Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2016, 11

«Теодор Драйзер подпортил мне судьбу»

Ованес Азнаурян, прозаик (г

 

 

Мои книги детства — это Пушкин: у няни был огромный том полного собрания, вот его она мне и читала. И «Четвертая высота» Елены Ильиной. Помню неизгладимое впечатление от коричневого с драконом тома «Сказок Буковины» — страшные, завораживающие, рождающие фантазию. Позже были Грин, Борис Васильев, Теодор Драйзер. Вот он-то и подпортил мне судьбу со своей «Дженни Герхардт», словно продиктовал. Ну, и конечно, вся поэзия взахлеб, от русской до советской — это было уже не чтение, а срастание.

Сын все детство обожал «Синюю птицу», просил перечитывать. Вообще мы много с ним книг прочитали, но сейчас в его 14 лет у него немного странный для меня выбор — Фицджеральд, Сэлинджер, Томпсон. Мне кажется, конкретными книгами он начинает интересоваться, когда его поражает кино по этим книгам. Ну, хоть так.

 

Мария Ватутина, поэт (госква)

 

Версия для печати