Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Homo Legens 2016, 2

Улыбка Вегенера

Публикация Елены Пестеревой

Ян (Яан) Каплинский – эстонский поэт, эссеист, прозаик, переводчик с китайского, английского, французского, испанского, шведского. Родился в 1941 году в Тарту, живет там же. Окончил филологический факультет Тартусского университета по специальности "романская филология". Кроме французской литературы увлекался русской литературой, семиотикой, астрономией, математикой и восточной философией, прежде всего – буддизмом.

С 1965 года опубликовал восемнадцать поэтических книг и двенадцать книг прозы. Его произведения переведены на пятнадцать мировых языков. Лауреат премии Виленицы (2001), премии Макса Жакоба (2003), Международной Русской премии (2015), Европейской премии по литературе (2016).

Рецензию на книгу русских стихотворений Яна Каплинского "Белые бабочки ночи" см. Homo Legens № 2 / 2015.

Предлагаемые читателям стихотворения – авторский перевод с эстонского.

 

 

Публикацию подготовила Елена Пестерева

 

 

 

 

 

 

 

 

                                   *

Небытие проникает всюду и бытие полно покоя

пусть ты переводишь Лаоцзы правильно или нет – открытая книга

и сегодня говорит как бабочка раскрывшая крылья – в пыльце

встречаются друг с другом движущееся и неподвижное

и весенний ветер играет нашей одеждой и волосами

я говорю потому что утешение что-то большее

чем мы жаждущие его – половодье прорывающее все преграды

палатка взмывающая в белую лапландскую ночь

рассыпающиеся ожерелья слова жизнь и мудрость

это он это ты все что мы видим растворяется

в белых облаках это любовь это она вырежет

нас из клетчатой бумаги даст огню согреть нас

и дождю падать сквозь нас пока между нами и землей

больше нет ни одной границы это и есть любовь

листья деревьев свет и мы сами полны следов бесконечности

и мы останемся мы останемся тем чего нет

мы останемся тем что не принадлежит никому

 

 

                                   *

Каждый день пишу по стихотворению,

хотя не вполне уверен,

следует ли считать их стихотворениями.

Это совсем не трудно, особенно сейчас,

когда в Тарту весна и всё видоизменяется:

парки, газоны, ветки, почки и облака

над городом, небо и звезды –

если только хватает глаз, ушей и времени

для всей этой лепоты, что словно вихрь

втягивает нас и заволакивает всё

поэтической дымкой, полной пыла и надежд,

из которой так неуместно выдается

мужчина-калека, сидящий на скамье у автовокзала,

снимающий сапог с изувеченной ноги,

его палка и шерстяная шапка,

в которой он стоял намедни

в три часа ночи на безлюдной автобусной остановке.

Я видел его из окна такси

и шофер сказал: «Опять кто-то дал дурачку водки».

 

 

                                   *

Миров столько же, сколько песчинок на берегу моря,

больших и малых, круглых и угловатых,

светлых и темных, извечных и мимолетных.

Иные стоят на месте, иные вертятся,

иные одиноки, иные держатся кучей вместе;

и в каждом из тех больших и малых,

круглых и угловатых, светлых и темных,

извечных и мимолетных миров

есть моря и берега,

и на берегах полно песчинок и в каждой песчинке

столько же миров, сколько песчинок на берегу моря,

больших и малых, круглых и угловатых.

В иных мирах Будда уже родился,

в иных еще нет, в иных

он живет и проповедует сейчас.

В одном из тех миров я сижу за столом

в чердачной комнате и одна пеночка-трещотка,

Phylloscopus sibilatrix, летит на окно, я вижу близко

желтую полоску над ее карим глазом

и то, как она бьется клювом

в оконное стекло и через миг улетает.

 

 

                                   *

Мир не состоит ни из материи, ни из духа,

ни из полей, частиц или динамической геометрии.

Мир состоит из вопросов и ответов,

мирэто wen-do или kung-an

(по-японски mondo и kōan). – Сегодня в полдень

приехал к нам родственник на внедорожнике

и сказал, что меня ждут в четверг на похороны:

двенадцатилетний сын В. упал

в пятницу с чердака хлева на цементный пол

и умер через два дня, не придя в сознание.

Я знаю: это тоже вопрос.

Я знаю: есть ответ. Я знаю,

что должен знать ответ, но ...

 

 

                                   *

Китира, Милос, Кеа, Андрос, Тинос,

Миконос, Делос, Парос, Наксос, Тера,

 

Самотраки, Лемнос, Лесбос, Хиос,

Самос, Кос, Родос,

 

Крит.

 

Кихну, Рухну, Муху, Сааремаа,

Хийумаа, Вильсанди, Абрука,

 

Вормси, Осмуссаар, Большой и Малый Пакри,

Аэгна, Прангли, Найссаар.

 

Молитва, мантра, поэма.

Единственный язык, на котором можно

сказать, что

 

Меланезия, Микронезия, Полинезия,

Итуруп, Кунашир,

 

Кергуелен.

 

Остров Крым.

 

 

                                  *

Ненависть ищет себе костюм и еще не знает

в каком облике в какой роли прийти к нам

выбрать ли Louis Vuitton Yves Saint-Laurent или Dior

ненависть так же как и любовь – сама себе вечность

она умеет летать плавать и нырять

делаться невидимой принимать облик

овцы или пастуха орла или воробья

вить себе гнездо под стрехой прямо у двери

на подоконнике за узамбарской фиалкой

или в левом внутреннем кармане пиджака

управлять людьми самолетами ракетами

королями президентами церквями и государствами

она верит что повелевает ветром и солнцем

она знает нас людей но она не знает

что есть то чего она не в силах понять

чем она не в силах управлять – это улыбка

первая улыбка малыша своей маме

улыбка мертвого Вегенера

что однажды растопит льды Гренландии

 

 

 

 

Версия для печати