Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2017, 9

Записки фрилансера

Повесть

 

 

Гаврилов Анатолий Николаевич родился в 1946 году в Мариуполе. Работал на заводах  и фабриках. Заочно закончил Литературный институт им.А.М.Горького. Печатался в журналах «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Волга», «Енисей» и др. Автор книг: «Старуха и дурачок», «В преддверии новой жизни», «К приезду Н.», «Весь Гаврилов», «Берлинская флейта»,  «Вопль впередсмотрящего». Переведен на многие европейские и китайский языки.  Лауреат премий Андрея Белого и А.П.Чехова. Живет во Владимире.

 

Елохин Павел Владимирович родился в 1958 году в Челябинске. Учился в МГУ  и Кишинёвском университете, кандидат философских наук, работал в АН Молдавии.  Печатался в журналах «Новый мир» и «Литера_Dnepr» (гевастополь), альманахе «Лед и пламень» (г.Москва), альманахе «Владимир». С 1998 г. живет во Владимире.

 

 

Наташа Cassucini Bouci из Булонь-Бийанкур.

Капли для глаз «Оксиал».

Лающий кашель.

АЦЦ.

 

Сухость кожи, глаз, мозга, речи.

Электризация.

Носить х/б.

 

Шатает.

Подозрение на внутричерепное давление.

Следствие черепно-мозговой травмы.

Вариант развития Виллизиева круга.

 

— Капуста очень хорошая.

— Старая или новая?

— Да что старая, что новая; мы их объединим, да и все.

 

Возможна ли аллергия на вино?

Возможна.

Дрожжи, пыльца, плесень, диоксид серы, пестициды.

 

Снабжение мозга кислородом.

Разброд и шатание.

Сесть посередине дивана.

Некоторое время сидеть.

Потом лечь.

 

Метод Сократа.

Диалог между двумя индивидуумами.

Диалог между шизиком и параноиком.

 

Батуми — столица Аджарии.

Боржоми — курорт.

Купить пустырник-форте.

Опера «Манон Леско».

«Челси» — «Манчестер Юнайтед».

 

Лето было дождливое.

Жидкость коричневого цвета со специфическим запахом.

Детали детского конструктора.

Наждачная бумага.

Колготки.

 

Физико-химические исследования колготок.

Опоясывающий лишай.

«Лет десять назад шлюхи меня занимали». (Флобер)

«Манчестер Сити» — «Барселона».

 

Спросить у него, какие он мне сегодня уколы делал.

Нательное белье лучше х/б, тогда не так электризуется тело.

Перед массажем зубные протезы лучше снять.

В дни магнитных бурь лучше сидеть дома.

 

Еще Гиппократ говорил о пользе водных процедур.

Винпоцетинпроизводное растительного алкалоида.

Легкое метро до Зеленограда под большим вопросом.

Роман Персига «Дзен и искусство ухода за мотоциклом».

 

Южное Тушино, метро 15 мин. пешком, дом кирпичный, 3-й эт. 4-х этаж. дома, балкон.

«Сток Сити» одолел «Суонси».

«Реал» не справился с «Легией».

 

Купить социальный проездной для друга.

«Ростов» — «Бавария» 3:2.

Пасмурно, снег.

Хурма.

Оттепель.

Поливитамины.

 

Солнечно, тихо.

Он нигде не работает, но ходит в дорогих ботинках.

Пасмурно, снег.

 

Стоимость квадратного метра жилья в Париже.

Он нигде не работает, но покупает дорогой помазок для бритья.

Сэмюэл Питер вернулся на ринг и одержал победу.

На рынке сгорел продуктовый отдел.

 

Стоимость квадратного метра жилья в Лондоне.

Танцы на льду. Короткая программа.

Мельдоний.

«Монако» разгромил ЦСКА.

 

Пасмурно.

Москва — Тула — Орел — Курск — Белгород — Харьков — Волноваха — Мариуполь.

Джон Донн.

Солнечный ветер.

