Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Иерусалимский журнал 2006, 23

Родина под вопросом

Стихи


* * *

город без горизонта
мысли второго сорта

опель с открытым верхом
дама наружу мехом

осень лежит в падучей
шепчет даждь нам под тучей

видел мою подругу?
ходит косяк по кругу

ходит холуй с подносом
родина под вопросом

горькая под огурчик
что за ботва поручик?

блок не любил хорея
водки да поскорее

блок в ожидании лета
кончил в двадцатом где-то

сделали как по нотам
блока или кого там

 
* * *
Господь есть акт милосердия.
Блаженный Августин

Я повстречал однажды Раю
В гастрономическом раю.
С тех пор я в карты не играю
И слов дурных не говорю.

Я помню, как в лихие годы
Средь вечножаждущей толпы
Я встретил девушку породы
Необычайной красоты;

И в кепке, вышедшей из моды,
Столбом застыв на пятаке,
Стоял, как статуя Свободы
С бутылкой вермута в руке.

Жизнь пролетит, как электричка,
Но помнить буду – зуб даю:
Толпа, рупь двадцать, перекличка,
Рукав, оторванный в бою;

И предо мной, во искупленье
Грехов (и плата за грехи),
Как мимолетное виденье
(Сказал бы я, пиша стихи) –

Лукавый ангел, ликом кроткий,
И бес в ребро, и чёрт возьми –
Стояла в юбочке короткой
И издевалась над людьми.

Устав от жизни этой скотской,
Как мотылёк на яркий свет,
Я к ней с улыбкой идиотской
Пошёл во цвете юных лет.

Она в ответ мне улыбнулась,
Сказала: “Ладно, хрен с тобой”.
И что-то в воздухе качнулось
Над потрясённой мостовой
У Белорусского вокзала.

……………………………..

И дверь закрыла на крючок.
И нежно на ухо сказала:
“Ты что, – сказала, – дурачок…”

 
* * *

О, ты, порезанный на ломтики,
Яйцом заправленный рулет!
Ты весь как бы от идиотики –
Идиоматике привет.

Увенчан лаврами и зеленью,
С мадам Клико накоротке,
Ты нам ниспослан во спасение
Под караоке вдалеке.

Как песнь гусарская Давыдова,
Сияет маслом твой мундир!
Какой лишенец тебя выдумал,
Какой шельмец соорудил?

Боюсь, друзья, представить даже я
Кого мысля взяла сия –
Облечь в говяжее лебяжее,
Пустой желудок веселя.

Как мысль, что я – не я, а баба я
Взбредёт в башку мою порой.
И не вдова, а православная,
Простая клава предо мной.

Вновь спутав жизнь с её подобием,
Сижу, невзвидя белый свет, –
Не заходите, люди добрые,
На сайт Рулета.net!

 
* * *

Когда от скуки умирая,
За хвост эпоху я ловил
Из окон чешского трамвая,
Я Гефсиманский плющ любил.

Любил апостольские свечи,
Когда в ночи они горят,
Любил застолья злые речи,
Когда о будущем молчат.

Предпочитая жить у моря
С надменным видом чернеца,
Любил роскошный дом разбоя
Перед могилой праотца...

............................................
............................................
............................................
............................................

Я счёт закрыл без оговорок
Там, где без магии дурной
И обезжиренный как творог,
Петров летал передо мной.

Внебрачный отпрыск Азраила
И ангел плюшевый на треть,
Он мне сказал: “Забудь, что было,
Дай им себе переболеть.

Ни в чём не видя больше толку,
Набей нечаянными впрок
Воспоминаньями котомку,
Беги с Востока на Восток.

На “рцы” и “реш” в косых повозках
Заглядываться ты не смей –
Похоронят на грубых досках,
Набьют за пазуху гвоздей.

Седые девушки на пляже
Прочтут печальный твой дневник;
Босые ангелы на страже
Заупокойный пятерик

Поставят в угол медно-красный,
Дадут фамилию “Прокруст”…
Но ты, до времени напрасных,
Не отворяй покамест уст”.

И дабы блажь во мне не зрела
И дьявол в душу не проник,
Он длань простер свою умело
И вырвал грешный мой язык…

Так и хожу я безъязыкий,
Словно воды набравши в рот,
Пока Великий и Двуликий
Петров меня не приберёт:

Пусть ваше сердце из картона,
Где стрелка глупая торчит,
Во время грозное и оно
В груди израненной молчит.

Версия для печати