Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2016, 12

Созвездие талантов из Апшерона

 

Выставка «Созвездие Апшерона. Азербайджанские художники 1960-1980-х годов», развернутая в залах Государственной Третьяковской галереи на Крымском валу, вызвала не только немалый искусствоведческий интерес, но и побудила к размышлениям более широкого порядка — об особенностях азербайджанской живописи и искусства в целом.

Еще в давние советские времена Азербайджан воспринимался во многом самой «западной» из «восточных» республик Союза. И имелась в виду не только география, хотя условная граница между Европой и Азией как бы обходит Азербайджан, оставляя эту ныне независимую страну на территории Азии в непосредственной близости от Европы.

Культурное пограничье представителей азербайджанского искусства проявлялось в открытости миру, готовности впускать в свое творчество, в образную структуру произведений разного рода влияния и веяния, которые органично сочетались с продолжением традиций национального искусства.

Нынешняя выставка, включающая работы двенадцати живописцев и одного скульптора, подтверждает, что влияние европейского искусства в них, конечно, ощутимо, но не настолько, чтобы заметать буквальное следование стилистике Шагала, Пикассо или других мастеров живописи ХХ века.

Так, в полотнах Саттара Бахлулзаде влияние импрессионизма, конечно же, ощутимо, но при этом способствовало созданию собственной стилистики пейзажей, поэтизирующей, возвышающей достаточно суровую реальность скалистого Апшеронского полуострова, моря и силуэтов нефтяных вышек. Живописец по праву считается основоположником азербайджанского импрессионизма.

Фигура Тогрула Нариманбекова привлекает внимание и драматической судьбой художника, и самобытностью его творчества. Сын азербайджанского инженера, получившего образование в Тулузе, а затем репрессированного, и матери-француженки, он в полной мере ощутил на себе давление советской системы. Возможно, поэтому в своих художнических приоритетах он выбирал контрасты и драматическую напряженность. Экспрессивная красочность, осязаемая предметность в его полотнах причудливо переплетаются с традициями национального искусства — ковроткачества, керамики, миниатюрной росписи — и подчеркнутой декоративностью. Сам художник своим творчеством выражал возможность успешного сочетания абстрактного и фигуративного искусства.

Мир Востока, преображенный особым взглядом и талантом художника, предстает и в полотнах Джавада Мирджавадова. Точнее, живописец не столько воссоздает, сколько творит свой образный мир, спрессованный из азербайджанского фольклора, притч, сказок и легенд и пропущенный через душу современного человека, трезво и, порой, жестко размышляющего о самых сложных аспектах бытия. В эссе «Моя декларация» Джавад Мирджавадов так формулирует свое художническое кредо: «На основе новейшей эстетики я преобразую реальность своих ощущений, и каждая моя картина — это не отражение мира, она сама есть МИР. В нем помещаю солнце, людей, луну, коней. Звезды на небе, узор ковра и кристалла — все проявления необъятной жизни пульсируют на холстах… Они — единая картина, непрерывная музыка, подобная фуге Баха. В полифонии гротеска и нежности, чудовищности и лучезарности я разворачиваю фантасмагорию БЫТИЯ, где звучит контрапункт ДОБРА и ЗЛА».

В фантасмагорическом мире полотен Расима Бабаева живут сказочные персонажи: дэвы, волшебные птицы, восточные красавицы и прочие создания, рожденные фантазией художника. В широчайшей палитре авторских позиций — от мягкой иронии до философской аллегории и едкого сарказма — находится место и добрым старикам и старушкам, и фантастическим существам, и чудовищам в человечьем обличье.

Значительное место на выставке заняла производственная тема. «Нефтяники», Индустриальный пейзаж» Тофика Джавадова, «Индустриальный Баку»  Надира Абдурахманова, «Нефтеналив» Расима Бабаева и другие работы выполнены лаконично, порой, с приметами сурового стиля, и лишены того ложного пафоса, какого было в избытке во множестве работ того периода истории.

Знаменитый живописец и график Таир Салахов довольно неожиданно предстал на выставке в качестве театрального художника, представив эскизы декораций к спектаклю «Смерть в Гюлистане» по пьесе Джлибекова, и подтвердил высокое мастерство владения композиционными решениями.

Украшением выставки стали скульптурные работы Фазиля Наджафова, которого по праву называют основоположником авангардизма в скульптуре Азербайджана.

Важно отметить, что выставка «Созвездие Апшерона» подготовлена Государственной Третьяковской галереей при поддержке Министерства культуры Российской Федерации совместно с Фондом Гейдара Алиева (Азербайджан) и Фондом Марджани.

 

 

Версия для печати