Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2018, 4

Мойдодыр—2017

Стихи

Документ без названия

 

Матюков Пётр — родился в 1971 г. в Новосибирске. По профессии программист. Победитель Чемпионата Балтии по русской поэзии—2017, лауреат Кубка мира по русской поэзии—2017. Живет в г.Бердск. В журнале «Дружба народов» печатается впервые.


* * *
ещё одна примета века
непредсказуемый разбег
фонарь находит человека
на длинной улице аптек

такой невыносимо тусклый
на белом свете жёлтый свет
такой невыразимо русский
в сугробе белом красный снег

ночь улица горит аптека
выходят люди со двора
и ты гадаешь есть ли где-то
Раскольников без топора


* * *
выходишь а на Земле тишина
слышно как двигается Луна
и погонщик вежливый армянин
кричит кати этот чёртов блин

мужики скрипят идут бечевой
хорошо если есть среди них живой
катится лунная голова
перемалывают жернова

а потом откуда-то вот те на
будто высвечивается в грозу
поперечный разрез бревна
у тебя в глазу


* * *
мы взяли четверо лопат 
и вышли со двора
я поведу тебя копать
сказала мне сестра
сначала мы зароем гроб
что выставлен как есть
и горсть земли мы бросим чтоб
традиции учесть
но утром выроем назад
обратно отнесём
поскольку дети октябрят
согласны не во всём
мы будем рыть копать скрести
пенять своей судьбе
о Господи таких спасти
под силу лишь тебе


* * *
косматый и хмурый как старый волк
из автобуса в поле выходит волхв
глядит в поднебесье из-под руки
будто сила за ним
и за ним полки
но его окружает болиголов

и с какой-то неправильной стороны
на волхва сбегаются пацаны
он не спал
под глазами его мешки
а они читают ему стишки
но понятно ему хоть бы хны

чтобы дедушка слышал
какой-то шкет
потрудясь забирается на табурет
зажигает ярко
почти дотла
а у деда синие купола
туз крестовый
свинцовый кастет

пацаны не промах и метят в лоб
дед стоит столбом
как ушёл в сугроб
дрогнула страшная голова
достаёт мешок
налетай братва
только чур не толкаться чтоб

и пока налетают глядит на них
ни слезу ни улыбку не допустив
а потом как будто ищет ответ
он и сам взбирается на табурет
и кому-то
бормочет стих


* * *
они очнутся на опушке где-то
увидят старый крест прочтут поэт
под бульканье литрового пакета
покуда не закончится пакет

и вдруг они исполненные прозы
вернутся в мыслях в школьные места
их головы поникнут как берёзы
у старого забытого креста

и под внезапное ку-ку кукушки
водя в охрипшем воздухе рукой
один другому скажет кто там пушкин
а то и лермонтов ответствует другой


Мойдодыр—2017

на полуострове Таймыр у озера Таймыр
из землянки выглядывает Мойдодыр
Север не щадит офисных хомяков
но Мойдодыр не таков

он освоился в тундре как сииртя
постиг что рыбу не ловит айфон
ненцы поговаривают полушутя:
подземной старухе по нраву он

а почует нечистое говорит: да ну!
и натягивает тугой лук
злые духи боятся его потому
что не верят в чистоту рук

два раза в год
в Марте и Октябре
он наедается грибов и корней
устанавливает чучело на бугре
подписывает: Корней

потом бьёт в бубен из семи кож
оленьей кровью смазывает естество
кажется он куда-то там вхож
или что-то вхоже в него

кружит кружит
как предводитель слепых
семь потов сходит
семь бед
седьмой страх
кажется не бубен —
молоты и серпы
мелькают в его руках

и тогда появляется крокодил
в котелке с тросточкой
будто не уходил
курит папиросу по-турецки поёт
за ним паренёк с саблей идёт

и исчезают как путевой столб
а за ними другие до края Земли
ненцы приглядывают чтоб
Солнце не крали
море не жгли

утром не выдерживает батыр
а раньше хватало на несколько дней
садится у чучела Мойдодыр
обнимает его Корней

 

 

 

Версия для печати