Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Homo Legens 2016, 2

Собрание сочленений

Анджела 162-84-29 /раздавала листовки

 

 

*   *   *

Уснули все: и Фейербах, и Мах,

спит Шопенгауэр, в сон погрузился Беркли,

спит Лейбниц и монаду ловит в снах,

Кант задремал в дремотном Кенигсберге…

 

Зрит Гегель третий сон как синтез двух,

а Чжуан Цзы кошмар приснился: боком,

в туфлях для тенниса, с хлопушкою для мух,

к нему крадется старенький Набоков.

 

 

*   *   *


идет, как святой, по воде
по пояс босой наш писатель Толстой – 
и птички поют в бороде

плывет над Москвою малиновки звон
и сорок трещат сороков,
он – вишня в метро, он не знает, кто он,
и явно к труду не готов

идет по воде, как Ахав, как Кусто – 
упреком несметной орде
всех тех, для кого он занудный отстой – 
и прячет смешок в бороде

 

 

*   *   * 

Герасим к Мазаю подводит Муму, 
да только Мазаю она ни к чему: 
собачка она, а не зайка – 
не сложится паззл в мозаику 
 
Мазай говорит: ты, мужик, не тупи, 
ты сам, если надо, сходи утопи; 
Герасим кивает на это – 
он глух, он не понял совета: 
 
хватает Мазая за гланды 
и тащит Мазая в шаланду, 
в которой Костаки и папа Сатырос 
картины в кефали укрыли на вывоз 
 
напрасно Муму ждет Мазая домой, 
от горя вся стала седая, 
а зайцы как волны бегут за кормой 
и смех их вдали затихает

 

 

 

*   *   *

 

Блудный сын со своею свиньею

жил у самого разбитого корыта –    

он готовил ей свои рожки,

а она пела ему свои песни.

 

А потом, когда свинья с их друзьями

веселилась на рок-фестивале,

мимо шел очарованный странник

и вселил в них во всех стадо бесов,

 

и они всей огромной толпою

вместе бросились в Черное море.

 

Не дождался блудный сын своей милой

в их землянку  ни в тот вечер, ни позже –

изодрал в тоске джинсы в лохмотья

и пешком вернулся в дом отчий

 

и упал перед отцом на колени.

И отец поднял его, обнял,

в обувной сводил и к портному,

барбекю заказал – все гуляли.

 

Только вот у блудного сына

в сердце так и сидит словно льдинка.

 

 

 

 

*   *   *

 

В Раю все так неторопливо и степенно,

что ангелов сонливость – просто бесит.

 

То музыку не включат, то обед –

нектар с амброзией – лишь на четвертый день

вдруг вспомнят принести, а то забудут,

что к Бродскому меня как раз сегодня

должны были сводить. Теперь ждать месяц

еще один: здесь все по расписанью,

которое не соблюдается. К чему?

 

К чему спешить? – спокойно говорят,

и улыбаются легко и просветленно, 

подумай сам, что ждет нас впереди.

Все эти фрукты, устрицы с шабли,

икра, лангусты, с Пушкиным беседы,

Набоков, Бродский, Сурожский, Платонов,

Дом Периньон, и Эллингтон, и Паркер –

как вам еще всё это надоест

за здесь нас ожидающую Вечность.

 

 

 

*     *     *

легкомысленный кузнечик, радостно пропрыгав лето – 
прожил на траве халявной, пил бесплатную росу – 
поздней осенью промозглой вспомнил, что пора бы где-то
обрести покой и крышу, душ, постель и колбасу

пролистав в айфоне книжку, он поехал к муравьихе
прихватив трусы, рубашки, сигареты, ноутбук:
к той, что отпуска не зная – есть еще такие психи – 
пашет не присев всю жизнь и не покладая рук

да, понятно, что тут скажешь, отвечает муравьиха,
можешь жить со мной бесплатно, только не кури траву,
даже пользуйся вайфаем! – а сама бормочет тихо:
что ж, с таким запасом мяса я до лета доживу

 

 

 

 *   *   *

весною голубой пришла к Дега
нагою попозировать Яга,
но тот не рад был костяной ноге –
отправил бабу к Николаю Ге

но Ге – среди художников изгой – 
не возбудился костяной ногой,
ушла несолоно несчастная Яга,
и нет её портретов ни фига

 

 

 *   *   *

Нам родина дарит игрушку:

вдет в памперс, как жопа ко сну,

заряжен Гагарин в Царь-Пушку,

чтоб с песней лететь на Луну.

 

И там на космической трассе

блюет он всю ночь напролет –

в то время, как с кроткой улыбкой Герасим

купаться Чапая ведет.

 

 

 

*     *     *

Можно долго учиться Вуду

и торчать на грибах и траве:

друга я никогда не забуду,

если с ним повстречался в Москве.

 

Ну а если я в Лондоне буду,

и там встречу кого-нибудь вдруг,

я тотчас же его позабуду:

на хуй мне вообще такой друг.