 

Духовой оркестр в школе, в армии.

Помирать — так с музыкой.

Выкрутасы.

Не горячись.

 

Это было пять дней назад.

АЦЦ.

Ветер, лед.

Это было в понедельник.

 

Пасмурно, дождливо.

Повесилась школьница.

Концентрация формальдегида превышает предельно допустимую.

Первый снег в осенней мгле.

Коньяк «Баграт».

«Челси» — «Манчестер Юнайтед» 4:0.

 

Она явилась с рюкзаком, сейчас поедем на охоту на вальдшнепов, но сначала мы заедем в больницу, чтобы получить суточную дозу галоперидола.

 

Сервант. ДСП. Куплен в условиях товарного дефицита.

Милдронат.

Барсучья шапка.

Черное небо над Мещерой.

 

За окном упало дерево.

Он едет на дачу.

Она звонит ему на дачу с требованием немедленно приехать и поменять смеситель.

Пора называть вещи своими именами: прошмандовка.

 

Глазные капли.

Цитрамон.

Кефир, молоко.

Минеральная вода.

 

У любого человека три врожденные фобии.

Выяснить.

«Реал» разгромил «Атлетико».

Пасмурно, дождливо.

 

Красим оградки, вырываем траву, сажаем цветы.

Аль Пачино жил в криминальном районе, у него было прозвище «Актер».

Оттепель, скользко.

Танцы на льду, короткая программа.

 

Пасмурно, снег.

Купил ремешок для часов.

Погода в Мадриде, в Нерюнгри.

Стоимость номинального обеда в Житомире.

 

Он что-то веселое рассказывает из своей юности, она внимательно слушает, бледнеет, сползает со стула.

 

Движение — основа жизни; что не движется, то мертво.

Движется в сторону СИЗО, церкви и закусочной «Старый приятель».

Закусочная заколочена.

Движется дальше, исчезает в осенней мгле.

 

Проблема войти в зрительный зал кинотеатра, они уже в предвкушении кинокомедии, и тут появляешься ты со своим аутизмом

Аналогично: театр, стадион, ресторан, похороны.

 

Лихорадочные сборы в школу, на поезд, на самолет, на свидание, на собственную свадьбу, вечный страх опоздать.

 

Выучить английский, уехать в Англию, ходить на «Уэмбли», быть приглашенным на ужин к Елизавете.

 

Она учится в институте, живет рядом с кладбищем, недавно познакомилась с молодым человеком, все ничего, только кладбища он боится.

 

Палата, ночь, он стоит у окна и тоскливо смотрит на снег, деревья, церковь, Бог молчит, снотворное не помогает, пьяное прошлое продолжает терзать душу.

 

Ремонтировал швабру. Бук. Не справился.

 

Выучить испанский, уехать в Испанию, ходить на «Камп Ноу», быть приглашенным на ужин к Филиппу.

 

Погода прекрасная, в связи с чем лягу спать.

 

Окурки на автобусной остановке ожесточенно спорят, кто из них более аристократ, дождь, замолчали.

 

Аэропорт «Жуляны», зал ожидания, старик в ватнике и кирзовых сапогах и его дочь в стиле Бриджит Бардо.

 

Выучить французский, уехать во Францию, ходить на «Стад де Франс», ужинать в обществе Патрисии Каас.

 

Ездил с Борисовыми в Борисовское ловить рыбу, ничего не поймали, зато наломали кукурузы.

 

Карбюраторщик таксопарка похож на актера Дворжецкого из фильма «Бег», он знает об этом, гордится этим.

 

Отдыхала в санатории. Все хорошо, только по ночам за стеной буйствовал пьяный сосед.

 

Осенний вечер, чистка проса, внутренний бунт молодого N.: не для проса он создан!

В процессе работы смиряется, переходит в состояние согласия.

 

Он смотрит на доску и думает, что из этого можно сделать.

Что угодно, только не банальность!

Что-нибудь эксклюзивное!

В итоге получается разделочная доска.

