Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2015, 52

Три стихотворения

Три стихотворения

 

 

 

*   *   *

 

– Подай, народ! – летят мигалки,

раздайся, грязь, – навоз ползёт! –

и – как хлыстом огретый скот

(подпаски, пастухи, овчарки) –

он ждёт, пока не промелькнёт

с эскортом, с воем – вот он! вот! –

какой-то ирод в иномарке,

и следом пустота дохнёт,

и, слившись, две провинциалки,

как «О», один откроют рот.

 

И улетят – на мерседесах

и лексусах – как стая ос,

не иначе возгонка бесов,

а в воздухе повис вопрос:

пошто? – взмутившийся осадок

отстойных лет, опять они,

они – Ordnung und Kraft – порядок

и сила – требуют: гони! –

пока какой-нибудь урод

не расчехлил гранатомёт.

 

Везде они – не те, так эти,

и Мегаполис-Полифем,

топыря щупальца антенн,

идёт на всех и ловит в сети,

обшаривая каждый схрон,

поскольку есть ещё и третьи,

а ты – в витрине отражён

меха и кожи – ждёшь, тупица,

в какой бараний мех зарыться,

под чей бы пах – и выйти вон.

 

Ан – те же зырла, те же лица,

и номеров за миллион:

жестоковыйная столица

или железный Ахерон –

без разницы! – не жди Улисса,

ставь парус, шевели веслом,

ныряй в подземку за углом!

 

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

 

...и хорошо бы отрубиться

и воспарить – хоть под столом...

 

 

 

*   *   *

 

Ледоход или это идут облака

жизнь пройдёт и узнаешь наверняка

 

из какого истока и в какие края

высока ли далёка песнь-химера твоя

 

свет как по сердцу тянется исток и итог

а всего и останется несколько строк

 

да еще провожающий долгий взгляд

ибо помнит никто не придёт назад

 

 

 

*   *   *

 

Пересохшая старица, староречье,

растрескавшаяся земля

и следы – ни заячьи, ни овечьи,

а какого-то аиста-журавля,

по пути слетавшего на поживу,

но вода ушла, и лягушек нет,

как палить холостыми – ступать по илу

или стих бормотать об ущербе лет.

 

Не ходи по старым следам – другое,

всё другое тут, отшумел камыш, 

отшумел и сгорел, никто ни ногою

никогда сюда, стой, на чём стоишь, 

как в игре – замри! – до дождей хотя бы,

до снегов, а там и зима пройдёт,

и услышишь марьяжную песню жабы,

потому что весною вся тварь поёт. 

 

Версия для печати