Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2012, 44

Из «Иерусалимских стихотворений»

Перевёл с иврита Александр Бараш

Из Иерусалимских стихотворений

Еуда Амихай

Из «Иерусалимских стихотворений»

 

* * *

 

Иерусалим – город-порт на берегу вечности.

Храмовая гора – большой корабль, роскошный

круизный лайнер. Из иллюминаторов его Западной Стены

смотрят весёлые святые, пассажиры. Хасиды на пристани машут

на прощанье, кричат: ура, до свиданья. Корабль

всегда прибывает, всегда отплывает. И ограды причала,

и полицейские, и флаги, и высокие мачты церквей

и мечетей, и дымоходы синагог, и лодки

восхвалений, и волны гор. Слышен звук шофара: ещё

один отчалил. Матросы Судного Дня в белых одеждах

взбираются по лестницам и канатам проверенных молитв.

И торговые переговоры, и ворота, и золотые купола:

Иерусалим – это Венеция Бога.

 

 

 

* * *

 

И вот ты стоишь, так,

всегда – между пейзажем, который восхваляют,

и тем, кто его восхваляет и объясняет

собравшимся в зачарованный круг.

Ты опять не мешаешь.

И слова, не тебе предназначенные,

распадаются, разбившись о тебя, как ветер, как пряди воды,

и собираются снова – за тобой и дальше.

 

Сладкий атеизм цветёт

по-прежнему среди скал, с запахом

отчаянным и одиноким, как

цветение первой веры в единого Бога.

 

Сторона горы, прорезанная железом,

пожелтеет и загорит летом.

И уже следующей весной вскрытое ребро зарастет травой,

став как все склоны весной.

 

Как та сторона меня, откуда ты была вырезана

несколько лет назад.

 

 

 

ПЛАЧ О ПАВШИХ НА ВОЙНЕ

 

Господин Берингер, чей сын

погиб на Суэцком канале, выкопанном

иностранцами, чтобы корабли проходили по пустыне,

проходит через Яффские ворота, мимо меня:

 

Он очень похудел: потерял

вес своего сына.

Поэтому он легко плывёт по переулкам

и удерживается у меня в сердце,

как тонкие ветки,

прибитые течением.

 

 

 

* * *

 

Если будет новый потоп, то праотец Ной

вместе со всеми парными тварями возьмёт нас с тобой,

 

С парой слонов, парой мышей, с птицами и зверями,

со всеми, кто чист и нечист, мы поплывём над волнами.

 

Для лучшего мира, завернув, как побег винограда,

нас сохранит праотец Ной для нового сада.

 

Перевёл с иврита Александр Бараш

 

 

Версия для печати