Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2010, 33

Ангел-предохранитель

Стихи

Эли Бар-Яалом


АНГЕЛ-ПРЕДОХРАНИТЕЛЬ


O, TEMPORA

быстро листья падают с веток
старый хронос кушает деток
сладкие детки словно конфетки
баю бай а зубы не редки
ух страх за полночью полночь
вроде пасть уже нечем заполнить
а щёлк
щёлк
новое семечко
я не волк я волчок я времечко
в рот в рот круговорот
вот воротá торопись народ
хрусть
хрусть
хрен победишь
хрен ты кого-то освободишь

но –
звон звон одинокий голос
здесь я ужо тебе старый хронос
я побывал в вековечном саду
новое время оттуда веду
новое время которое лечит
с ним иду я тебе навстречу
с ним бреду я рука в руке
с ним плыву по твоей реке
скоро пройдём по твоим станицам
скоро прорвёмся к твоим столицам
скоро мы вправе тебя сменить
нас не заставишь повременить

хронос топает каблуками
хлопает вéками как векáми
где дерзец я его сотру
пыль рассеется на ветру
спрячься страшно как ненавидит
как хорошо что он нас не видит
потерпи пока тяжело
время моё
ты почти пришло
 
 
* * *

ангел-предохранитель
это такая работа
ангел-предохранитель
найдётся же в мире кто-то
плотный неплотный но полный псих
вместо тебя попадать под такси
плеваться отравленными консервами
корчиться закороченными нервами
вместо тебя
шальным кирпичом по круглой макушке
осколком шахидовой погремушки
и просто из пушки из мушки
разные такие игрушки
вместо тебя
раз за разом
подставляться всем фатальным заразам
о которых пишет газета
что нету иммунитета
а ещё инфаркт и инсульт и рак
а если не веришь то сам дурак
вот он – смотри
крылышки светятся изнутри
сам-то невзрачный
полупрозрачный
то ли есть то ли нет
брат? кот-пёс? сосед?
друг детства в далёкой стране
рыцарь на белом коне
бабочка на окне
птица рух
или всё-таки чистый дух

а вот он является как живой
зависает прямо над головой
в зените
я твой ангел-предохранитель
но прошу меня извинить
я не в силах предохранить
я уже не могу снести
мне надо уйти
прости
честь отдаёт
пост сдаёт
и всё
и привет
а потом опять настаёт рассвет
 
 
ВОЙНА И МЫ


победили.
нам даже ружья не зарядили.
нас даже картами не снабдили.
а мы победили.

к нам обратились главные,
славные,
великодержавные:
и сказали: “видите знамя?
оно лично одобрено нами.
водрузите его над рейхстагом.
шагом!”

мы ответили: “разом!
мы рады вашим приказам!
и развернём это дивное полотно
всё равно
где:
над улан-удэ
или над царьградом
который тоже практически рядом
или над пекином
куда долго вести полки нам
если надо
то над гренадой
над канадой
с канонадой
поплывём в океане бурном
и взметнём его над мельбурном
над сатурном
с песней бодрой с маршем бравурным
но вы, кажется, сказали рейхстаг?
пусть будет так!”

а главные нам ответили:
“неужто вы не заметили
что происходит вокруг вас?
неужели лишились глаз?
может, это не к вам врываются
над детьми и жёнами издеваются
бомбы взрываются
уничтожая цвет нации
который мы не успели во время коллективизации
убивая будущее народа
уцелевшее после тридцать седьмого года?
это же силы тьмы
посланники коричневой чумы
дыхание вечной зимы
это ж не мы!
а мы вам подарили знамя
наградили вас орденами
мы-то с вами вы с нами
всегда
спасайте деревни и города!"

мы ответили: “да”.

и мы воевали.
мы много где побывали.
бежали, стреляли, взрывали.
просыпаясь, яростно запевали.
по ночам от ужаса завывали.
затихших в твёрдый снег зарывали.
к главным с молитвой ночью взывали
(без молитвы не можно
сложно
тревожно
а мы были тогда безбожны)
и представьте – они отвечали
страдания облегчали
от вражеских пуль защищали
мы ощущали
и мы уверовали в их присутствие
в их невидимое сочувствие
в их грядущие райские кущи
и в то, что они всемогущи

и эта вера
это чувство живого верха
атмосферное
эфемерное
верное
нас озарило
и подарило
силы.

мы поднялись, как почти из могилы,
из окопа
и содрогнулась европа
от наших атак.
сдался враг.
а потом появился рейхстаг
и на крыше флаг.
наш. то есть их. нет, наш.
баш на баш.
или нет.

а потом прошло шесть десятков лет.

и теперь об этой войне
люди помнят, но не вполне:
да, была – но в какой стране?
на луне?
в чечне?
и по чьей вине?
с немцами? или с ненцами?
с энцами?
может, всё же с чеченцами?
а ещё в каком-то освенциме
из кого-то варили мыло.
неужели и это – было?
кто был в этой войне правее?
(чтобы было, как на бродвее)
кто левее?
крест-на-ножках? молот-и-серп?
чей был лучше, чей хуже герб?

а мы воевали.
мы вопросов не задавали.
мы их поняли бы едва ли.
мы убивали
и нас убивали
и убитые не оживали
но мы вставали с земли
и шли.
и дошли,
хоть уже совсем доходили.
и – победили.

может, кое-где наследили,
может, кое в чём навредили,
но – победили.
и без нас бы – не было вас.
вот
и весь
сказ.
 

Версия для печати