 

Группа подростков движется в сторону садов воровать персики, идут, болтают, смеются, и только один идет молча, ему страшно, он бы с радостью повернул домой, но нельзя — будешь вычеркнут из круга друзей.

 

Она, общительная, бесхитростная, вышла замуж за нелюдимого чмо с претензиями на гениальность.

 

На постоянную работу требуется сборщик противогазов.

 

Ходить в гости, принимать гостей.

 

Зацвел зигокактус, он же кактус Шлюмбергера, он же «декабрист».

 

Продается саманный дом, море рядом.

 

Амперский спуск переходит в улицу Розы Люксембург, дальше — море

 

Непролазная грязь, кирзовые сапоги.

Жизнь дерева не так проста, как кажется.

Соседка в розовом пеньюаре летит над черными глыбами вскопанного огорода  в уборную.

 

Кирико сближается с сюрреалистами, а потом уходит в академизм.

 

Купил гитару, самоучитель, ничего не добился, разве что это каким-то образом скрасило время, когда непогода, дефицит хороших книг и общения.

 

Пришла весна, цвели дрова и пели лошади.

Суицидальные настроения.

Если жизнь дерева не так проста, то что уж говорить о человеке.

 

Он работает художником-оформителем, пишет стихи про яркую любовь, импотент.

 

«Много больных, издерганных, сумасшедших или играющих в сумасшедших».  (И.Бунин)

 

Проснешься, увидишь за окном обледеневшие деревья и снова уснешь.

 

Дрожащие руки, невнятная речь, комплекс неполноценности.

«Литературный персонаж должен жить ярко».

 

Днем тает, к вечеру подмерзает.

 

После черепно-мозговой травмы он стал улыбаться.

 

Помочь ближнему не упасть, и при этом избежать искушения пошарить по его карманам.

 

Купить мотоцикл, никуда не ездить, читать роман Персинга «Дзен и искусство ухода за мотоциклом».

 

Спускаешься с жаркой вершины холма в прохладный овраг, выходишь к речке, купаешься, дремлешь в тени под одичавшей яблоней.

 

Длинный список тех, кого он предал.

Страшно.

Потом ухмыльнулся, подумал, что это еще не конец, есть еще кого предавать.

 

Крем детский, с витаминами A, F.

Тремор.

Провериться на калий.

Трезвым шатает, выпьешь — не шатает.

 

Потемнело, погремело, пошел дождь, все замерло, замолчало, и только какая-то птица во мраке мокрой зелени продолжала петь.

 

Ему удалось смирить свое эго, преодолеть позерство и самолюбование.

 

Климат промежуточный для промежуточных людей.

 

Холода, тревоги, да степной бурьян.

 

Курица пьет дождевую воду из черепа лошади.

Мотоциклист опрокидывается в отстойник свинофермы.

 

«Не страшны тебе ни зной, ни слякоть».

«Откройте скорей — почтальон у дверей».

«О, мадонна, как ты идешь, ты вот-вот упадешь».

 

Дом саманный, крыша черепичная.

С обрыва открывается панорама реки и заречных далей.

Под скалой — пещера, а в пещере — глина.

Лепит из глины что на ум взбредет.

 

Бандиты распяли участкового Удота на кладбище, на кресте, в пасхальную ночь.

 

Что ты маешься, что тебе нужно?

Ешь, пока рот свеж, а завянет — и собака не заглянет.

«Да будет свет», — сказал электрик и перерезал провода.

 

— Фисташки полезны, — сказал он девушке.

— Дедушка, шел бы ты домой, — ответила девушка.

 

Он бежит, спотыкается, падает, снова бежит, останавливается, погружается  в размышления, умирает.

 

«Смысл явления тем глубже, чем резче на нем печать смерти». (В.Беньямин)

 

Продается дом саманный, толщина стен — 3 метра.

 

— Жаль.

— Жаль.

— Но могло быть иначе.

— Могло.

 

— Ты давно в этом городе?

— Давно.

— Как тебе город?

— Город как город.

