Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2015, 52

С любовью Д. А. Сухареву

С любовью

 

* * *

 

И слышу я, как грозною ногой

Притоптывает Дант наш дорогой

И восклицает: трусы, отщепенцы!

А я пред светлым ликом трепещу

И жалко так, сиротски щебечу:

А мы, а что, так мы почти младенцы...

 

И вижу: календарь преодолев,

Ступает по пескам пустынный лев,

И обмирает в ужасе весь хлев,

Сама собой летит лохань над крышей.

Построятся по линии стихи.

И скроются репей и лопухи,

И дети подрастут – для жизни высшей.

 

И тут, я повторяю, нужен Дант.

Точнее, его нюх, его талант.

Пускай нас не клянёт, не слишком дрючит.

Он лев. Но мы уж тоже – старички.

И не совсем бобры и хомячки.

Кто любит нас – ну или хоть стишки...

Тот и от нас – одну любовь получит.

 

октябрь 2015, Израиль

 

Вероника Долина

 

 

 

* * *

 

Ведёт по свету сорок лет, как Моисей почти,

меня любимый мой поэт по светлому пути.

 

За ним, балбес и хулиган, вослед, что было сил,

я забирался на Чимган и в ЦДЛ входил.

 

И повторял за ним, и пел, хотя перевирал,

и он всё это мне простил, мой славный генерал.

 

И мне такая синева открылась в темноте,

что стали не важны слова – и эти, и не те,

 

все эти люли-разлюли – раз именно ко мне

летят в Текоа журавли, небесные вполне.

 

Из Бричмуллы и Чирчика, из Дубны и Пахры,

и, значит, белый свет пока не канул в тарары.

 

Налейте мне мои сто грамм. В окне – Иродион.

Пускай ещё не Светлый Храм, но всё-таки Сион.

 

Игорь Бяльский

Версия для печати