Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2016, 11

«Я очень боялся, что Сильвера убьют...»

Ованес Азнаурян, прозаик (г

 

Роман Сенчин, прозаик (госква)

 

Книга моего детства?.. На такой конкретный вопрос, оказывается, очень сложно ответить так же конкретно. Пришлось многое вспомнить, перебрать десятки тех книжек, что когда-то не выпускал из рук. Лет в пять, например, любимой была книжка «Маленькая Баба-яга». Очень жалко было эту Бабу-ягу, у которой не получалось правильно колдовать… Потом довольно долго я не мог расстаться с книгой «Эмиль из Леннеберги». Хотел быть похожим на этого озорника Эмиля, за что не раз подвергался наказаниям.

На грани детства и отрочества читал и не мог начитаться «За березовыми книгами» и «Сорока изыскателями» Сергея Голицына…

Но книгой детства, думаю, стал «Остров сокровищ» Роберта Льиса Стивенсона. В период лет с девяти до тринадцати я прочитал ее много-много раз, целые куски знал наизусть, некоторые эпизоды мне снились — как шлюпки плывут к острову, как светятся горы монет в пещере...

«Остров сокровищ» — первая книга, в которой я встретил вроде бы абсолютного злодея, но одновременно и необыкновенно симпатичного человека — это Джон Сильвер. И, читая книгу в первый раз, я очень боялся, что его тоже убьют, а когда автор его не только пощадил, но и отпустил с мешком денег, почувствовал радость. Хотя ясно, что Сильвер наверняка еще доставит многим людям немало бед.

Кстати, увидев в фильме, что Сильвера хоть и нечаянно, но убили, я был очень обижен на Олега Борисова, который сыграл Сильвера… До сих пор, считая Борисова великим актером, я сохраняю ту детскую обиду. Почему он не настоял следовать сюжету книги? Его бы режиссер послушался…

«Остров сокровищ» очень увлек меня не только чтением приключенческой литературы, но и желанием писать самому. Я пытался сочинить историю жизни Сильвера до «Острова сокровищ», его плавания с Флинтом, жизнь после того как он сбежал с мешком денег… Может быть, я бы посвятил этому (да и развитию историй из книг Жюля Верна, Вальтера Скотта) годы, но, к счастью, вскоре наткнулся в нашей домашней библиотеке на старые номера «Вокруг света» с повестью о Бене Ганне. Начал читать с жадностью, но вскоре бросил — это было ужасно и как-то некрасиво. Да и бесполезно. Сколь ярко ни описывай Флинта живого, он не станет ярче того, о котором, дрожа от страха, вспоминают пираты.

Книга «Остров сокровищ» до сих пор всегда от меня поблизости, и сейчас, когда я стал писать этот ответ, без труда нашел ее на полке. Часто открываю, читаю две-три страницы, и внутри меня начинает работать какой-то необходимый моторчик.

Впрочем, читал и читаю я перевод. Я не знаю иностранных языков и потому не могу судить, хорошо или плохо писали Стивенсон или Маркес, Уэллс или Гамсун. Абсолютное большинство знают «Остров сокровищ» в переводе Николая Чуковского. Но насколько он точен?.. В начале 90-х я прочитал другой перевод «Острова сокровищ». Наверное, более близкий к оригиналу; тот перевод ближе к другим произведениям Стивенсона. Но в нем не было той динамики, того очарования, какие есть у Чуковского. Если бы я прочитал эти два перевода в детстве, наверняка бы оказался в сильном замешательстве, может, и какую-нибудь психотравму получил… Но и для взрослого человека подобные факты тяжелы. Что-то размывают в душе.

Нечто подобное произошло с «Робинзоном Крузо». Я, как и все советские дети, вырос на переводе (а вернее, «пересказе», как честно указывалось в изданиях, правда, не во всех) Корнея Чуковского. А уже лет в двадцать пять наткнулся на «Робинзона Крузо» в переводе Марии Шишмаревой. Она перевела роман Дефо еще в 20-е, кажется, годы, и время от времени ее перевод выходил в свет и в 1970-е, и в 1980-е, но до поры я на него не натыкался…

Прочитав перевод Шишмаревой, где Робинзон Крузо совсем не такой, как у Корнея Ивановича, я приуныл… Понятно, что детям необходимо читать жизнеутверждающий вариант Чуковского, но ведь есть вариант автора — Даниэля Дефо…

Сложно, сложно с переводными книгами. Да и книги русских писателей порой перекладывают так, что диву даешься. Но тем не менее «Остров сокровищ» я не только помню и люблю по своему детству, но и не оставляю на пятом десятке. Это, видимо, не только книга моего детства, но и одна из пяти-семи книг жизни.

…У меня нет внуков. Надеюсь, пока. Есть дочки. Одной восемнадцать лет, другой — одиннадцать. Старшая твердо сказала, что книга ее детства — «Гарри Поттер», особенно роман «Орден Феникса». Ладно, думаю, мои вкусы родители тоже не всегда понимали, но не давили…

Младшая дочка так же твердо ответила на мой вопрос:

— «Айболит».

Я усмехнулся:

— До сих пор?

Она посмотрела на меня серьезно, как-то по-взрослому, и сказала:

— Но ты же спрашиваешь о книге детства.

— А, ну да, ну да, — спохватился я и почувствовал неловкость от своей
усмешки. — Спасибо, дочка.

 

 

Версия для печати