— Тебя здесь били?

— Неоднократно.

 

«Собственно говоря», — подумал он, но тут вошел отец и сказал, что нужно заниматься делом, а не фигурийствовать.

 

Один говорит о духовности, другой в это время думает выпить.

 

Погода стояла прекрасная.

Ты, наверное, помнишь.

 

С некоторых пор родственники и друзья перестали приглашать меня в гости.

 

«Ощущение своей малости и ничтожества меня успокаивает». (Г.Флобер)

 

Она вышла замуж за сына директора крупной фирмы, и дело тут не в меркантильности, а в том, что…

 

С такими тормозами лучше не выезжать на алкогольную дорогу.

 

Заходил в отделение милиции, предлагал свои услуги информатора-осведомителя.

 

Темно, скользко.

Говорим о поэзии.

 

— Уезжаю в Таганрог, там дом, приусадебный участок, море.

— И женщина.

— И женщина. Одинокая.

— И она согнет тебя в бараний рог.

 

Нужно побольше деталей, метафор, идей.

 

Идеи твои хороши, готов участвовать в качестве подсобного.

 

Митинг против чего-то — или за что-то.

Собрался, но не пошел.

Остался дома, смотрел футбол.

 

Он куда-то едет, рядом садится девушка, она в наушниках, что-то слушает свое, может, Баха, ему хочется поговорить о чем-то отвлеченном, но…

 

И то, что нам сегодня кажется интересным, завтра уже никому не нужно.

 

То Кьеркегор, то тушеная капуста с копченостями, то цены на жилье в Подмосковье, то пробиотики, то Мирча Элиаде.

 

День был хмурый.

Из темных лесов тянуло грибами, ягодами, лещиной, крушиной, волками, медведями.

 

Каток, кто-то скользит по льду.

Пили вино, читали стихи.

Они должны встретиться и обсудить план дальнейших действий.

 

Молодой, сухой, нервный, живет в районе тюрьмы, балансирует между тюрьмой  и могилой.

 

В аудиторию входит доцент, он долго и пристально смотрит на студентов, потом смотрит в окно, потом произносит «экзистенциализм», потом молчит, потом сообщает о новостях сельского хозяйства, снова пауза, потом обращает внимание на проблему положительного героя в советской литературе…

 

Серый зимний день, черные деревья.

Чай, печенье «Привет».

 

Дикая смесь из любви к ближнему, лицемерия и цинизма.

 

Ремонтировал диван, доремонтировался до полной его непригодности.

 

Продвигаясь галсами, провоцируя господствующий ветер на опрокидывание, изображая «бунтарство».

 

Она изо всех сил пытается уйти от болезни, ходит на лыжах, бегает на коньках, окунается в прорубь, уезжает в Гоа, уходит в тайгу на охоту, волонтерствует в зонах стихийных бедствий и боевых действий, но вот снова является шиза, и снова карательная психиатрия.

 

Высокоскоростной поезд «Хундай» на высокой скорости разваливается и застывает  в холодной степи под Запорожьем.

 

Он не уверен в достоверности того, о чем говорит.

 

Больше легкости, игры, фантазии, пусть мы услышим запах хвои, звон и свет игрушек.

 

Беседа с собой под приглушенный блюзовый фон, на границе сна и яви.

 

Участковый милиционер очень быстро раскрывает преступления — он их сам сочиняет и раскрывает, за что имеет поощрения и перспективы карьерного роста.

 

Танго в школе, в кабаке, дома, на улице, медленно, почти без движения, млея.

 

Кирпичное здание дореволюционной постройки, отопление — дрова и уголь,  в полуподвале — библиотека и слесарно-столярная мастерская, сортир во дворе, клены, акации…

 

Нерюнгри, сопки, тайга, угольный разрез, спирт, общага, вечерние потасовки.

 

Лежит в больнице с ножевым ранением, смотрит на замерзшую реку.

 

Начертите график месячного хода температуры по данным ваших наблюдений.

