Опубликовано в журнале:
«Дружба Народов» 2015, №11

Пингвины по небу летят

Стихи

 

 

В зоомагазине

Со мной продавец говорил церемонно,
Отвесив с порога глубокий поклон:
— Зачем вам собака? Купите дракона!
Отличный питомец — домашний дракон!

Взгляните, какая умильная морда,
Когтистые лапы, чешуйчатый хвост...
Немножко обидчивый, может, и гордый,
Но в целом — добрейший крылатый прохвост!

Летая под люстрой, гостей забавляет,
Работает грелкой и чай кипятит,
Живёт триста лет и простуды не знает...
Во всех отношениях выгодный вид!

Драконов осталось на свете немного,
Не медлите! Сделайте детям приятно!
А огнетушитель и мазь от ожогов
Мы выдадим вам совершенно бесплатно.

 

Про дракошу и грибы

Кудрявый дракоша
В
зелёных галошах
Несёт через лес кузовок,
И строгие ёлки
Отводят иголки,
Заслышав его топоток.

А в лапах дракоши
Серьёзная ноша
(Дракоша прошёл целый бор!) —
Сестрички-лисички,
Ребята-опята
И
красный большой мухомор.

Дракоша с грибами
Т
оропится к маме,
Доволен собою и горд:
Ведь мама дракоши,
Кудрявая тоже,
В награду печёт ему торт.

 

Юнга

Гранитной рыбой гордый город
П
лывёт по медленной Неве,
И солнца раскалённый молот
Завис в звенящей синеве.

Ни шороха. Один мальчишка
У
Львиного моста сидит,
Как в воду, провалившись в книжку
(Джек Лондон? Может быть, Майн Рид?)

За поворотом ждут пираты...
Даёт команду адмирал...
Он — вдохновенный и лохматый
Наследник тех, о ком читал.

Мечты и юность — ненасытны.
Вода сверкает горячо.
Лев тянет морду, любопытный,
И тычется ему в плечо.

 

Удивительное происшествие, которое случилось со мной
четвёртого декабря в три часа пополудни

Сидел я как-то на окне
Порою зимней,
Вдруг вижу — реет в вышине
Косяк пингвиний!

Пингвины по небу летят,
Руля хвостами,
И едут трое пингвинят
Верхом на маме.

Среди пушистых облаков
Пингвинья стая
П
лывёт, троллейбусных усов
Не задевая.

И животы, как молоко,
Вверху белеют…
— Куда вы, братцы?
— Далеко!
Сейчас — в Гвинею.
Там отдохнём и загорим,
а после, в марте,
на Южный полюс полетим.
Следи по карте!

...Пусть хоть тюлени за окном
Л
етят в Гвинею,
Но нам, котам, милее дом
И батарея.

 

Королева ёжиков

Приятно познакомиться, я Королева ёжикофф
Больших и самых маленьких, домашних и лесных,
Игольчатых, ффырчательных и лапотопотательных,
Весь день с утра до вечера я поучаю их:

— Яблок ффкладоффке проверьте количество!
— Будет исполнено, Ваше Величество!
— Глубже под листья запрячьте грибочки,
Чтобы хватило и сыну, и дочке!

А тёплой ночью ффавгусте, когда на небе звёздочки —
Как наливные яблочки на иглах у ежа,
Я песни колыбельные под голоса свирельные
П
ыхчу тихонько подданным, покой их сторожа:

— Спите, ежата, под пледом из листьефф!
Осень уже приготовила кисти,
Скоро раскрасит весь лес фф золотой,
Чтобы вам слаще дремалось зимой.

 

Из цикла «Тайная жизнь домашней утвари»

Укрощение строптивой

Хозяйка считает меня за царицу,
Хранит в застеклённом буфете.
Прошу вас уйти! Соблюдайте границу!
Ну что за упрямые дети…

Опять атакуют! Пока безуспешно.
Грозятся мне ложкой столовой.
Быть первой красавицей трудно, конечно,
Особенно в нашей столовой.

На эту возню я гляжу с верхней полки
С
печальной, но гордой усмешкой:
Под крышку мою не пролезет иголка,
Её не свинтить сладкоежке!

О нет! Принесли из сарая стремянку!
Хватают меня с нетерпеньем
П
рочь руки, невежи! Я крепкая банка,
Сердитая банка с вареньем!

 

Маленький пароход

Мой дедушка был пароход.
Он важно плыл по глади вод,
Штурмуя грудью волны.
Взлетала пена над кормой,
А он упорно шёл домой,
Углём и гулом полный.

Мне пароходом уж не стать —
Но тот же профиль, та же стать
И
нос зеркально гладкий.
Какой напор! Какой накал!
Налягу грудью на крахмал —
И разойдутся складки.

Пускай плыву не по волне,
На васильковой простыне, —
Я каждый день при деле.
Вот остров-пуговица — ой!
Скорей левее, рулевой!
Едва на риф не сели.

Откинуть штепсель на восток!
Равненье строго на носок!
Теперь — пелёнки внучке!

…Когда ты все погладишь, друг,
Погладь тихонечко утюг
П
о кнопке или ручке.

 

Ветеран

Скажи-ка, скалка, ведь недаром
Мы встретились в буфете старом
У
кухонной плиты?
Я помню, пушки громыхали
И
пули пчёлами жужжали.
Была в бою и ты!

Хозяин мой вскричал: «Ребята!
Нас не возьмет француз проклятый!»
Но взвизгнула картечь —
И я скатился в пыль под стягом.
Я шлемом был! А стал дуршлагом.
Прощай, родная сечь!

Теперь во мне сплошные дырки —
Ни воду принести для стирки,
Ни напоить коня.
Пока я мою макароны,
Летят лихие эскадроны
На битву — без меня…

 

 



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте