот опыт послужил нам уроком. Он доказал нам, что для ведения политической дипломатии недостаточно иметь талантливых дипломатов: надо прежде всего представлять из себя известную политическую силу. И когда сионисты хорошо вдумались в это, они поняли, что недаром составители Базельской программы отодвинули этот пункт на четвертое место, а перед ним поставили работу в Палестине, организацию народа и подъем национального сознания. Только тогда, когда мы достигнем осязательного результата в этих трех направлениях, то есть будем располагать известною силой в Палестине, а вне ее будем опираться на широко организованное и национально мыслящее еврейство, только тогда наша дипломатия получит настоящий вес. Конечно, и теперь сионисты не отказываются от дипломатического пути. Напротив, после перерыва, вызванного смертью Герцля, теперь сионисты энергично возобновят дипломатическую работу; но теперь уже они будут добиваться не чартера, который невозможно получить сразу, а постепенных уступок. Прежде всего, наша дипломатия должна теперь направиться на разрешение свободного въезда всем евреям в Палестину: хотя и теперь евреям на деле никто не мешает там селиться, но все-таки очень важно поставить нашу работу в Палестине на законную почву. Дальнейшей целью нашей дипломатии будет систематическое достижение отдельных концессий, например, на проведение дорог, разработку естественных богатств, устройство пристаней и т. п. Чартер по-прежнему остается главной целью нашей дипломатии: но именно потому, что это главная цель, она может быть достигнута лишь после долгой подготовительной работы: она должна быть не первым, а последним шагом нашего движения.

При этом надо иметь в виду еще следующее: нам важно не только сочувствие правительств – еще важнее сочувствие народов, ибо правительства меняются, а народы остаются. Поэтому существенной частью нашей чисто политической работы должно быть ознакомление общественного мнения разных стран с нашими требованиями. Раньше всего мы должны быть готовы иметь влияние на общественные элементы Турции и всеми возможными путями стараться расположить их в пользу наших стремлений.

Что касается до других стран, то здесь сионизм в последнее время пробивает себе дорогу к высшей политической трибуне – к трибуне парламента. В прошлом году в австрийском рейхсрате депутат-сионист Бенно Штраухер[4] произнес речь о сионизме. В этом году в австрийском рейхсрате уже четыре сиониста. Они будут защищать еврейские права и интересы в Австрии, но вместе с тем будут неустанно напоминать общественному мнению, что полное решение еврейского вопроса возможно только на собственной земле. Конечно, в России для такой тактики еще не наступило время: пока в Государственной Думе придется бороться только за элементарные человеческие права. Но рано или поздно наступит время, когда сионистские требования раздадутся во всех парламентах тех стран, где живут еврейские массы.

Как уже сказано, главная дипломатическая работа сионизма еще впереди: ближайшие же задачи нашей партии в этом направлении можно определить так:

1. Поддержка и развитие дипломатических связей.

2. Постоянная дипломатическая работа в Константинополе для систематического достижения концессий и для облегчения нашей палестинской деятельности.

3. Выяснение нашего идеала перед общественным мнением цивилизованных стран.

4. Постановка сионистской проблемы с трибуны парламентов.

 

 

*   *   *

 

Таковы средства политического сионизма. Он стремится сделать еврейство сильным в Палестине, организованным в странах галута и повсюду охваченным единою национальной волей; опираясь, по мере их роста, на эти три краеугольных камня – влияние в Палестине, организацию и сознательность, – он добьется того, что еврейский вопрос станет вопросом международной политики и будет разрешен единственным возможным образом – посредством создания правоохраненного еврейского отечества в Палестине.

 

Такова Базельская программа. В ее четырех строках исчерпаны все пути, ведущие к возрождению Сиона. Но мало того, если вы хорошо вдумаетесь в эти четыре строки, вы, может быть, увидите, что в них собрано не только содержание всей сионистской работы, но и нечто большее – содержание всего еврейского. Все новое, что происходит в еврействе, сводится, в конце концов, к подъему национального сознания, к организации национальных сил – то есть к Базельской программе.



[1]18 октября 1908 года Жаботинский встретился с еврейской молодежью Салоников. Он выступал на французском языке; 21 октября его речь опубликовала выходящая на ладино газета «La Epoca».

Перевел с ладино на русский Велвл Чернин.

[2] Изд-во «Кадима». Вильна, 1908. Типография «Артель печатного дела».

[3] Такой автономией в Турции пользуются Ливанская область и остров Самос. (Примечание В. Жаботинского.)

[4] Бенно (Биньямин) Штраухер (1850, с. Рогоцне вблизи Черновцов – 1940, Черновцы) – политик и общественный деятель, депутат парламентов Австро-Венгрии и Румынии, много лет возглавлял еврейскую общину Черновцов.

Версия для печати