Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2015, 50

Под небом голубым

Рассказ

Петрович

 

Машина, кряхтя, вскарабкалась в гору, и Город открылся во всей своей неземной красоте, ослепительно золотой в утренних солнечных лучах.

Дома – и маленькие, и большие, и новые, и старые – казалось, вырезаны из единого светлого, чуть желтоватого камня.

– Что это? – спросил пассажир, показывая на совершенно космического вида округлое сооружение, словно парящее над всем этим великолепием.

– Это трамвайный мост, – ответил таксист.

– А разве в городе есть трамвай?

– Нет. Но если вдруг случайно забредет, у нас уже готов мост.

– Но трамваи не забредают сами по себе, – не унимался пассажир.

– Золотые ворота тоже стоят и ждут прихода Мессии, – парировал таксист.

– Золотые ворота заложены, – уверенно заявил пассажир, проявив удивительную для иностранца осведомленность. – К тому же Мессия не «забредает случайно», его посылает Бог.

– Вероятно, когда-нибудь Бог пошлет нам и трамвай. И еще неизвестно, кого из них он пошлет раньше.

– Глупости какие, – фыркнул пассажир, отвернулся и принялся разглядывать из окна такси узкие улочки и спешащих по ним сонных прохожих.

Таксист включил радио. «Я верю в приход Мессии!» – запело оно на какой-то душераздирающий игривый танцевальный мотивчик. Первым молчание нарушил иностранец.

– Зачем эти люди носят летом меховые шапки? – спросил он.

– Так им велит их Бог, – с радостью поддержал новую тему таксист.

– Бог у нас один.

Все-таки иностранцы могут быть потрясающими занудами.

– А велит всем разное, – невозмутимо пояснил таксист, – для разнообразия. Вон эти в черном, те в белом, эти в кипе, те в шляпе... Веселее же? А то ходили бы как в униформе.

Аргумент показался странным, но убедительным. Пассажир промолчал.

– Все, господин турист, приехали. Старый Город. Пришла пора проститься со ста пятьюдесятью шекелями.

– Я должен открыть тебе тайну, – вдруг, понизив голос, заговорил иностранец. – Я и есть посланный Богом Мессия. Скоро мне предстоит пройти через Золотые ворота, и тогда Храм снизойдет на Храмовую гору, умершие восстанут из мертвых...

– Верю, – не моргнув глазом, согласился таксист, – каждому твоему слову верю. Но в этом городе каждый третий – Мессия, а каждый пятый – сам Бог. Если таксистам будут платить только смертные, нам придется прикрыть гешефт.

– У меня просто нет денег. Пойми, я действительно послан самим Всевышним и спустился на землю только пятьдесят минут назад.

Почему-то таксист ожидал именно эту фразу.

– Понимаю, но если Всевышний, провожая тебя на самолет, все же случайно дал тебе в дорогу тридцать евро, он, безусловно, имел в виду, что ты отдашь их тому белому ослу, который привезет тебя в Святой город.

– Ты не понял, – виновато улыбаясь, сказал иностранец, – я не прилетел самолетом. Я спустился с неба. У меня действительно совсем нет никаких денег.

– И что же мне вечно на вас так везет! – безнадежно вздохнул таксист. – В ближайший же выходной доберусь до Стены Плача и попрошу у Бoга, чтобы не забывал давать своим посланникам денег на проезд. Ну а еду-то ты на что будешь покупать?

– С Божьей помощью, как-нибудь, – неопределенно протянул Мессия.

– Слушай, мне тут жена сандвич сделала с тунцом... Сто раз ей говорил, не люблю я этого тунца, а она вон, видишь, напихала – семерых Иисусов накормить можно одной этой рыбой. Возьми. На Бога надейся, а голод не тетка. Ну, удачи, Мессия. Да поможет тебе твой Бог.

 

 

* * *

 

– ...И тогда с неба опустится купол, божественный свет озарит Иерушалаим, – мягким певучим голосом вещал мужчина в нелепом белом балахоне.

– Видишь, Шеличка, это Мессия. Помнишь, я тебе рассказывала, что он когда-нибудь придет?

– И это он пришел?

– Нет, этот понарошку. Вот когда придет по-настоящему, все мертвые оживут.

– И дедушка Ицик тоже?

– И дедушка Ицик тоже.

– А где же он тогда будет спать? На его кровати ведь уже спит Малка?

– Ему не нужно будет спать, он будет летать над нами.

