Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2018, 4

Друг мой рай

Стихи

Документ без названия

 

Евгения Бильченко — поэтесса, прозаик, переводчица. Родилась в 1980 году в Киеве. Доктор культурологии, доцент Института философского образования и науки Национального педуниверситета им.М.П.Драгоманова. Живет в Киеве.


Второе рождение 

Содрав метафор путаный моток, 
Котёнок звука ластится к ладоням. 
И лёгок слог, 
Как пламенный мотор, 
Как след когтей на морде лабрадора. 

Укрывшись под трусливым: «Я шучу», —  
Текут стихи сквозь ранки и подрамки. 
И лёгок слог, 
Как маленький Шевчук, 
Когда пешком под стол ходил на танке. 

Любовь саднит нежнее, чем беда, 
Банальнее, чем фото в инстаграме. 
И лёгок слог, 
Как вещая гряда 
Балтийских сосен с гнутыми хребтами. 

Нескучный сад: старинная краса. 
Чужой смартфон с заставкой из петуний. 
И лёгок слог, 
Как жалкая попса 
О Ларочке на лавочке с Патулей. 

Я помню их: святые лики сёл 
Над чёрной бойней Запада с Востоком. 
И лёгок слог, 
Как писанное в стол, 
Непойманное таинство восторга. 

Не взят блокпост. Не установлен флаг. 
И больно так, что хочется смеяться. 
И лёгок слог,
Как поздний Пастернак: 
Смертельная божественная ясность. 

19 сентября 2017 г.


Сестра

Я праздную тризну, мешая с молитвами маты.
Как чёрная слива, безмолвием зреет округа.
Сегодня они полюбовно убили друг друга —

Два брата.

Я помню немного: как первому шила тужурку,
Как ткала второму кристальные чистые строки.
Славянская осень, не стой у меня на пороге:

Тут жутко.

И ночь мельтешит, заикается, кается зябким
Кислотным дождём, талой водкой, столовским компотом.
И падают листья калин и берёз на капоты

Хозяев.

Наутро я снова останусь и снова уеду,
Рывком застегнув штормовик на последние буквы...
А некий заучка напишет на стенке фейсбука:

«Победа!». 

22 сентября 2017 г.


Дитя революции

Забившись в парку, озверев от рэпа,
Студентом без диплома и жилья,
Я продираюсь сквозь твоё отребье,
Карательная Родина моя.

Сквозь честный русский спирт,
Заморский пафос,
Сквозь дядечек, упавших мордой в Лувр,
На всякий случай лермонтовский парус
В газетку из-под рыбы завернув.

Старушечьей культёю пахнет обувь. 
Игрушечной свободой дышит блог.
Ночами мне всё чаще снится обыск:
Искали Бога в письмах между строк.

Растяжкой трассы больно длятся сосны:
Им финская граница — визави. 
В глубины личной Вологды я сослан
Бердяевским архангелом любви.

Попытка бунта, банта и лицея —
Вчерашний сон, младенческая грязь... 

Монарший мальчик, сняв меня с прицела,
В острог мне носит курево, смеясь.

28 сентября 2017 г.


Ближний

Вот такое хулиганское счастье:
Мамка-воля без восстаний и драк.
Я не знаю, как к тебе достучаться,
Друг мой грохот, друг мой гроб, 
Друг мой враг.

Утрамбованы взаимным демаршем
Наши пули в капитальной горсти.
Я не знаю, как тебя одомашнить,
Друг мой ветер, друг мой лес,
Друг мой стих.

Что ещё тебе о смерти поведать,
Если ты о ней так много молчишь?
Говорю с тобою рифмой по венам,
Друг мой песня, друг мой стон,
Друг мой тишь.

Киммерийцы, печенеги, хазары —
Все позарятся на наш каравай:
Ведь родимся мы с тобой только завтра,
Друг мой память, друг мой ад,
Друг мой рай.

13 октября 2017 г.


Праздник

Ты выходишь из Лавры, в лекцию слив слова.
Догрызаешь вкусняшки, скрытые в рукавах.
Устилая твой шаг, пружинит листва-трава.
Смотришь в небо. Оно — яснее, чем дважды два.
Козинаками пахнет жёлтая Покрова.

Ты выходишь из Лавры. Куришь по две-по три.
Бог смеётся: “Болван, о чём с тобой говорить?
Ты скулишь Ему: “Батя, пачечка — от зари
До зари, а потом я брошу, давай пари?”
Во сыром молоке барочный ковчег парит.

Ты выходишь из Лавры. Смотришь на мир вокруг,
Затолкав под пальто предательский громкий стук.
Ты спокоен. Ты — просто статуя. Ты без рук.
Твоё сердце давно не помнит, кто враг, кто друг.
Ты проходишь сквозь группы в хаки. 
Твой шаг упруг.

13 октября 2017 г.


Вертинский

Что не стало Вальгаллою, будет Ладою.
Над каналами рдеет листва патлатая.
Мы идём по Неве. 
Мы почти подлатаны.
Нам внушил гуманизм экстремист из латекса.
Наши пальцы, голубушка, пахнут ладаном.

Как солдатский сухарь, разломали поровну
Бесноватую землю над чёрной прорубью.
Из барочных глазниц вытекают вороны
И чернильным портвейном плывут по городу.
Наши пальцы, голубушка, пахнут порохом.

Наигрались, намучались, набесилися:
Позвоночник ломается от бессилия.
Разодрали ножом одеяло синее,
Разобрали на башенки храм Василия.
Наши пальцы, голубушка, пахнут силосом.

Эти запахи... Кухни, сортиры, ландыши.
Нафталин из парадной. 
Кольцо из платины.
Ни черта не сбывается. Бог — расплатою.
Одноногие ходят дружить палатами.
Наши пальцы, голубушка, пахнут ладаном.

11—14 ноября 2017 г.

 

 

 

Версия для печати