Начертите розу ветров по данным ваших наблюдений.

 

Ожидается мокрый снег.

Ожидается приход человека, которого не хочется видеть.

 

Тихо, с прояснениями.

«Сток Сити» одолел «Суонси».

«Реал» не справился с «Легией».

В ванной чинно прогуливается насекомое на длинных тонких ножках.

 

Скажется ли оттепель на озимых культурах?

«Малага» выиграла у «Спортинга».

«Марсель» уступил «Монпелье».

 

Зимними вечерами он ходит на подготовительные курсы в металлургический институт.

Здание старинное, дореволюционной постройки, настоящий мраморный пол и колонны, высокие потолки, лепнина, люстры, смазливые (а главное — умные) девушки — голова кружится, будто совсем в другой мир попал, тут бы не поскользнуться на гладком мраморном полу.

 

Волоокая гречанка Халамбаш, дочь директора автобазы «Спецсельхозстрой».

 

Миниатюрная гречанка Дорогач, работает на молокозаводе, обвиняется в хищении сметаны, реально светит срок, но ее прикрывает капитан милиции, любовник Удот.

 

Тахтар, сын директора рынка, поет, играет на гитаре, лишен прав за управление автомобилем в нетрезвом виде.

 

Гайтан, дочь заместителя директора завода «Тяжмаш», выходит замуж за непутевого слесаря завода стиральных машин.

 

Отдыхала в санатории, воздух хороший, питание не очень.

Опавшие листья, моросящий дождь.

Судоремонтный завод на грани банкротства.

Виктор Иванович лежит под забором.

 

Облачно, дождь.

Облачно, снег.

Не все еще убрано с полей.

 

Небо воспалено и отечно.

Мерцательная аритмия.

Судороги и припадки Вселенной.

 

Дождь, на дачу не поехал. Пора кончать с этой дачей. И с машиной. Все это — недоразумение.

 

— Все хорошо. Только дождливо было.

— Никогда больше сюда не поеду.

— Идеальное место для отдыха.

— Ничего хорошего. Больше туда не поеду.

— Самые приятные впечатления.

— Меня там ограбили.

— Ощущение полета души и тела.

— Понравились конные прогулки.

— Питание плохое, рыба тухлая.

— Вечером нечем заняться.

— Много жлобья.

— Люди везде одинаковые.

— Звукоизоляция плохая.

— Все хорошо, только хамство обслуживающего персонала.

— В городском саду можно посидеть на лавочке у обрыва и полюбоваться морем.

— Люди вполне доброжелательные.

— Я бы не сказал.

— Там много грибов и ягод.

— Я всегда мечтала, сидя на балконе, пить кокосовый коктейль и смотреть на море.

— Люди улыбчивые, добрые.

— И обладают незаурядным чувством юмора.

— Проводятся прогулки на лошадях и дегустация вин.

— По желанию можно принять грязевые ванны.

— Подводный массаж.

— Минеральные клизмы.

— Иглотерапия.

— Настольный теннис.

— Осень относительно теплая.

— Экология в пределах нормы.

— Но криминал.

— Не больше, чем в других местах.

— Меловые горы — не подарок для щитовидной железы.

— Фрукты, овощи, арбузы, дыни.

— Больные быстро поправляются.

— Не скажите. Дым, гарь, дышать нечем.

— Но река чистая.

— Раки водятся.

— Рельеф холмистый.

 

Миллионер приглашает нищего друга юности в ресторан, нищий ведет себя дерзко, хамовато, паясничает, демонстративно покидает ресторан, гордится своей «независимостью», хочет вернуться в ресторан, он еще не все сказал…

 

Хлипкая калитка снабжена хитроумной системой запоров.

Просто так не войдешь.

Просто так не войдешь в его стиховую систему, частично слизанную с Тютчева, частично — с Мандельштама.

 

Металлургический смог, дышать нечем, некоторые ходят в противогазах, тем не менее на днях в драмтеатре состоится Осенний Светский Бал.

