Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2018, 3

Над лоном волжских струй

Стихи

Документ без названия

 

Стрелков Евгений Михайлович — родился в 1963 году на Урале в городе Тавде. Окончил Горьковский университет, занимался геофизикой. Художник, литератор, редактор альманаха «Дирижабль». Автор книги стихов «Молекулы»(2015) и книги эссе «Фигуры разума» (2015). Лауреат Государственной премии в области современного искусства «Инновация» (2014). Живет в Нижнем Новгороде. В журнале «Дружба народов» печатается впервые.


Тобольская Иппокрена

«Иртыш, превращающийся в Иппокрену»1.
Ежемесячное сочинение.
Капля за каплей.
В глухую вену
впрыск свежей крови,
иной. Живой. В свежем
нумере — речь,
прославляющая Екатерину.
Стихи. И проч.
Чтоб течь
стала течением.
Средь поэтов — Смирнов.
Крепостной, беглый — в Европу,
в университет.
Взалкавший уже не капель,
а выше: струй.
А вышел строй
«в тобольских военных командах».
А всё ж не десять ударов кнутом,
не каторга, не вырезание ноздрей,
как полагалось бы —
милостью Екатерины, Фелицы нашей, бодрей
вдыхай, поэт Николай Смирнов,
свежий воздух огромной реки.
Бодрые строки реки,
не с руки
меланхолия, все эти «прощальные слёзы».
Вот и Радищев с тобой, гранки правит,
а где б ещё довелось
вам встретиться, как не здесь,
двум ссыльным,
у великой сибирской реки.
Медленно, всему вопреки,
неуверенно, но непременно,
Иртыш превращается в Иппокрену.


Памятник

Мне памятником — взвесь,
Процеженная ситом,
Прошитая иглой, прибитая петитом.

Напрасно треплет том щекастый Аквилон —
Всей меди крепче он.
Он пирамид превыше,
Поскольку он — эфир,
И литер пухлых взвесь
Поэзии поток способен в выси взнесть,
Круша упоры и расшатывая крыши.

Нет, весь я не умру,
Трудов и дней настой,
Как губкой, впитан той
Субстанцией в эфире.
И эолийский строй
Над лоном волжских струй
Настроил я в иной, неведомой цифири.

Я Мельпомены звук ловил порой ночной,
С русалочьих рулад снимая негативы.
И в знак моих потуг, могучий Ахелой,
Ты одари меня венком с прибрежной ивы.


Темза в отлив

Памяти Андрея Балдина

1

Челси. Церковь вдоль Темзы.
На траверзе — Томас Мор.
Подсажен на пьедестал,
чтоб были ему виднее
Барки у правого берега, мосты, ледяной кристалл
Нового небоскрёба, левее
Альберт-Бридж, ведущий в просторный сад
С пагодой Мира, прудами, арт-галереей.
То есть почти Утопия, почти идеальный фасад
города, ставшего за прошедших пятьсот добрее
К памяти Томаса: памятник, мраморная доска…
В церкви, правда, безлюдно, но этому есть резон:
Среди тусклых надгробий (о, Йорик!) берёт тоска,
А выйдешь: Темза вдоль церкви — и облачный горизонт.

2

Старая церковь в Баттерси словно одна из тех
барок, что пришвартованы едва ли не за перила
паперти. Те ж деревянные рёбра и та же текс-
тура реек, решёток, палубного настила.
Шпиль, гранённый на восемь румбов, башенные часы
на четыре румба — чтоб не пропустить начала
отлива. На старом кладбище поросшие мхом кресты —
как покрытые ржавчиной кнехты причала.
Утки, казарки, чайки, цапля и выпь
разбирают речные гостинцы, меряя мели,
сквозь алтарный витраж церкви можно наметить нить
курса плаванья в сторону ещё не опознанной цели.
Колокольный бой обозначит подъём на борт.
Флюгер выступит в роли надёжнейшего из ориентиров
И церковный орган выдаст прощальный аккорд,
набранный из десятка гудков буксиров.


1 Первый, издававшийся в Сибири журнал, выходил в Тобольске в 1789—1791 годах.

Версия для печати