– Мама, ты же говорила, что он и так летает над нами и видит, как я скармливаю Бейгале свои котлеты?

– Когда придет Мессия, ты сможешь дедушку видеть и даже с ним говорить.

– И ты?

– И я.

– А этот дядя – он точно понарошковый Мессия?

– Точно. Настоящих Мессий не бывает.

– Фух! Нет, мам, ну просто вдруг дедушка Ицик все неправильно там сверху увидел про котлеты?

– Пойдем, болтушка. На, положи ему шекель, и пойдем.

 

 

* * *

 

Тусклый месяц освещал стену Старого Города. Почти сливаясь с ней, по тропинке медленно и безнадежно брел усталый путник. Вдруг непонятно откуда на стене появилась еще одна тень, поравнялась с путником и поплыла рядом.

– Добрый вечер, – сказал хозяин тени, – ты, верно, к Золотым воротам? Не стоит спешить: там тебя опять никто не ждет. Ты ведь Мессия?

– Ты узнал меня! – воскликнул путник. – Ты веришь, что я настоящий Мессия?

– Разумеется, это же видно с первого взгляда!

– В этом городе никто не узнает меня, никто не верит в мой приход! Я превращал воду в вино, а камень в хлеб, я взмывал над толпой, я вызывал дождь среди ясного неба... Они только аплодировали и кидали мне монеты. Эти люди ни во что не верят!

– Ты ведь не торопишься? – попутчик положил руку на плечо Мессии. – Я давно хотел поговорить с тобой. Присядем? – он кивнул на скамейку. – Ты пробыл в этом городе меньше недели и уже разуверился в его жителях. Всевышний живет здесь больше пяти тысяч лет и все еще не потерял надежды, все еще посылает Мессий на эту землю. Ты ведь, верно, догадался, что ты здесь не первый, кто высекает воду из камня и превращает ее в вино? Это милые фокусы, но этим тут никого не удивишь. Я и сам ими баловался, когда был ниспослан... Да-да, и я тоже. А кто нет? Посуди сам: в этом городе зима холоднее, а лето жарче, чем во всех других. Жилье и еда стоят дороже, а зарплаты меньше. Беда посещает его чаще, а веселые праздники реже, чем любой другой город. Что же держит здесь людей, если не Бог? Здесь каждый, даже самый простой смертный – в каком-то смысле посланник Бога. А ты говоришь: они ни во что верят!

– Послушай, но ведь то, что ты говоришь, – это же ужасно! Это значит, что приход Мессии всегда останется не замечен, что Золотые ворота никогда не разверзнутся, а Храм никогда не опустится на Храмовую гору!

– Без малого две тысячи лет в этом городе нет Храма, но это не мешает Богу находить дорогу к каждому сердцу.

– Но если это так, что же я теперь должен делать?

– Что делать? А ничего, просто жить. Хочешь, я устрою тебя гидом в приличное турагентство? Между прочим, самые лучшие гиды получаются именно из Пророков и Мессий. Там, кстати, неплохо платят. Согласен? Ну, вот и славно. Завтра утром я тебя сам найду. Как? Что за глупый вопрос! Здесь даже обычные люди, если хотят кого-то случайно встретить, просто выходят из дому и случайно встречают, а уж тем более такие, как ты и я. Так до завтра? Спокойной ночи.

 

 

* * *

 

– «Вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и понесся Илия в вихре на небо». Вот с этого места вознесся пророк Илья, а спустится на землю он перед приходом Мессии. Впрочем, очень вероятно, что он уже бродит где-то среди нас. Тут же рядом вы видите мечеть с серым куполом. Это мечеть Аль-Акса, что в переводе означает «на краю». Отсюда, оттолкнувшись от крайнего камня Храмовой горы, вознесся пророк Магомет.

– Да-да! Мы помним анекдот про Байконур. Вон там вознесся Иисус, а там – пресвятая дева Мария...

– Не вижу повода для смешков, молодой человек. Ну-ка, встаньте-ка вот сюда, выдохните весь воздух. Еще. До последней капли. А теперь вдохните. Глубоко. Глубже. Еще! Еще!

– Ой! Я отрываюсь от земли! Ой, пацаны! Гляньте! Я ж висю!

– Давайте руку, молодой человек, спускайтесь. Вот так. А вы говорите, Байконур. Просто воздух здесь такой. Иерусалимский. Ну что ж, продолжим наше путешествие. Не отставайте, пожалуйста, здесь легко потеряться.

 

Версия для печати