Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Homo Legens 2017, 4

Дальний план

 

Геннадий Кацов поэт, прозаик, эссеист.

В середине 1980-х был одним из организаторов московского клуба «Поэзия» (с 1987 по 1989 гг. его директором) и участником литературной андерграундной группы «Эпсилон-салон» (отцы-основатели Николай Байтов и Александр Бараш). В мае 1989 года переехал жить в США, где почти 30 лет работает журналистом. Журналистскую деятельность начал с программы Петра Вайля «Поверх барьеров» на радио «Свобода» и критических публикаций по культуре в ежедневной газете «Новое Русское Слово» (США).

Вернулся к поэтической деятельности после 18-летнего перерыва в 2011 году. Стихи вошли в антологию современной русской поэзии «Самиздат Века», с 2013 года стихи на русском и английском языках и эссе публикуются в ведущих литературных журналах. Автор восьми прозаических и поэтических книг. Совладелец нью-йоркского издательства KRiK Publishing House и информационного новостного портала RUNYweb.com.

 

 

 

Встреча

 

Маленький, прозрачный и неброский

Там, в раю, давно абориген,

Встретил он меня, Иосиф Бродский,

И спросил негромко: «Помнишь, Ген?»

 

Я стою, не знаю, что ответить:

Есть, конечно, масса общих тем,

Но на том не виделись мы свете

Может, Бродский перепутал с кем?

 

Два-три раза встретились случайно,

Да один с утра, на Мортон-стрит.

Бродский ждал ответа, но как чайник

Я моргал, часами жал плечами,

Становясь всё более небрит.

 

 

***

 

Течёт над нами Августа река,

И здесь, на дне, собой явив мгновенье,

То шмель влетает в желтизну цветка,

То дальний план настраивает зренье,

Раскрыв всё то, что горизонт упрятал.

 

Мы живы там с тобой наверняка,

Возможно, ты японкой, я бурятом,

И смерть нам не страшна, что, как строка

Не зная точки, ставит жизни рядом,

Подобно звукам в них клубятся рифмы.

 

Мы там давно с тобою рождены,

Где луч натянут над скрипичным грифом,

Где сад подводный, не найдя вины

В известном деле под секретным грифом

«Они» печать-ранет уронит с ветки.

 

Хоть там, должно быть, есть, кого предать:

И старый ветх завет, и новый ветхий,

Но если я могу и смерть отдать,

Как за тебя здесь жизнь готов, то редко

Кому так улыбается судьба.

 

Течёт над нами Августа река

Версия для печати