Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2013, 6

Дней перочинная речь

Стихи

Науменко Виталий Владиславович — поэт, прозаик, переводчик

 

 

Науменко Виталий Владиславович — поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1977 году в городе Железногорске-Илимском Иркутской области. Окончил Иркутский университет. Автор пяти книг стихов. Лауреат премии имени Виктора Астафьева. В журнале «Дружба народов» nпечатается впервые. Живет в Москве.

 

 

 

* * *

Как жил я, никто не узнает —

Мир баек, случайностей, краж.

Один одного наставляет,

А третий выходит в тираж.

 

Темнеют лесистые взгорья,

Распахивай пыльный чердак:

Не видно ни моря, ни мола,

Здоровый рабочий посёлок,

Причёсанный вьюгой овраг.

 

Пацан, называющий вещи,

Другой ты, а если другой,

Есть свет выпирающих трещин

И море за мёртвой тайгой…

 

Густое лазурное плещет,

Дежурный вздымая прибой…

 

 

* * *

«Я утону, как камень.

Или всплыву меж ног.

Я, как вода и пламень,

Бог и порог».

 

Небо, не стой на месте,

Смерть — всё одно архив,

Рыба с лицом младенца,

Некуда больше деться,

Если провал, прилив…

 

«Быть» — заменяет «сбыться»

Воздуху вопреки,

Перебирая лица

Из-под руки.

 

 

* * *

Когда волна перешибает имя,

В котором даже букв не разобрать,

Выходим из воды — совсем другими

И смотрим в мир, где нас не перенять.

 

А перенять — безумье насекомых,

И вечный треп, шуршание газет,

Где меньше, чем знакомых, незнакомых,

И каждый сукин сын полуодет.

 

…Из этой лени, звуков и упреков,

Из-под дождя, руки в твоей руке...

Закончились уроки, нет уроков,

Есть облака и лодка вдалеке.

 

 

Матисс, «Красная комната»

 

Смотрите, как он ревёт

и лезет в прогляд строки.

Графин золотой поет,

но губы его сухи.

 

Я сам, как графин, пою,

А он, уже еле жив,

Врезается в боль мою

(И краски пятнят рукав),

Всю силу вложив в прыжок,

Всю кожу с себя содрав.

А ты всё: «лубок, лубок».

Как вышколено мотив

Пылает — глубок, глубок.

 

 

* * *

Крапинки, травы, крапива.

Тополя из-под полы

солнце нетерпеливо

тянется до земли;

новорождённое слово

свету, который вокруг —

эта бесславная слава

буквовязальных наук.

 

Что из того, что живому

не отыскать и со зла

мёртвое слово немому,

деве, которой вела

прочь от неверной дороги,

чтобы свернуть не туда:

там где натасканы боги

в ритмах борьбы и труда.

 

Капельки или иголки,

в землю запаянный звук,

долгий, упрямый, короткий,

сердца налаженный стук;

слух, из которого тоже

выйти бы да подстеречь

кровью подбитую кожу,

дней перочинную речь.

 

 

Версия для печати