Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Homo Legens 2017, 2-3

Между небом и морем

 

Сергей Власов родился 4 августа 1972 года в Новомосковске Тульской области. Окончил МИФИ, Центр Актерского Мастерства и Бизнес-школу МИРБИС. Работает в группе компаний Digis.

Публиковался в журналах «Знамя», «Новая Юность», «Гвидеон», «Воздух» и др. Автор нескольких книг.

Живёт в Москве.

 

 

 

 

***

 

вот и снег и понятно о ком

и зачем этот тонкий излом

и что будет потом

форма времени формула лжи

на ладони снежинка лежит

рассмеши его планами вот

снег по краю вселенной идёт

и деревья стоят как цветы

если смотришь на них с высоты

 

 

***

 

Подробный мусор мартовского дня.

Смешливость девочки ручей взахлёб звенящий

Слепящая навыпуск мельтешня 

ветвей пьянящий не пьянящий

морочащий скорее звук

Три алкоголика как доктора наук -

всё чин по чину обстоятельно и важно -

ведут беседу баба в бигудях

Сидит под деревом. В его ветвях

Как стая рыб стоит против теченья

Блестящий "дождь" запутавшись с зимы

Вот так и мы.

 

 

***

 

Пахнет компотом. Не спит, но, как спящие, дышит:

Нянька курносая вряд ли раскусит его,

Но выдают с головой среди мёртвого часа

Робкие проблески... Бог его знает чего,

Чуткости что ли. Обычно мы это не слышим:

Мимо плывут облака, и помимо того

Споро трава прорастает сквозь свежую насыпь,

Выцветший шорох вчерашних бумажных венков.

Пахнет компотом.  Букашка сидит на ладони.

Мальчик в сандалиях (о эта мука – сандалии,

Вечно в сандалиях этих земля и песок)

«Божья коровка…»  – зовёт её, не понимая,

Но доверяя бесхитростной магии слов.

Вполоборота, не видим ему, за сараем

Папа сквозь травы глядит и глядит на восток.

 

 

***

 

Смотрю на дом иммигранта

И не знаю что мне делать с его печалью

Как будто не кусок холста вижу не потёки краски

А все его страхи всю мудрость и безысходность его положенья

Счета его неоплаченные за электричество

Луну в дождевой воде на дне проржавевшей бочки

Дерево без листвы щербатые кирпичи ограды

Холод и голод ненастье его одиночество

Прригоршню риса на ужин жажду его и смерть

Меру его и веру надежду его в награду

За дом иммигранта

Бессмысленную мою оболочку

Жалкую мою хибару на окраине мира

Тусклую лампочку закипающую воду на плитке

Скоро сварится рис

 

 

***

 

Не ясно как можно понять

что бутоны спят но бутоны спят

То ли пчёл не слышно шмелей

То ли ниже обычного наклонены

Белоснежные спят салюты мерцающие острова

Спящие ароматы тайные свои источают сны

 

Тишина такая что не ясно

какого размера мир

Темнота такая что не знаешь

какой он и для чего

Между небом и морем

Едва заметный пунктир

Но через миг не останется и его

 

Две стихии ночью

Представляют собой одно

Странное чувство

Бархатистой без цвета и дна

Мглы сгустившейся из лазурного и голубого

Голова бутона устало наклонена

А сразу казалось ну что такого

Версия для печати