Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2017, 55

Швед

Рассказ

Швед

 

 

Иду и вижу маленького мальчика – широкое личико, светлые волосики с пейсами, чёрная кипа. Возится в песочнице с лопаткой и лейкой, сопит по-взрослому. Поднял голову и, улыбаясь двумя смешными зубчиками, спрашивает:

– Ты что думаешь?

Я остановился:

– Ничего, а ты?

– Я возьму лейку и пойду на горку.

– Ты будешь лейкой поливать горку?

– Ага, – снова разулыбался.

Тут его мамочка подошла – большая, полная, во всём блеклом, волосы прикрыты. Тревожно взглянула, взяла ребёнка за руку, увела.

А я стою, вспоминаю. Вроде где-то я эту маму видел… Да, точно! Хотя тогда она не была религиозной. Обитал тут один швед, и она была его подругой.

Позор!

Или не позор?

Так вот, этот швед ел только манную кашу, а всё остальное время стоял на голове, потому что был йог. За свои уроки денег швед не брал, поэтому я и решил к нему пойти. Явился и чуть ноги не поломал. Потом уже не ходил – ноги болели. Но на этом уроке всё и выяснилось.

Первое: денег швед не брал из любви к евреям.

Второе: так как денег у него не было, жил он на коврике у стены.

Третье: это был очень занятый йог – он постоянно работал над собой. Например, развивал глазные мышцы. И мне посоветовал. Мол, едешь в автобусе, не теряй времени – води глазами туда-сюда. Ну, я как ушёл на надломанных ногах, сразу и попробовал. Тётка рядом как рванёт в конец автобуса.

А почему я про эту большую узнал? Она, пока швед нам на любимом коврике позы показывал, высунулась из кухни и ласково так позвала:

– Милый… Милый швед… Кашку хочешь?

Сама в халатике, верхняя пуговичка расстёгнута, а там…

Позор!

Или не позор?

Получается, этот йогский швед ребёнка ей сделал. Такого же, как сам, – с белыми волосиками, широколицего, с лейкой.

Представляю в деталях, устраивается он на этой толстой и начинает водить глазами в стороны, времени не теряет. А на спинке кровати, по еврейскому нашему тайному знанию, сидит ангел с крыльями, хочет жизнь в будущего ребёнка вдохнуть.

И тоже заразился. Водит глазами, вначале справа налево, а потом сверху вниз. Шведы, они ведь медленные. Пока дождёшься…

Кстати, мы со шведом были одного возраста. Это потом я его опередил. Так вот, швед мной заинтересовался – в хорошем смысле. А заинтересовавшись, спросил:

– Что ты думаешь?

Я удивился:

– Ничего, а ты?

– Йогой занимаюсь. А как живёшь?

– В квартире.

– Небось мебели столько, что некуда шагу ступить?

Я доставил ему удовольствие – кивнул. Хотя на самом деле у меня ничего не было, даже коврика для йоги. Матрас на полу – и всё. Уже потом я приволок с помойки дощатую штуковину. До сих пор не понимаю, что это было. Для стола неудобна, для кровати тем более. И без полочек. На штуковине хотела отдаться мне женщина – страховой агент. Порывисто притянула к себе, попробовала на штуковину лечь – не получилось. Попробовала сесть – не дотянулась. Покрутилась и гневно опустилась на пол – а матрасика-то нет! Он же соседский, я как раз его и отдал.

Позор?

Или не позор?

Я на гостью накинулся и как начал вращать глазами!

Ничего у нас не получилось. Теперь я понимаю, что она пришла, чтобы меня застраховать. Но мебели не нашла и обломалась. Потому что неопытная. Опытная вообще бы не появилась. Опытные, они суть определяют быстро – есть шкаф или нет.

А у толстой со шведом всё вышло, потому что она научилась синхронно с любимым вращать глазами. Теперь результат этого вращения поливает лейкой горку и разговаривает с незнакомым дядей, который на самом деле большой выдумщик.

Выдумщик не выдумщик, но почему швед на своей толстой не женился? Ведь так любил евреев, что преподавал им йогу бесплатно, а этой уютной сладкой ещё и всякое другое важное преподал для развития.

И тут я понял! По нашим законам нельзя шведу жениться на еврейке. Ни за что бы не расписали! Ведь шведы медленные, а йогу учат, чтобы в постели соответствовать. Еврейки же, наоборот, горячие. Им йога – приправа для сласти.

Хотя жаль. Если бы поженились, то мебель бы купили.

Позор, по нашим еврейским законам?

Может, позор, а может, и нет.

Версия для печати