 

Ожидается снег с дождем и сильный ветер.

Скоро Новый год.

Покупать елку или не покупать?

Позвонил Апентьев с требованием немедленно встретиться у драмтеатра.

Ответил, что уезжаю в Одинцово.

Включил «Ночи Валькирии», уснул.

 

Люмбаго, апизартрон, пояс из собачьей шерсти.

Лежать и слушать Малера.

Позвонил Апентьев с требованием немедленно встретиться у драмтеатра.

Ответил, что уезжаю в Одинцово.

 

Тает, ручьи, черные кусты и деревья, ученики после уроков расходятся по домам, перебрасываются снежками.

 

Дорога чистая, на обочине немного снега, скорость 110, рыжий свет фонарей, снежок.

Восьмой этаж, двухкомнатная квартира, стандартная мебель, книжные полки.

За окном ночь, метель, фонари.

Приснилась незнакомая женщина, что-то предвещает близость, ее нет, и слава Богу.

Утром нужно сходить в магазин и купить что-нибудь на завтрак, не пошел, заварил  в эмалированной кружке суп, прихлебывал, попутно читая что-то про Эйнштейна.

Далее все сделал, что нужно было сделать по условиям договора, благополучно вернулся домой, рухнул, спал без просыпу сутки.

 

Ищешь документы, натыкаешься на фото: мечтательный подросток смотрит куда-то в небо в условиях приблатненной окраины города.

 

— Что ты можешь сказать о восьмой симфонии…

— Я ненавижу музыку.

 

Звук стиральной машины вызвал в памяти предзимнюю погоду, аэропорт Внуково, обмен взглядами с незнакомой женщиной.

 

Ноябрьский вечер, ресторан «Приморский», трое за столиком, разговор что-то  не вяжется, шум осеннего моря, скрип деревьев.

 

Чужая аура колеблет собственную.

Аллергия на что-то цветущее.

Аллергия на болтливость.

Никуда не ходить.

 

Сложен хорошо, охоч до женщин, сообразителен, хитер, не курит, к спиртному равнодушен, следит за новостями международной жизни, атеист.

 

— Мне здесь понравилось.

— Да, ничего, жить можно.

— Много красивых исторических зданий.

— Да и не такие уж они исторические.

— И вода тут не очень.

— И воздух.

— И этот постоянный ветер.

— И люди какие-то хмурые.

— И море грязное.

— И преступность.

 

Зашел в общепитовскую точку с высокими стойками, взял суп с яйцом, надавил на яйцо ложкой, яйцо выпрыгнуло из тарелки и опустилось в тарелку старушки и забрызгало ее, и она закричала: «Продолжайте в том же духе! Продолжайте в том же духе!»

 

— Ты можешь по запаху и вкусу определить сорт винограда, из которого сделано вино?

— Я могу по твоему внешнему виду определить, сколько и чего ты вчера выпил и что тебе нужно сделать сейчас, чтобы не вызывать «неотложку».

 

Посетил Русский музей. Не смог сосредоточиться ни на Блейке, ни на Караваджо, ни на прочих из-за женских ног. Взгляд то и дело соскальзывал с шедевров искусства на шедевры природы. И куда ни пойдешь — везде эти ноги, сучий их потрох.

 

Зимняя ночь, морг.

Он пьет казенный спирт.

Ночь, спирт, трупы.

 

Колизей, честно говоря, не впечатлил, к тому же выпотрошили сумку: деньги, косметика, кусок недоеденной пиццы.

Хорошо, что в Ватикане бесплатные туалеты.

 

Приходили гости с детьми, дети сломали дверную ручку в туалете, рулонодержатель, проткнули усилители-стерео, опрокинули на новый палас банку с вишневым компотом... Мы гостям сказали, чтобы в следующий раз либо без детей приходили, либо чтобы контролировали. Обиделись.

 

Нахожусь в больнице. Черепно-мозговая травма. Стал более разговорчивым, чаще улыбаюсь, оревуар!

 

 

Версия для печати