 

 

 

 

*     *     *

Ах, лето инфракрасной части спектра!

Любил бы платонически тебя,

когда б не в воздухе мелкодисперсные системы,

не экстремальность плюсовых температур,

не кулексы, анофелесы, мошки,

ктыри, слепни и оводы, горбатки,

жигалки и журчалки, дрожжелюбки

и весь двукрылого отряда прочий сброд,

испортить норовящий суп иль кожу.

 

Не до платоники в таком раскладе.

Пожалуй что имел я ваше лето,

карикатуру южных зим.

 

 

 

 


говорил друг степей
калмыку с тунгусом,
запивавшим кумысом
золотое, как небо, аи
поутру на свои
под поступь Бухэ Нойона копыт

Золотое, как небо – а и
хер с ним, ответил тунгус,
доедая кус-кус, источая мускус,
ожидая второе пришествие метеорита:
у джедаев никто не забыт
и ничто не забыто

 

*   *   *

 

Мы вернемся в свой город, знакомый до слез
к шестипалой неправде в избу.
В край осин и берез меня леший занес -
кто со мной повисеть на дубу?

Не висеть – так с премьером взликует душа,
в персональные вселят купе,
в те, в которых лишь тишь, глушь да мша
удвоением всех ВВП

 

 

.

*     *     *         

 

конечно, сдохнет скорее ишак,

чем мудрый наш падишах

от энтузиазма звенит в ушах

шире, граждане, шаг

 

были случаи, когда в Дамаск по пути

резкий случался сдвиг –

просветленье могло вдруг произойти

понятным стать новый язык

 

случалось и так, что гонитель Христа

апостолом делался вдруг

но тут ситуация явно не та

иной приближенных круг

 

тут чуда вовсе нечего ждать

и христианин ли он

рвется с цепи президентская рать

похоронки несет почтальон

 

 

*   *   *

"Вы любите мышей?" –

спросили раз ханжу.

"Люблю", – сказал ханжа, -

"я сыр в них нахожу".

 

 

 

*   *   *

бифштекс пошел на мясорубку

не чтоб так сразу бы войной

но захотелось разобраться,

куда деваются друзья

 

бифшткес идет на мясорубку

еще с ним просится рибай,

но было несколько опасно:

второй, решили, будет ждать

 

не хочет жесткого решенья

ему бы лишь поговорить

и вот, дошел до мясорубки

а друг глядит из-за угла

 

но мясорубка улыбнулась

она ведь в принципе не зверь

он к ней лицом к лицу подходит

и лист бумаги подает

 

у вас, - сказала мясорубка, -

я лично просьбы не беру

но наверху ты видишь раструб

залезь и просьбу опусти

 

 

                 ОРФЕЙ

 

Я так ее любил, что я прошел

инстанции, что люди не проходят

но я добился нужных резолюций.

 

Условье было жестким. Получая

ее из рук Гермеса там, в Аиде,

я должен был ее увидеть только мельком

и, повернувшись, к выходу пойти,

ни разу на нее не оглянувшись,

а рассмотреть как следует лишь дома.

 

Они там на Олимпе и в Аиде

оторвались, похоже, от народа,

и думают, что, если ты певец,

то совершенно не умеешь видеть

но я, и мельком глянув, рассмотрел.

 

В ней было мертво все. Плутон и Персефона,

похоже, вздумали всучить мне оболочку.

Блеск глаз потух, и тление на коже,

и этот запах...

                        Я пошел назад,

страшась сужденной мне некрофилии.

 

Ведь я же знал Богов как мог я упустить,

что в их природе, чтоб больнее сделать,

наказывать буквальным исполненьем

покой их потревожившей мольбы.

 

 

И вот, когда уже второй раз в этот день

я дернулся от Кербера, я понял

двусмысленность дурацкого контракта.

 

Я осознал, что только так смогу

ее покинуть, избежав ловушки,

 

и оглянулся:

             чтоб ее оставить.

 

 

 

 

*     *     *

 

Если долго сидеть на берегу реки,
то увидишь однажды, как по ней поплывут венки,
гнилые доски, а потом и трупы твоих врагов -
собственно, к этому ты давно был готов -
поплывут саженками, на берег полезут гурьбой:
мол, озябли в воде, выпить хотим с тобой,
помириться хотим с тобой,

подружиться хотим с тобой

 

 

      

Об авторе:

Николай Борисович. Пишет стихи и прозу, которые размещает в своих блогах. Есть публикации в бумажных СМИ, участвовал в слэмах.

По профессии ихтиолог, несколько лет провел в море в экспедициях на научно-исследовательских судах.

Эксперт в вопросах рыбной и мясной тематики. Кулинарный обозреватель, публикуется как Ник Бор в журналах Гастроном, Афиша.Еда, Ресторанные ведомости и др., а также в интернет-сообществах.

 

 

Версия для печати